Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • lorikieriki
    lorikieriki
    Оценка:
    77

    Томаса Харди до этой книги я не читала, и, наверное, правильно, что начала с нее – все-таки это его раннее творчество. История здесь рассказывается вполне простая, можно сказать, житейская.

    Честный, работящий фермер Габриель Оук влюбляется в девушку, Батшебу Эвердин, и сразу же предлагает ей руку и сердце. Девушка отказывает, она его плохо знает, не любит, и вообще ей хочется пока пожить на свободе. В Оуке и правда есть что-то от дуба – он цельный, крепкий, прочно держится за свои корни. Он надежный. Даже жизненные неурядицы, откровенные неудачи не могут его сломить.
    Батшеба же, как всякая девушка, кокетлива, но лишь на первый взгляд она кажется легкомысленной простушкой. Она осознает, что красива, и это питает ее тщеславие. Мужчин вокруг много, что же сразу идти за первого встречного и запирать себя в коровнике или овчарне.

    Мягкие и сдержанные мужчины ее не могут привлечь, заинтересовать, а вот дерзким наглым и умело льстящим это может удастся. Потому что у нее нет никакого жизненного опыта, но есть очень тайная мечта – ей хочется ярких эмоций, страсти, накала. Но справедливости ради стоит сказать, что Батшеба умеет мыслить и мыслить трезво. Да, она совершает ошибки, но она их осознает и испытывает искреннее раскаяние.

    Только набив шишки, она сможет разобраться в том, кому она действительно дорога и кто дорог ей. Печальный путь, но неизбежный при подобном раскладе. И это ей еще повезло в отличие от многих и многих молоденьких глупышек. Хотя Харди свою героиню ничуть не щадил.

    Мне понравилось, как пишет Харди: интересные герои, напряженные взаимоотношения, внутренняя борьба. Сюжет также увлекает, заставляет следить за повествованием неотрывно. А после описаний деревенского быта и труда, природы старая, добрая сельская Англия 19 века предстает перед читателем как наяву. Так что однозначно высшая оценка, наверняка, буду читать произведения этого автора еще.

    Читать полностью
  • Tsumiki_Miniwa
    Tsumiki_Miniwa
    Оценка:
    68

    Представьте на минуту, что вам предложили оценить по достоинству картину известного художника. Неспокойное сердце томится в ожидании встречи с шедевром. Вы пытаетесь предугадать замысел, манеру и технику выполнения, вы преисполнены радужных надежд. В условленный день перед вами предстает замысловатый групповой портрет на фоне обворожительного сельского пейзажа. Лазурью и белилами выписаны воздушные перистые облака, светлой охрой и зеленым кобальтом – заливные луга. На заднем плане – у обветшалой избушки пастуха столпилась скромная вереница овечек. Только все же перед нами не пейзаж, а портрет, и посему взгляд останавливается на лицах. Вы задерживаетесь на них минуту, другую, но не можете ухватиться. Они не вызывают у вас ровным счетом ничего, кроме смутного беспокойства, а потому очень скоро вы возвращаетесь к фону, на котором в природе растворилась безмятежность. К портрету вы вернетесь неоднократно, но истинного восхищения не обретете. Лишь недоумение обманутого ценителя.

