aprilsale

Творцы заклинаний (сборник)

Творцы заклинаний (сборник)
Книга доступна в стандартной подписке
217 уже добавило
Оценка читателей
4.65

Повсеместно известно, что в Плоском мире есть волшебство и магия. За волшебство отвечают волшебники Незримого Университета из славного города Анк-Морпорк, а за Магию – ведьмы.

И иногда только ведьмы и могут спасти Плоский мир от надвигающейся катастрофы.

Великолепное трио – матушка Ветровоск, нянюшка Ягг и Маграт Чесногк – в первых двух романах о ведьмах от блистательного Терри Пратчетта!

Лучшие рецензии
Deli
Deli
Оценка:
72

Когда в 2008 году я лихорадочно прокрастинировала Пратчеттом, то по какому-то странному принципу выбрала один только цикл о Ринсвинде, сейчас же пришла пора заполнить пробелы, следуя в хронологическом порядке.
Итак, цикл про ведьмочек. Нас запустят поглубже в географию Плоского мира, в самые глухие его уголки, дадут нормально, а не галопом, посмотреть на жизнь обывателей и Незримый университет, а еще расскажут, чем ведьма отличается от волшебника. И волшебник – от ведьмы.
А еще Пратчетт очень меня удивил.

К стыду своему признаюсь, что у меня всегда были сомнения насчет точной жанровой идентификации его книг. Еще до чтения я слишком часто сталкивалась с утверждением, что это пародия на фэнтези, однако, наверное, пародия в моем представлении – нечто более жесткое, так как большая часть цикла про Ринсвинда казалась мне веселым и разухабистым юмористическим фэнтези. Некоторые клише и штампы действительно обстёбываются, но очень мило и пушисто.
А вот сейчас я, кажись, под видом смешной фэнтезятинки о Плоском мире прочитала вполне конкретную сатиру на мир круглый.
Пратчетт прямо с порога, не скрывая своих намерений, ставит вопрос гендерного равноправия, точнее, неравноправия, и вопрос этот у него будет стоять до победного конца, пока не намотает на себя ткань бытия. Показательно уже само оригинальное название, которое у нас почему-то перевели как всегда с задором топора и полным отрубанием смысла.
Получилось на удивление серьезно, дерзко и остроумно, при том, что сохраняются обычные для цикла мимими, мягкие накладки на всех углах и добродушный характер большинства персонажей. Даже волноваться не надо, с первых страниц понятно, что справедливость восторжествует, но куда интереснее следить за самим процессом, за наивной живучестью начинающей ведьмочки Эсквилины и ехидной пронырливостью матушки Ветровоск. Эти двое построят всех шашечками так, что маманигарюй.

Также мы еще больше узнаем о принципах работы магии и организации пространства. Позаимствованная из "Темной стороны солнца", она представляет собой бесконечный спектр вариаций одного мироздания, внутри которого можно перемещаться. И вариации эти влияют друг на друга, накладываются, как тени, что несколько сентиментально попахивает Желязны. Однако всё-таки эти тени действительно несут не пространственный, а чисто вариативный характер. В исполнении Пратчетта система выглядит забавной и обманчиво простой, но, если всмотреться повнимательнее, можно углядеть в ней шикарные просторы для гипотез.

В общем, перестал он быть для меня чисто юмористическим писателем, всё куда запутаннее и запущеннее. Да и цитат внезапно столько, что книги стали просто все пестреть закладками.
В следующем году вернусь к нему, никуда я уже не денусь.

Читать полностью
TheLastUnicorn
TheLastUnicorn
Оценка:
61

Мне понадобилось три попытки, чтобы проникнуться фэнтезийным миром Терри Пратчетта, который с виду прост, но на деле весьма масштабен. Я заходила с разных сторон: сначала попытала счастья с Ринсвиндом, первым героем Плоского Мира и весьма незадачливым волшебником, и эта попытка вышла довольно неубедительной. Потом я зашла с другой стороны и взялась за первую книгу цикла про Смерть. Смерть оказался просто душкой (что, впрочем, было понятно еще из "Цвета волшебства"), но опять чего-то мне не хватало в этой истории, она мне понравилась, но до восторгов было далеко. И, наконец, попытка номер три - "Творцы заклинаний" (даже не знаю, как "Equal Rites" при переводе на великий и могучий приобрело такую затейливую форму), первая история про ведьм Плоского Мира, нашла отклик в моем сердце. Не в десятку, но близко.

