Книга или автор
Теория литературы. Введение

Теория литературы. Введение

Премиум
Теория литературы. Введение
5,0
5 читателей оценили
372 печ. страниц
2012 год
0+
Оцените книгу

О книге

В «Теории литературы», академическом бестселлере британского марксиста-литературоведа Терри Иглтона, прослеживается история изучения текстов от романтиков XIX столетия до постмодернистов конца XX века и показывается связь между политикой и литературоведческой теорией.

Написанная доступным языком, книга представляет интерес для широкого круга читателей.

Читайте онлайн полную версию книги «Теория литературы. Введение» автора Терри Иглтона на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Теория литературы. Введение» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Елена Бучкина

Дата написания: 2008

Год издания: 2012

ISBN (EAN): 9785911290795

Объем: 670.0 тыс. знаков

Купить книгу

Отзывы на книгу «Теория литературы. Введение»

  1. boogieowl
    boogieowl
    Оценил книгу

    Эта книга стала для меня если не открытием, то уж точно сквозным проветриванием, основательно погонявшим пыль в соответствующих отсеках сознания.
    Строится она незамысловато. Автор обозначает подход/теорию/школу, суммирует (пусть иногда утрируя и упрощая, но вместе с тем и доступно объясняя) их суть и показывает, какие положения или методы этих школ в какое время были применены или адаптированы теорией литературы и как потом взаимодействовали, скрещивались и мутировали на радость адептам. Дальше демонстрируются результаты и следствия этих коллабораций, происходит сравнение с предшествующими опытами и и подводится промежуточный итог. Затем алгоритм повторяется, и к концу книги у читателя аккумулируется неплохой теоретический бэкграунд, который потом еще и ласково предлагается расширить засчет заботливо составленного автором списка литературы.
    Казалось бы, стандартная схема, однако есть нюансы, которые делают происходящее особенным.

    Терри Иглтон - неомарксист, для него не существует теории (даже литературной), полностью оторванной от трудовых и властных отношений, эту теорию породивших либо этой теорией продвигаемых. Уяснив эту связь в каждом конкретном случае, можно попробовать понять, откуда берется пиетет к литературе как к светочу нравственности и проводнику духовности, почему одни произведения входят в канон, а другие к нему за версту не подпускают, а также где в английском историческом процессе коренится исток архетипа филологической девы.
    Терри Иглтон не ищет легких путей и приятных бесполезных компромиссов, а потому честно утверждает, что невозможно раз и навсегда четко очертить границы понятия литературы и отделить её от не литературы, а значит, теория литературы не имеет устойчивого и объекта и вряд ли его в ближайшее время заимеет, если не перестанет считать, что ей можно анализировать Шекспира и нельзя анализировать Daily Mirror. Простое и элегантное решение этой проблемы дается в Заключении, если что.

    Такие исходные параметры обсуждения позволяют гибко масштабировать взгляд на знакомые теоретические ландшафты, что заставляет несколько по-иному посмотреть на казалось бы привычные концепции и теории. В основном эффект достигается, конечно, посредством веселой и беспощадной критики последних. Формализм, структурализм, деконструкция, Барт, Якобсон, даже Фердинанд-его-величество-божественная-эманация-Соссюр и многие другие на наших глазах оказываются разоблачены и наказаны и низвергнуты с Олимпа текстового анализа. Есть в авторской манере выводить всех на чистую воду что-то от бродячего философа или библиотекаря-диверсанта. Ругается он тем не менее скорее снисходительно, нежели злобно, не заигрывает с оппонентами и остается тверд в принципиальных вопросах. Сарказм у него соседствует со стройной аргументацией, провокационные примеры хоть и доводят до смеха, а всё же стремятся к наглядности, а плотное, логичное изложение делает чтение не только полезным, но и приятным. Язык Иглтона вообще отличается точностью и выверенностью, он стремится к лаконичности и не впадает в нарциссический экстаз от собственной писательской удали. В его духе скорее как бы пожать плечами, ухмыльнуться и вернуться к сути дела чуть более польщенным и довольным. Большущий плюс: minimum minimorum марксистского дискурса на главу. Серьезно, аллергикам можно смело употреблять, даже чесаться вряд ли начнете.