    Так, в сущности, было и со мной. Хотя, конечно, своего разочарования никому не навязываю. Я цеплялась за эту книгу каждый вечер, приглядывалась к каждому штриху, пыталась проникнуться. Погружалась в атмосферу старой доброй Англии, той самой, что не утонула в дыме производства, а свои лучшие стороны воплотила вдали от обезумевшей толпы, на фоне сельской местности, где время течет неторопливо и бесшумно, согласно велению сердец и прижившейся традиции. Умилялась простоте нравов и необыкновенной душевности прописанных сцен, но… так и не смогла привязаться к главным героям.
    Обычно я живо откликаюсь на предложенные характеры. Немало способствует этому и подробные портреты, в которых автор пытается не просто передать черты, но и уловить особенности душевного склада. В случае с данным романом по отношению к героям я испытывала узкий спектр эмоций. Если быть точной – от полного безразличия до презрения и негодования.
    Итак, присмотримся же к сей картине. По центру вы увидите прелестную хозяйку английской фермы, Батшебу Эвердин, обладающую воистину роковой красотой и несносным нравом. Она привыкла осознавать свое преимущество и получать удовольствие от восхищенных взглядов мужчин. Батшеба боится причинить кому-либо страдания, и все же в угоду личному эгоизму способна манипулировать теми, кто не в силах сопротивляться нахлынувшим чувствам. Наша прекрасная собственница боится открытых признаний и беззастенчивых взглядов и все же немало огорчается, когда с губ поклонников не срываются восторженные возгласы. Она пытается быть добродетельной, но не отдает себе отчета в том, что своими действиями и поступками может причинить человеку сердечную боль. Конечно, толпы поверженных поклонников могут оправдывать ее поведение неискушенностью, наивностью прелестного создания, излишней импульсивностью…но что поделать с тем, что от первых страниц до последних Батшеба оставалась мне неприятна?
    По правую руку, как и должно быть верному помощнику, вы увидите Габриэля Оука. Добрый, умный, честный, трудолюбивый и до известных границ самоотверженный пастух, готовый во благо своей возлюбленной хозяйки закрыть глаза на собственное чувство. Покориться судьбе, лишь бы ежеминутно и ежечасно дышать одним воздухом с Батшебой, содействовать ее благополучию. Габриэль все же мужчина не моего романа. На протяжении всей книги меня не покидала мысль, что пастух Оук попросту не имеет чувства собственного достоинства.
    По руку другую от покорительницы мужских сердец расположился Френсис Трой – сержант армии Ее Величества королевы Виктории, прямая противоположность Габриэля. Образованный льстец, легкомысленный дамский угодник. Его натура понятна любому сельскому жителю, но остается неведомой областью для Батшебы, которая, столь безразличная к браку и возможности принадлежать кому-то, готова пасть перед ним, закрыть глаза на ложь, пока Трой рассыпается перед ней фейерверком комплиментов.
    Ну, а на заднем плане поместился фермер Болвуд, еще один несчастливый поклонник. Человек, до некоторых пор совершенно не тяготившийся своим одиночеством, а теперь умирающий от спокойного безразличия предмета своего воздыхания. Вот уж поистине тот, с кем Батшеба поступила отвратительно. Ибо чем, как не преступной легкомысленностью можно объяснить решение отправить соседу открытку на Валентинов день?
    При этом (может, я излишне черства) я не испытываю жалости и сочувствия к кому-то из выше описанных лиц. Их порочная страсть, перетекающая то в самоотверженную дружбу, то в одержимость, то в пьяный загул, не находит во мне отклика. Как и образ самой Батшебы кажется мне противоречивым и в большей степени отталкивающим, нежели притягательным.
    В целом же, окинув картину единым взглядом, можно сказать, что она не лишена достоинств. Начиная с деталей внешности и заканчивая особенностями нрава, автор создает довольно колоритные образы. Герой спускается со страниц, приобретая черты вашего личного старого знакомца. Вызывает восхищение, с какой любовью и неослабевающим вниманием Томас Харди выписывает Уезербери с его бытом и людьми самого разного возраста и толка, с неизменным почтением относящимися к труду, полными предубеждений и суеверий и перемежающими свою речь хрестоматийными истинами. Вообще Харди хорошо удаются описательные мотивы. С необыкновенной живостью воскресают на страницах его книг и полночные посиделки батраков, и ветхая красота дома Баштебы, и полевые работы. Автор превозносит жизнь деревенскую над жизнью городской, с мастерством умельца расписывает детали емким словцом.