Вся петрушка в этой истории начинается с того, что умирающий маг передает свой посох восьмому сыну восьмого сына, дабы тот унаследовал его магические способности и маг мог спокойно отойти в мир иной. Когда же дело сделано, маг осознает, что совершил ошибку, не проверив пол новорожденного ребенка и восьмой сын, на деле, оказался дочерью. Но Смерть уже пришел за магом и ему ничего не оставалось, кроме как смириться с тем, как порой шутит Судьба. А может и не шутит, и это настоящий переломный момент в истории магии Плоского Мира? Ведь, до этого события, ни одна женщина не переступала порог Незримого Университета и не становилась волшебником. Женщины были ведьмами, которые занимались, в основном, тем, что собирали травы, готовили настойки, помогали роженицам и больным. Волшебникам же были подвластны совершенно другие материи и знания. И так на свет появилась первая женщина-волшебник, да и просто замечательная девчушка, Эскарина Смит. О ее попытках добиться "равных прав" с мужчинами-волшебниками, а также о множестве забавных приключений и ситуаций (как это обычно бывает у Пратчетта) и повествует эта книга. Персонажи очень обаятельные, из таких, вместе с которыми приятно пускаться в долгий путь, а расставаться немного грустно. Юмор типично "пратчеттовский", который либо нравится, либо "не твое", но именно его шутки, это те, в которых доля шутки, а остальное - правда. Так легко и задорно, совершенно без занудства, рассуждать о правах и свободах, предназначении и традициях, может только Пратчетт. Он как бы подталкивает к размышлениям, но не навязывается, и можно порассуждать на серьезные темы, скрытые под вуалью фэнтези, а можно и просто насладиться забавной историей (но тогда, на мой взгляд, книга потеряет долю своей ценности).

Мне нравится, что истории, которые рассказывает Терри Пратчетт, такие легкие. Слушать их уютно, забавно, интересно, они заставляют улыбаться и привносят какую-то легкость в повседневную рутину. Пожалуй, именно поэтому, мне нравится именно слушать про Плоский Мир, а не читать - в форме аудиокниги эти сказки становятся совсем воздушными и приятными уху (особенно, если это качественная аудиокнига).

С Терри Пратчеттом у меня история, как с маслинами. Долгое время я маслины не любила и не понимала, что же такого особенного в их вкусе. Но, однажды распробовав их, так сказать, дав им шанс отличиться, я стала фанатом маслин. Наконец-то, я распробовала фэнтези Терри Пратчетта и, пусть я и не превратилась в одночасье в его горячего фаната, но все у нас с Плоским Миром еще впереди.

Читать полностью
Myrkar
Myrkar
Оценка:
46

Терри Пратчетт умеет писать настоящие сказки для любой возрастной категории. В них всегда есть и любовь, и смерть, и обычные люди… И все в смешных сценках, где все такое знакомое - потому что собрано из кусочков нашей собственной вселенной и ее выдумок, – тут перемешано в органичный коктейль, который не самые далекие люди пьют, потому что путают с «органическим», химики с биологами спорят за право изучать его, а особо филологичные волшебники Незримого Университета, имеющие вполне себе видимые дипломы в нашем с вами мире, раскладывают по аллюзиям и параллелям вместо того, чтобы упиваться удовольствием от нарождающегося именно здесь, в центре Плоского мира, в Овцепиках, настоящего Волшебства – жизненного вдохновения, сырого и еще невинного. В этом и состоит волшебство настоящего фэнтези: расширять горизонты собственной фантазии, потому что возможно вообще всё!

Сюжет этого романа прост как никогда. Умирает король, которого, естественно – и это никого не удивляет – убивает узурпатор власти. Оба они на одно лицо, одни действия, разве что характер разный, но от этого меняется только отношение людей и земли к своей власти, а не то, что является результатом правления. Такая знакомая нам всем феодальная ирония, когда авторитет семьи и фамилии важнее самой идеи управления и распоряжения благами страны, уверенность в благополучии жизни. Но даже сам герцог, захвативший только что власть, не может ощущать себя на своем месте: его то ли вина гложет, то ли действуют эти самые таинственные силы незыблемой земли, привязанной к определенному государю.

«Случись нынче какой-нибудь свирепый бунт - все было бы... на своих местах. Тогда можно было бы вешать всех без разбора. И душа бы отдохнула. Моментально произошла бы закупорка артерий общественного организма, столь благотворно влияющая на развитие всякого государства.»

