Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Повелитель мух (сборник)

Читайте в приложениях:
169 уже добавило
Оценка читателей
4.23
Написать рецензию
  • Deli
    Deli
    Оценка:
    42

    "Повелителя мух" я, как и водится, обнаружила случайно, в папке накачанных аудиокниг. Даже не дослушав, бросилась качать "Шпиль" - не знаю, наверное, если бы я читала это с бумаги, оно бы и вполовину не произвело на меня такого впечатления. Озвучка была просто фантастической. Для любителей делюсь: Повелитель мух, Шпиль.
    Наверное, нельзя сказать, что творчество Голдинга мне так уж очень понравилось. Это называют по-другому: оно меня потрясло. Я не совсем понимаю того ажиотажа, который в последнее время разгорелся вокруг "Повелителя мух", он показался мне неоправданно жестоким и абсурдным. Слабо верится, что в 12 лет можно вести себя так глупо - это ведь уже взрослый сознательный возраст. Печально, что один дибил, дорвавшийся до крови и власти, смог у всей этой оравы повернуть мозги и чуть всех не погубить. В общем, я негодовала, но и осознавала краем сознания, что негодование моё походу в нужных местах автором подхлестывается или задувается.
    А вот "Шпиль" мне показался восхитительным, он такой медитативно-солнечный, что я просто растворилась и полетела вслед. Как ни странно, меня даже сопутствующая тематика не особо раздражала. Не верится, что оба произведения написал один и тот же человек. Или мог? В обоих он рассматривает безумие, препарирует его, ставит эксперименты - на что способен разум перед лицом непостижимой стихии. Результаты чудовищны, походу мы все обречены =_=
    Не уверена, что мне хочется продолжать знакомство с автором - при всей положительности моего восприятия, он производит слишком гнетущее впечатление.

    Читать полностью
  • migalka
    migalka
    Оценка:
    33

    С самого начала было ощущение, что читаю не роман нобелевского лауреата, а литературные опыты не совсем грамотного подростка.
    Подумала: очевидно, случайно «повезло» скачать в сети самиздатовский перевод начинающего лингвиста.
    Оказалось – нет. Передо мной официальный много раз переиздававшийся и похоже единственный на сегодня доступный перевод Елены Суриц

    Тот самый случай, когда гнусный, безграмотный перевод способен почти полностью убить впечатление от книги, и свести на нет все её достоинства.

    "Волны не ходили, они не шли никуда, просто вскидывались и обрывались, вскидывались и обрывались"
    "И тогда что-то, очень изглубока, заставило Ральфа вымолвить."
    "Оба подумали о дурной полосе в промежутке." (если по содержанию книги понятно, что есть "полоса", то вот объяснению слова "промежуток" я так и ни нашла)

    "- Ты чего?
    - А что?
    - Ты так смотришь - я прямо не знаю. " (я понимаю, автор и переводчик хотели быть как можно более реалистичными и приблизить всё к жизни. Даже диалоги детей. Ну, типа, в общем, я даже и не знаю чё тут сказать, блин...)

    "Что-то странное стряслось у него с головой. Что-то металось крылом летучей мыши и застило мысли"
    "Срочно тащить их под душ не чесались руки"
    "Лица вымыты потом и соком около ртов, но в более укромных местах будто тронуты тенью" (Это какие на лице укромные места? )
    Ральф спохватился, что обеими руками обнял скалу
    "Впереди треснули кусты"
    "Вот Джек наткнулся на что-то непредвиденное по своей части и вся процессия остановилась"
    "Небо вокруг набрякло звёздами"
    "Теперь, когда его голос умолк, стал слышен внутренний голос рассудка и ещё другие голоса"
    "Тьма и безумие этой затеи делали ночь немыслимой, как зубоврачебное кресло" (прям пародия какая-то)
    «Странно бдящие существа с горящими глазами и дымными шлейфами суетились вокруг головы»
    «Им в уши вошёл шум, сопровождавший драку»

    Увы, это не отрывки из сочинений безграмотных школьников. Это цитаты из книги нобелевского лауреата в переводе Елены Суриц. Книга буквально набита такими нелепыми вывертами.
    Я заставила себя дочитать это до конца. Очень хотелось увидеть самого автора сквозь дебри нелепых словесных нагромождений. К счастью, показалось, что автора я всё-таки рассмотрела.