    Вот только «Вдали от обезумевшей толпы» - роман не исключительно о прелести сельского существования. Это, прежде всего, произведение о любви в самых разных ее проявлениях, о превратностях судьбы и самоотверженном влечении. О чувстве, притаившемся за маской дружбы и о том, что подчас бывает полезно на минуту задуматься над собственными поступками, дабы избежать губительных последствий для чужого небезразличного сердца.

    «Горше смерти для меня женщина, чье сердце подобно тенетам» (с.)
    Читать полностью
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    66

    Казалось бы классическая и в общем-то банальная история — А любит В, С любит тоже В, а В пока никого не любит, но с удовольствием наслаждается влюблённостями двух мужчин. Однако стоит появиться на горизонте третьему красочному персонажу — ловеласу и сердцееду, — как наша гордячка В попадает в расставленные силки. Весь этот хоровод страстей и событий кружится на месте, вовлекая в своё водоворотное действо других персонажей романа, наши симпатии перескакивают с одного на другое, и когда уже кажется, что из тупиковой ситуации нет выхода, Томас Харди находит в общем-то тоже не новый, но зато решительный и всё ставящий на свои места сюжетный поворот.

    Наверное просто иногда начинаешь уставать от современной литературы, от её жёсткой стилистики, от обилия проблематики порой искусственной, от остроты лексики и от гноища и кровища литературной формы. И тогда берёшь в руки старенький томик испытанной уже полуторастолетиями классики мировой литературы и вкушаешь его — как только что отваренный молодой картофель снедаешь после всех этих наших чизбургеров, гамбургеров и прочих фастфудностей. Вроде и простая незамысловатая еда, этот молодой картофель с пупырышками под тоненькой кожуркой, но ни в какое сравнение не идёт с наворотами ресторанной кухни. Так и тут — великолепие литературного отпуска!
    А теперь можно браться вновь за старое — даёшь литературёж!!!

    Читать полностью
  • Fistashe4kA
    Fistashe4kA
    Оценка:
    57

    Эта третья книга которую я прочитала у Томаса Харди, и теперь с уверенностью могу сказать, что в группе моих любимых авторов прибавление)
    Данная книга привлекла мое внимание конечно же своим названием! Как-то разгулялась бурная фантазия) Но, оказалось все совершенно не так, как я себе представляла... И тем не менее, могу сказать что история очень достойная! Почитав роман всего пять минут, я пришла к выводу, что мне абсолютно все-равно о чем он, главное, мне хотелось впитывать и наслаждаться каждой страничкой невероятно красивой английской литературы. События в книге переносят нас в эпоху викторианской Англии. Атмосфера того времени просто замечательно передана!
    Роман выдает тайну женского восприятия мужчин!!! Те, мужчины, которые казалось бы, должны заслуживать внимания, остаются без него, а те, которые не достойны, получают его сполна! Такие мы женщины странные создания, что поделать, любим ушами! Героиня этой книги, красивая и воспитанная девушка, которая отвергает достойных мужчин!!! Влюбляется в самолюбивого солдата...А как сделать правильный выбор??! когда тебя окружают красивые речи и откровенная наглость... Для меня очевидным стал тот факт, что многих персонажей автор выдумал лишь для того, чтобы они оттеняли блеск главных героев, я бы даже сказала главного героя (!), потому что он - это чудо-человек, прекрасный мужчина, просто находка. Ну это вообще характерно для подобных книг.
    Сюжет не сильно оригинальный, подобных историй уже много - про любовь между богатыми и бедными, соответствующими трудностями. Но мне все равно понравился. Классическое повествование вместе с художественными преувеличениями, и, конечно же, очень красивая история любви.

    Читать полностью
  • knigovichKa
    knigovichKa
    Оценка:
    30

    Трижды она будет протягивать к ней руки и трижды оттолкнёт её…

    Не скажу что книга плохая, скажу, что она не моя или если быть точнее – не для меня.
    Он её любил, был послан, но себе не изменил.
    Она любила красоваться, ловить мужские взгляды, да и с зеркальцем не расставаться.
    В книге много пустых разговоров, если бы это были разговоры главных героев, я бы так не ворчала. Трепались и много, работники, пьяные работники фермы.