И все становится необратимо плохо в тот самый момент, когда люди меняют свое отношение к самому традиционному, что существует в их самом низменном быте – к ведьмам. И тут уж жди перемен, потому что уж вещих сестричек жить по новым правилам не заставишь! Так начинается история возвращения справедливости, трона и сложившихся искони устоев... Не без манипуляций со временем и пространством, тремя благословениями «ведьм-крестных», а также изменением общественного мнения вполне себе политическими методами.

«Королевство – штука мудреная. Тут много чего намешано. Идеи. Верность. Память. А потом из всех этих штуковин появляется новая форма жизни. Скорее даже не просто форма жизни, живая идея. И складывается она из всего, что только есть в королевстве живого, а также из того, что народ себе соображает. И еще из того, что он думал раньше, еще до нашего рождения.»

Влиять же на людей главным героиням поможет особый вид магии. Если обычно женской ипостасью волшебства в Плоском мире выступает Головология, то бишь воздействие на сознание и поведение, то для манипуляций с массами эта самая Головология неплохо срабатывает в тандеме с передовыми СМИ, а именно – театром. A Medium is a message, что значит, что театральное искусство само по себе несет силу сообщения, а если применить к магии искусства магию психологического манипулирования, то никакие ментальные стены не устоят. Пратчетт здесь умело вписывает в свой мир эпоху нашего Возрождения: театр Дискум (Глобус), Леонард Щеботанский (Леонардо да Винчи), проскакивающие тут и там строчки Шекспира.

Все эти параллели с нашим миром, хоть ведьмы и двигают время вперед, смещая календари, которые и так в каждой земле Плоского мира свои, совершенно не дают понять, в какой эпохе существует мир Пратчетта. Кажется, что автор специально указывает близкие нашему пониманию даты, чтобы было проще рисовать выдуманные им образы, а какой год там на самом деле не так уж и важно. Все равно история в виде летописей и портретов прошлых правителей потихоньку съедается крысами и растворяется под метками котов, пытающихся избавить хранилища от своих коллег по уничтожению памятников. Одна из героинь так и говорит, что время – это просто игра воображения, Головология, одним словом. Поэтому еще более значителен тот факт, что Настоящий Король, в отличие от остальных смертных, как никто другой привязан к жизни в настоящем. Отсюда и вытекает тенденция становится привидениями.

«Король, который ни разу в жизни не изведал ужаса, вовсе не стремился познакомится с ним по окончании своего существования. Отчасти это объяснялось полным отсутствием воображения, однако верно и то, что сей монарх был ярким представителем той особой породы смертных, чья укорененность в настоящем воистину непоколебима.
Большинство же смертных такой укорененности лишены. Их жизни можно уподобить кляксам, растекающимся вокруг точек, где в данный миг находятся их тела, - такие смертные либо предвосхищают будущее, либо стараются вернуться в прошлое. Их поглощенность тем, что может свершиться, такова, что способность распознавать свершающееся они проявляют лишь тогда, когда обращаются к нему в качестве уже свершившегося. Все это слегка запутано, но такой тип людей распространен наиболее широко. Они боятся потому, что подсознательно знают, что их ждет. И чаще всего их ожидания сбываются.»

Тема судьбы, исполнения желаний и участие во всем этом вещей, которые, кажется, только в Плоском мире читаются магией, а в нашем – обыкновенными занятиями всех, кого ни попадя, внушает оптимизм и желание жить здесь и сейчас, веря во все, во что хочется верить, а не уноситься фантазиями в вымышленные края, потому что мир Пратчетта дан нам как раз для того, чтобы мы умели также иронично и остроумно относиться со всем с нами происходящим и, по-хорошему, снабжать это настоящее поистине сказочными метафорами.

«Ненастоящее, которое хочет стать настоящим, часто становится более настоящим, чем само настоящее. Общеизвестный факт.»
Читать полностью
Лучшая цитата
Он был слишком глуп, чтобы прослыть по-настоящему жестоким, и слишком ленив, чтобы быть действительно злобным.
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
* В оригинальном названии книги обыгрывается совпадающее звучание слов right и rite — «право» и «обряд». То есть название книги можно перевести и как «Равные права», и как «Одинаковые обряды».
* В английском языке, в отличие от русского, где есть слова «волшебница» и «ведьмак», волшебник (англ. wizard) может быть только мужчиной, а ведьма (англ. witch) — только женщиной. Поэтому невозможность существования женщины-волшебника англоязычному читателю очевидна, русскоязычному же могут потребоваться разъяснения.
* Эскарина Смит также появляется в книге I Shall Wear Midnight — четвёртой книге о приключениях Тиффани Болит.