    Появилось желание читать его другие книги, перечитать «Повелителя» или на английском или в нормальном переводе, если такой имеется. Показалось, что книга того, стоит.
    А может только показалось?
    Ох, госпожа Суриц, совсем сбили вы меня с толку - "что-то метается у меня в голове крылом летучей мыши и застилает мысли"

    Читать полностью
  • flamberg
    flamberg
    Оценка:
    26

    я очень долго собиралась прочитать этот кусок классики, ещё с тех пор, как в девятом классе учитель английского пытался убедить нас, что нет ничего лучшего для чтения и последующего разбора, чем "повелитель мух". тогда его попытка провалилась. я даже не помню, что мы в итоге читали взамен.

    потом мне неоднократно попадались ссылки на голдинга. порой в самых непредсказуемых местах.

    так что было очевидно - надо обязательно прочитать. с большой буквы Н.

    а теперь, так же, как и в случае с "дивным новым миром", я сижу и недоумеваю, почему я ТАК долго тянула с этой книгой.

    "повелитель мух" всегда значился в моей голове под ярлыком "антиутопия". после прочтения не совсем уверена в точности такой классификации. тут скорее приходят на ум греческие трагедии. где совсем всё плохо и никакой надежды, и только бог из машины может спасти.

    читателю непонятно, как дети попали на остров; непонятно, что происходит в большом мире; непонятно, почему вдруг корабль решил зайти на крошечный коралловый атолл.
    но всё это - несущественные детали.

    главное на острове - дети. какими они пришли, и во что превратились.
    и повелитель мух.
    никуда от него не деться.

    болезненно яркая иллюстрация теоремы о том, что микронный слой многовековой цивилизации соскребается пугающе легко.

    Читать полностью
  • misszazazu
    misszazazu
    Оценка:
    21
    Дети могут быть самыми жестокими существами в мире…
    Чрезвычайно жестокими. Дикими. (с)

    После прочтения таких книг, в очередной раз понимаешь, что самые страшные и жестокие звери на земле это люди. И не важно сколько им лет, какого цвета кожа и вероисповедание. Зверь сидит внутри нас, всегда. И проявить себя он может в любой момент.
    Кто-то скажет,что это же дети. Просто дети, которые попали в тяжелую ситуацию. Но тогда почему среди них оказались такие, как Ральф или Хрюша, которые до последнего старались сохранить свою человечность?

    - Что лучше - быть бандой раскрашенных черномазых, как вы, или же быть разумными людьми, как Ральф?

    Бедный Хрюша, вот кого мне по настоящему было жаль. Единственный голос разума в этом диком месте. Ужасно, что никто к нему не прислушивался...

    - Я боюсь. Я нас самих боюсь. Я хочу домой. Господи, как я хочу домой.
    Читать полностью
  • ivan2543
    ivan2543
    Оценка:
    17

    Внимание! Рецензия содержит спойлеры!

    "Повелитель мух"

    Прочитал эту книгу из любопытства, несмотря на то, что уже подробно знал сюжет из университетского учебника по истории зарубежной литературы. Интерес подстегнула повесть Стивена Кинга «Низкие люди в желтых плащах», содержащая массу отсылок к этому произведению. Решил прочитать «Повелителя мух» лично и составить свое мнение.

    Не пожалел – книга вполне стоит того, чтобы ее прочитать. Правда, из-за того, что сюжет был мне известен в подробностях, местами было скучновато – благо книга короткая и сюжет незамысловат.

    Собственно, в романе «Повелитель мух» два смысловых плана. Можно рассматривать книгу в буквальном смысле, как психологический триллер, как страшное напоминание о том, какое чудовище обитает порой в глубине души цивилизованного человека. Да, у некоторых эта мысль может вызвать отторжение – как же так, английские дети из приличных семей – и вдруг – жертвоприношения, убийства, жажда крови. Как же они все стали дикарями, неужели так много среди них маньяков? Нет.
    Маньяков достаточно двух – Джека и Роджера.
    Не стоит забывать, что психика большинства людей достаточно уязвима для внушения, и особенно детская психика. Личный пример вожака – для большинства в определенном возрасте этого вполне хватит. Впрочем, более искусный демагог может с тем же успехом заставить озвереть и взрослых людей, что доказано историей XX века. Да и на самом деле далеко не все одобрили методы Джека – просто большинство недовольных побоялись пойти против него.