    Дальше...

    «- Пей, Марк Кларк, пей, в бочке хватит браги, - говорил Джан.
    - Я выпить никогда не откажусь, вино - наш целитель, только им и лечимся, - отвечал Марк Кларк; они с Джаном Коггеном были одного поля ягоды, хотя он на двадцать лет был моложе Джана; Марк никогда не упускал случая выудить из собеседника что-нибудь такое, над чем можно было посмеяться, чтобы потом поднести это в компании.
    - А вы что же, Джозеф Пурграс, - даже и не пригубили еще, - обратился мистер Когген к скромному человеку, застенчиво мнущемуся сзади, и протянул ему кружку.
    - Ну и стеснительный же ты человек! - сказал Джекоб Смолбери. - А правда про тебя говорят, будто ты все никак глаз не решишься поднять на нашу молодую хозяйку, а, Джозеф?
    Все уставились на Джозефа Пурграса сочувственно-укоризненным взглядом,
    - Н-нет, я на нее еще ни разу взглянуть не посмел, - промямлил Джозеф, смущенно улыбаясь, и при этом весь как-то съежился, словно устыдившись того, что он обращает на себя внимание. - А вот как-то я ей на глаза попался, так меня всего в краску вогнало: стою, глаз не подыму и краснею.
    - Бедняга! - сказал мистер Кларк.
    - Чудно все же природа наделяет; ведь мужчина, - заметил Джан Когген.
    - Да, - продолжал Джозеф Пурграс, испытывая приятное удовлетворение от того, что его недостаток - застенчивость, от которой он так страдал, оказался чем-то достойным обсуждения, - краснею и краснею, что ни дальше, то больше, и так все время, пока она говорила со мной, я только и делал, что краснея.
    - Верю, верю, Джозеф Пурграс; мы все знаем, какой вы стеснительный.
    - Совсем это негоже для мужчины, несчастный ты человек, - сказал солодовник. - И ведь это у тебя уже давно.
    - Да, с тех пор, как я себя помню. И матушка моя уж так-то за меня огорчалась, чего только не делала. И все без толку.
    - А ты сам-то, Джозеф Пурграс, пробовал ну хоть почаще на людях бывать, чтобы как-нибудь от этого избавиться?
    - Все пробовал, и с разными людьми компанию водил. Как-то раз, помню, меня на ярмарку в Грвнхилл затащили, и попал я в этакий расписной балаган, там тебе и цирк, и карусель, и целая орава мамзелей в одних юбчонках стоймя на конях скачет; ну и все равно я этим не вылечился. А потом пристроили меня посыльным в женском кегельбане в Кэстербридже, как раз позади трактира "Портной". Вот уж, можно сказать, нечестивое было место. Диво дивное, чего я там только не нагляделся, - с утра до ночи, бывало, толчешься среди этого похабства, а все без пользы; ничего у меня от этого не прошло, - как было, так и осталось. Это у нас в семье издавна такая напасть, от отца к сыну, так из рода в род и передается. Что ж поделаешь, и на том надо бога благодарить, что на мне дальше не пошло, а не то могло бы быть и еще хуже.
    - И то правда, - согласился Джекоб Смолбери, задумываясь всерьез и над этой стороной вопроса. - Тут есть над чем призадуматься, конечно, на тебе это могло бы сказаться еще и похуже. Но и так тоже, Джозеф, что ни говори, большая это для тебя помеха. Ну вот вы скажите, пастух, почему это оно так, - что для женщины хорошо, то для него, для бедняги, ну как для всякого мужчины, никуда не годится, черт знает что получается?
    - Да, да, - сказал Габриэль, отрываясь от своих размышлений. Разумеется, для мужчины это большая помеха.
    - Ну, а он к тому же и трусоват малость, - заметил Джан Когген. - С ним однажды такой случай был: заработался он допоздна в Иелбери, и пришлось ему ворочаться в потемках; ну уж как это оно там вышло, может, и хватил лишнее в дорогу, только, стало быть, шел он Иелберийским долом, да и заплутался в лесу. Было такое дело, мистер Пурграс?
    - Нет, нет, ну стоит ли про это рассказывать! - жалобно взмолился стеснительный человек, пытаясь скрыть свое смущение насильственным смешком.»

