Сотвори себе врага. И другие тексты по случаю (сборник)

4,2
11 читателей оценили
272 печ. страниц
2014 год
Оцените книгу
  1. russischergeist
    Оценил книгу

    Заказывают! Даже Умберто Эко заказывают! А он соглашается, берется и пишет!

    Умберто Эко невозможно читать очень много! Особенно если он размышляет в своей стезе, философии. Конечно, есть фанаты дона Умберто, которые внимают каждому ему слову или готовы постоянно с ним дискутировать. Вот для таких читателей как раз скомпонована эта книга. Именно скомпонована! Части этого сборника не имеют абсолютно никакой общей темы (за исключением того, что все пришло из-под пера одного конкретного человека).

    Здесь есть часовые-двухчасовые выступления на различных конференциях («Группа-63, сорок лет спустя», «Этика в медицинских исследованиях и европейская культурная идентичность», конференции, посвященные Пьеро Кампорези, островам, астрономии, конгресс Итальянской семиотической ассоциации). Две речи были произнесены в рамках фестиваля «Миланезиана» (Миланского международного фестиваля литературы, музыки, кино, науки, искусства, философии и театров). Основное эссе «Сотвори себе врага» было прочитано на одной из встреч, посвященных классикам, организованной в Болонском университете Ивано Диониджи. Только три эссе были именно написаны и предназначались для опубликования в журналах и газетах (вышли в «Альманахе библиофила», «Либерасьон» и «Эспрессо»).

    Первое и главное ощущение от прочитанного: Умберто Эко может дискутировать по абсолютно любой теме! От революции "Викиликса" и инфузии души до прокисшего молока и мощей всех всевозможных святых. Короче, только задайте тему для разговора, и дон Умберто сможет развить ее до многочасового выступления. Конечно, больше всего понравились литературные эссе. Мы узнаем особенности поэтики Виктора Гюго, чем Вудхауз благороднее Дюма, какие писатели используют приемы "топоса мнимого незнакомца" в своем повествовании, почему некоторыми критиками Пруст и Джойс воспринимаются как фигуры первого ряда, как естественное порождение переживаемого исторического момента, в чем же заключается насущная проблема современной итальянской литературы. Достаточно шутливым показалось эссе "Остров поговорок" о "счастливой республике", до сих пор использующей пословицы и поговорки в современной жизни:

    В Республике, столь явственно основанной на несправедливости, положение женщин не могло не быть трагическим. Ведь народная мудрость никогда к ним не благоволила и даже побаивалась, уверяя, что баба, огонь и море – лучше с ними не спорить, бабу от кума запирай на три двери, потому что им нельзя верить, женским слезам и конскому поту доверяй как поцелую Искариота, росточком не вышла, да хоть заправляй дышло, ревнив да рогат – все равно виноват, с бабой сперва сладко, да потом гадко, коли бабе охота – не спасут и ворота, сучка не захочет, кобель не вскочит, и вообще – черт ли сладит с бабой гневной.

    А закончить об этом сборнике я бы хотел такими словами философа: "Опыт – лучший наставник, и никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь". Все же полезно было постепенно в течении месяца порассуждать с автором о совершенно различных темах современной жизни и литературы.

  2. fullback34
    Оценил книгу

    Ну, конечно, «по случаю». Случающийся неизбежно с каждым. У нас, у человечества, плохие новости. По-настоящему плохие.

    Наверное, даже если тебе много больше, чем 84, как сеньору Эко, всё не заторопишься туда, про что ты уже здесь понял если не всё, то суть уловил. В вечность, обладающей одним недостатком – бесконечностью. Чем там заниматься всё это время? Если главное ты понял ещё до порога?

    Главный вопрос: как умирал этот человек? Нет, не анатомо-физиологический процесс, нет, не об этом? Посчастливилось ли ему уйти спокойно? Без ужасающих бесполезностью «накануне» болей? Высшее счастье для мудреца – вот так уйти, счастливо. Как жил и творил. На самом деле

    Писал, что душе угодно. И как писал! Читал, что хотел. Чтил, между прочим, Юрия Михайловича Лотмана за ум, глубину настоящей науки. Творил, повторюсь, что хотел: исторический роман «про Византию» и рыцарей печального и беспечального образа, накомбинировав опять же, что пожелал, - пожалуйста! Структуралист, однако.

    Борхеса показать в приличном по-итальянски виде, как это возможно к испано-говорящим творцам – ради Бога! Замутить вечную реинкарнацию: смысл порождающий предмет несет смерть физическую – как жить дальше с этим вот смыслом? – пожалуйста. Только физиологической жидкостью смочи палец. Не забудь!
    Кто его знает, может быть, все мудрецы, обретая эту самую мудрость, становятся такими вот предвозвестниками апокалипсиса? Сеньор Эко говорил о новом распаде Италии на города-республики, между прочим, ещё без всякого наплыва известных граждан почти неизвестных национальностей. Кто знает?
    А вот точно известно, что на «Шлем ужаса» и выдвижение его автора на Нобеля – да, сеньор Умберто был замечен. За что – ещё один, ещё раз – респект и поклон!