    Мне крайне жаль, что эта книга не нашла меня в студенческую пору, когда нужно было активно систематизировать знания по философии и языкознанию. Через критику делается это как бы с оборота, с изнаночной стороны учения, запоминается хорошо и дает действенную прививку против слепой веры в академическую непогрешимость авторитета. Сюда относится в том числе отсутствие стремления на месте разделить все взгляды Иглтона и немедленно достичь по этому поводу просветления.
    Советую всем, кто интересуется дискурс-анализом, литературоведением, лингвистикой, философией, культурологией, риторикой и вообще литературой о литературе.

  2. BooKeyman
    BooKeyman
    Оценил книгу

    Хочется сказать пару слов о Терри Иглтоне, на случай, если глаза читающего пройдут вскользь по отзыву и никогда не доберутся до трудов этого философа, а такое вполне возможно, ведь он - британец, неомарксист и литературовед, весьма неординарный философ, уважаемый на Западе, но в России его идеи не нашли своего благодарного читателя, хотя оно и понятно - поменяв политические убеждения, общество шарахается от старых как черт от ладана.
    Учитывая любовь последователей немецкого философа изложу труд в следующих тезисах:
    что общего между марксизмом и литературой (и является ли это непотребством на манер монголки одетой в набедренную повязку туарега) ;
    зачем литература нужна простому народу?

    Первый тезис Иглтон делает одной левой; ежели здесь имеются товарищи, случайно осилившие литературные опусы левацкой направленности, то не надо говорить, какая это муть, и где, собственно, в такой ситуации определяется место литературе. Иглтон в таких изысканиях меру знает, и четко разделяет мух от котлет.
    По поводу второго пункта ответ исходит из сути произведения: литература является орудием правящего класса, что Иглтон доходчиво доказывает на примерах, хорошо, даже отлично ему знакомых. В английской литературы он вообще большой дока, ибо на викторианской литературе он съел не то что собаку, а целый питомник, вместе с собачником.
    Иглтон - яркий критик и философ, и скучать точно не даст уже в силу своего острого и доступного (но отнюдь не простого) языка. По крайней мере я еще не читал автора, который бы так кратко и доступно объяснил мне, о чем писал Гуссерль, Хайдеггер и иже с ними, ведь доселе мне приходилось искать истину под толщей мудренных слов и совсем уж заумных идей.
    Наверное, по ходу отзыва вы думаете "Какого черта здесь описываются философы, если речь идет о литературе?". Суть в том, что Иглтон взял за основу не исследование литературы в общепринятых рамках, а беззастенчиво вторгся в пределы философии и политики, и должен сказать, вольготно себя чувствует на этом поприще, давая заодно подышать вольным воздухом читателю, который уже соскучился по действительно интеллигентной, но в то же время нескучной литературе.
    Ну и вкратце - к сути:

    мы обнаружили не только то, что литературы для филолога не существует в том смысле, в котором существуют насекомые для энтомолога, а ценностные суждения, которыми она создается, исторически изменчивы, но и то, что сами эти суждения вступают в близкие отношения с общественными идеологиями. Они в итоге отсылают нас не просто к личному вкусу, но к положениям, через которые одни социальные группы используют другие и поддерживают свою власть над ними.
  1. терминах лингвистики, существует диспропорция между означающим и означаемым
    13 августа 2020
  2. организованное насилие над языком»[23
    13 августа 2020
  3. Каков смысл теории литературы? – пишет Иглтон, и сам отвечает на этот вопрос. – … Мужчины и женщины не живут одной лишь культурой, у подавляющего большинства людей на протяжении всей истории была отнята возможность наслаждаться ею в полной мере, а те немногие, кому сейчас достаточно повезло, могут себе это позволить за счёт труда остальных. Любая культурная или критическая теория, которая не начинается с этого самого важного факта и не держит его в уме в ходе своей работы, с моей точки зрения, вряд ли будет особенно ценной»[
    12 августа 2020