    И так далее и в большом количестве. Допускаю, что кому-то сие интересно, все мы разные, но лично мне интереснее было бы читать про то, как Баштеба стала хозяйкой, а особенно описание того, как она свернула не туда, скажем так.
    Герои, их поступки не нашли во мне отклика, как положительного так и отрицательного. Было трудно отгородиться от мнения автора, к слову, все их поступки были разжеваны, что, зачем и почему, тут же. То есть нам, читателям всего и остаётся – наблюдать со стороны.
    Возможно, прочитав книгу, кто-то откроет для себя извечную истину, истину про то, что не следует играть чувствами других людей и если уж рубить отношения, то сразу, потому что потом, может быть гораздо хуже. И что даже самая безобидная шутка может иметь трагические последствия. Кто-то откроет, кому-то известно давно.

    Могла ли Баштеба сразу полюбить Габриэля?

    «Он всегда ходил в войлочной шляпе с низкой тульей, примятой и раздавшейся книзу, потому что в сильный ветер он нахлобучивал ее на самый лоб, и в теплой куртке, наподобие душегрейки доктора Джонсона. Его нижние конечности были облачены в толстые кожаные гетры и исполинских размеров башмаки, в которых каждой ноге предоставлялось просторное помещение такого добротного устройства, что обутый подобным образом мог целый день простоять в воде и не почувствовать этого; создатель этих башмаков, человек совестливый, все погрешности кроя старался возместить беспредельностью размера и прочностью.»

    После такого описания - нет! Пока автор не раскрыл возраст Габриэля, было впечатление, что описывают старца. Да и само предложение руки и сердца:

    «- Нет, - сказала она. - Ничего не получается. Не пойду я за вас замуж.
    - А вы попробуйте.
    - Да я уж и так пробовала представить себе, пока думала; в каком-то смысле, правда, конечно, очень заманчиво выйти замуж: обо мне будут говорить, и, конечно, все будут считать, что я ловко вас обошла, а я буду торжествовать и все такое. Но вот муж...
    - Что муж?
    - Он всегда будет рядом, как вы говорите... стоит только поднять глаза - и он тут...
    - Ну конечно, он будет тут... то есть я, значит.
    - Так вот в этом-то все и дело. Я хочу сказать, что я не прочь побыть невестой на свадьбе, только чтобы потом не было мужа. Ну, а раз уж нельзя просто так, чтобы покрасоваться, я еще повременю, во всяком случае, пока еще мне не хочется выходить замуж.»

    Ей было всего 18, да и знакомы они были всего ничего.

    Считаю ли я виновной Баштебу в той истории, что приключилась с мистером Болвудом?

    - Нет! В юные годы мало кто мыслит наперёд. Да и вряд ли кому могло прийти в голову, что невинная шалость может обернуться такими последствиями, разжечь такой костёр из чувств.
    Да и если начинать винить, то почему не со служанки? Зная нрав молодой хозяйки, та подначивала её без зазрения совести. Порывистость как черта характера присуща не всем, но те, кто ею наделены, прекрасно осведомлены, что, когда клюёт петух, действия не всегда продиктованы разумом, а особенно в юные годы.

    А сержант Трой, что ж:
    «Красавчик – да! Обманщик – да!»
    Туда ему и дорога.

    Читать полностью