    Да, человечество стало беднее на ещё одного мудреца. Но тот же самый мудрец, ушедший от нас, сказал (по смыслу), чтобы что-то родилось, нужно чтобы кто-то умер.

    Вечная память!

  3. bookeanarium
    Оценил книгу

    Иногда в читательских отзывах об этой книге встречается «было скучно» и «чуть не заснул», но к книге Умберто Эко не стоит подходить с такими же запросами, как к книге Дэна Брауна «развлеки», «повесели». Конкретно эта – «Сотвори себе врага. И другие тексты по случаю» - сборник речей на разнообразных конференциях. Стоит напомнить, что Эко – специалист по средневековью, университетский преподаватель, учёный. И научные сборники – не те издания, от которых стоит ждать захватывающих приключений. Здесь критерии текста совсем иные. И, если сравнивать этот сборник Умберто Эко с любым научным сборником, то Эко ещё окажется на редкость развлекательным, веселящим и бодрым. Законы составления речи для публичного выступления, пусть и на научной конференции всё же берут своё: разговорный жанр позволяет и усмешку, и заигрывание со слушателем, и краткость.

    Все эссе под инфернальной обложкой – короткие настолько, что подчас обрываются и вовсе неожиданно. Обязательно указывается, где именно была произнесён тот или иной доклад: на конференции по семиотике или географической конференции, например. И здесь стоит ещё раз вспомнить, что Умберто Эко – медиевист, то есть тот, кто знает о средних веках больше, чем какой-нибудь любитель хорроров о монахах в холодных замках с бесценными свитками или ролевик, перешивающий плащ-палатку в накидку Ричарда Львиное Сердце. Рассмотреть историю в микроскоп, изучить узкую тему в деталях – вот специфика работы учёного. Что там думал Фома Аквинский об абортах? Расскажем-ка об этом кратенько, на ста страницах (а речь подготовим, так уж и быть, на десять законных минут).

    В сборнике не только средневековье, нашлось место и для докладов о современности, размышления о «Викиликсе», о «глянцевых штучках»; один из самых впечатляющих текстов – о цензуре в СМИ, о способе отвлекать внимание от важных новостей, раздувая громкие и безумные скандалы, публикуя крупным шрифтом криминальные новости, уводя с центральных полос нечто другое. Нашлось место и книжным темам: есть тексты, связанные с Виктором Гюго, «Узником замка Иф» Александра Дюма, «Улиссом» Джеймса Джойса, есть даже о таком литературном жанре, как «изоларии», это «книги об островах». И как рыбак берёт с собой спиннинг, а не ружьё на рыбалку, к чтению текстов Умберто Эко тоже стоит готовиться правильно: запасаться терпением и помнить, что он не развлекатель, а исследователь.

    «Шум как прикрытие. Я бы сказал, что идеология такой «цензуры через шум» может быть выражена в терминах Витгенштейна: о том, о чем следует молчать, следует много-много говорить. Канал TG1 дает нам образец такой техники: двухголовые телята, уличные кражи – все то, что во времена оны газеты сбрасывали как раз в «подвалы», ныне занимает три четверти часа в информационном выпуске, чтобы не было заметно, как они замалчивают другую информацию – ту, которую должны были бы дать. <...> И заметьте себе: прелесть шума в том, что, чем больше его производится, тем меньше он связан с самим событием, его спровоцировавшим».

Цитаты из книги «Сотвори себе врага. И другие тексты по случаю (сборник)»

  1. Иметь врага важно не только для определения собственной идентичности, но еще и для того, чтобы был повод испытать нашу систему ценностей и продемонстрировать их окружающим. Так что, когда врага нет, его следует сотворить. Все видели широту и гибкость, с которыми веронские нацисты-скинхеды принимали к себе во враги любого, кто не принадлежал к их группе, – именно для того, чтобы обозначить себя как группу. И самое интересное в этом случае – не то, с какой непринужденностью они обнаруживали врага, а сам процесс его сотворения и демонизации.
    11 августа 2019
  2. Похоже, что обойтись без врагов невозможно. Фигура врага неизбежна в цивилизационном процессе. Враг нужен даже мягкому и миролюбивому человеку. Просто тот подставляет на место врага-человека природную стихию, или общественную силу, или явление, которые тем или иным образом ему угрожают и должны быть побеждены, будь то капиталистическая эксплуатация, загрязнение окружающей среды или голод в странах Третьего мира. Но сколь бы оправданными ни были поводы, даже гнев из-за несправедливости, как замечает Брехт, искажает лицо.
    10 июля 2015