    Есть сомнения в реалистичности ситуации? Можно вспомнить историю нацизма и Второй Мировой. А можно – просто обратить внимание на то, как жестоки иногда бывают дети по отношению друг к другу, а также к животным – последнее, к сожалению, редко пресекается взрослыми, а жаль, отношение к животным – это своего рода индикатор человечности. А случаи армейской дедовщины? Нет, думаю, даже взрослые люди, оказавшись на территории, где не действуют законы и кодексы, способны «сорваться», а что уж говорить о подростках. Может быть, автор и приукрасил ситуацию, но ненамного.

    Второй вариант рассмотрения романа – как политической аллегории. Здесь, в общем-то, все понятно - только 9 лет прошло со дня капитуляции нацистской Германии. Приход к власти Джека – классический пример становления диктатуры.

    В первую очередь толпа растерзывает Саймона – того, кто знает правду о Звере. Правда, здесь автор несколько погрешил против канонов реализма – о том, что видел Саймон, никто не может знать, кроме читателя, но можно предположить, что Джек интуитивно понял, что Саймон несет какую-то угрозу их нездоровой «религии». Потом в жертву приносится «бесполезная интеллигенция» в лице Хрюши. Затем настает очередь Ральфа, до последнего стремившегося к демократическому решению вопроса. В тексте есть намек, что и Джек обречен – он лишь революционер, расчистивший путь настоящему тирану – Роджеру, который может не только бить и убивать, но и пытать, умеет принуждать не только силой, но и страхом.
    Напоследок о названии книги. «Повелитель мух» - один из эпитетов Дьявола. Прежде всего, название ассоциируется у читателя со страшной и безобразной головой свиньи на шесте, вокруг которой вьются стаи насекомых. В романе присутствует и другой, почти апокалипсический образ – таинственный и страшный Зверь, которого все боятся, хотя он никому ничего не сделал и никто его толком не видел. Но смысл этого образа в другом: и Зверь, и свиная голова (которая стала настоящим демоном в видениях эпилептика Саймона) – лишь иллюзии, попытки обнаружить средоточие зла вне себя, в то время, как оно укоренилось глубоко в душе – в виде древних, примитивных инстинктов, древнего страха перед сильным, в виде желания спасать только свою шкуру, любой ценой; в виде стихийной, иррациональной жажды насилия и ненависти к непохожим.

    Достоинства произведения:

    всегда актуальная проблематика;

    психологическая достоверность;

    точное моделирование политических процессов в мини-социуме.

    Недостатки:

    некоторая сумбурность и скомканность сюжета. Вызванная малым объемом.

    Итог: вполне понятно, почему эта книга была так высоко оценена Стивеном Кингом – ведь именно он развивает в своем творчестве тему «внутренних» монстров человеческой души. «Повелитель мух» - одна из наиболее значимых книг мировой литературы, обязательная к прочтению вещь.

    "Шпиль"

    Прочитал «Шпиль» совершенно случайно – был в одном томе с «Повелителем мух».

    Роман оставляет весьма гнетущее впечатление, он смотрится еще мрачнее и болезненнее, чем «Повелитель мух». В последнем весь ужас заключался в описываемой ситуации озверения человека, но не было такого тягостного, старательного препарирования настоящего безумия.

    Читается «Шпиль» не легче, хотя перевод, пожалуй, более качественный. Вся проблема в изначально тяжеловесном стиле, который близок к так называемому «потоку сознания», особенно ближе к концу произведения.

    Действие романа происходит в Средние века. Джослин, настоятель храма, руководствуясь мистическим видением, организует постройку над храмом огромного шпиля. Наивный проект, созданный в приступе фанатизма, становится для него делом всей жизни: даже когда становится ясно, что возведение шпиля попросту угрожает разрушением самому храму, Джослин настаивает на продолжении работ. Постоянная, мучительная борьба с людьми, с реальностью – и вера перерастает во что-то страшное, в жуткую раздвоенность, жажду самообмана, сумасшествие. Джослин зашел слишком далеко, чтобы все бросить – и он становится рабом шпиля, чудовищного символа его гордыни, которой он сам даже не осознает.

    В Средневековье новости разносились медленно и решения принимались неспешно; к тому времени, когда церковь решает вмешаться, строительство завершено, обрушение храма – лишь вопрос времени, а строители – изнурены физически и психически настолько, что механизм саморазрушения уже не остановить; кажется, их души размалывает тяжесть все того же шпиля.

    «Шпиль» - роман о том парадоксальном случае, когда вера, становясь фанатичной, убивает страшнее неверия. Абстрактный символ жертвенности заменяет Джослину все – он перестает быть пастырем, отходит от изначального предназначения священника.

    В результате на его глазах разыгрывается чудовищная трагедия: люди, за души которых он несет ответственность, уходят все дальше от него и друг от друга; смерть Гуди, и, в особенности, ее мужа – это настоящее человеческое жертвоприношение.
    Джослин не возводит храм для человека, но уже приносит людей в жертву храму. Да, его тяжело осуждать – первая его жертва – это он сам. Но, с другой стороны – собой жертвоваться всякий имеет право…

    Шпиль вызвал у меня четкие ассоциации с Вавилонской башней, библейским символом человеческой гордыни. Просто удивительно, как самому Джослину не дано было увидеть это чудовищное сходство и прекратить авантюру, пока она не переросла во что-то большее. Один, в вышине, над всей округой, он готов был вознестись, как его создатель вознес себя над людьми, сделав их рабами СВОЕЙ веры, забыв в ослеплении обо всем остальном. Рабочие потешаются над шпилем, уподобляя его фаллосу; этим шпилем Джослин словно бы хочет оплодотворить Вселенную, но вместо этого насилует ткань бытия – вырванный с корнем, бессмысленный и жуткий, как дерево, падающее под ураганом, как рушащееся здание, убивающее всякого, кто случайно подвернулся, встал на пути великого падения - - сам настоятель страшен, как гибнущий храм…

    Как и его ветхозаветная предшественница, шпиль сеет разобщение. Автор показывает это на примере Джослина и мастера Роджера – чем далее продвигается строительство, тем больше их отношения наполняются ненавистью. В конце концов, Джослин пытается вернуть дружбу соратника, пожертвовавшего всем для безумного строительства – но только подталкивает его к последнему и самому страшному решению, которое может принять человек. Две безнадежно сломанные судьбы, как два народа, утратившие общий язык – каждого несет к своей смерти центробежная сила одиночества и непонимания.

    Прочитав «Шпиль», я еще лучше понял, почему Стивен Кинг так ценит творчество Голдинга. Сложное сплетение динамичного повествования и потока сознания, смешение яви и видений, символы и образы, созданные подсознанием, депрессивный психологизм – все эти узнаваемые черты кинговской прозы можно найти и у английского классика.


    Строительство окончено, Джослин умирает – а шпиль все еще стоит. Парадокс – обрушение шпиля неизбежно, но настоятелю уже не увидеть этого. Для него шпиль останется вечным, ибо точка разрушения его – в неизвестности, там, где его собственного сознания уже нет. Получается, Джослин все-таки добился своего – возвел памятник собственной гордыне, кажущийся вечным из отрезка его короткого бытия. И все же на излете судьбы понял – все это время он был лишен истинной жизни, терял то, чем дорожат остальные. Призрак женщины, в любви к которой он не признавался себе, когда она еще была жива, преследует его, словно зовет за собой – расстаться с искусственной, страшной жизнью и одержимостью.

    И лишь незадолго до смерти Джослин видит – его шпиль и все храмы и шпили ничто по сравнению с творениями Бога, с прекрасным миром, наполненным таинственной жизнью, вечным, непостижимым храмом бесконечности, возведенным самим Всевышним. Непостижимая гармония жизни воплотилась для него в образе плодородного дерева, и в последнюю секунду ему хочется, чтобы его чудовищное создание так же проросло корнями, удержалось на земле, чтобы его воплощенная вера принесла плоды – «как яблоня…»

    Достоинства романа:

    глубокий, достоверный психологизм;

    серьезнейшая проблематика веры и служения;

    очевидное влияние на мировую литературу.

    Недостатки:

    очень гнетущая атмосфера, особенно в финале;

    трудночитаемый, перегруженный текст;

    некоторая нечеткость идейного содержания ближе к концу романа, слишком большой простор для трактовок (впрочем, может быть, это и неплохо)

    Итог: сложный и болезненный роман о жизни, смерти и вере. Очень тяжелая книга, исключительно для любителей психологической прозы.

    Читать полностью