Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • viktork
    viktork
    Оценка:
    9

    Автор великолепных и полюбившихся романов «Киномания» и «Воспоминания Элизабет Франкенштейн» вообще-то больше прославился своим исследованием-эссе «Истоки контркультуры». Это одна из лучших, если не лучшая книга прошлого века, относящегося к 1960-м года. Описывает эти бурные годы, растянувшиеся шестидесятые» великого американского изобилия, тридцатилетие 1942-1972 гг.
    Да, все знают, что Великая депрессия началась в 29-м, а вот то, что она закончилась в 42-м, объясняет нам Рошак. Именно с сорок второго, когда мы истекали кровью, началась полоса беспрецедентного американского благополучия.
    Молодежные бунты основывались конечно на демографии, хиповали и бунтовали бэби-бумеры, ставшие большинством, но питалась их Контркультура изобилием и именно поэтому попытки подражать им, хотя бы в нашей стране, с лапмочками в клешах, быдловками, непонятными воплями на «ребрах» и т.п. были жалкими карикатурами. «Жалкими» от «жалко нас бедных».
    Но – очень интересное время! Рошак откровенно сочувствует молодежному движению (сам активничал). Это была попытка противостоять прессу Техноструктуры, подавляющей в обществе всё свободное и оригинальное, убивающий в жизни все, что есть в ней интересного. С этой точки зрения, конечно, протест, и его поражение¸ были событием эпохальным. Эпиграф напоминает о том, что возможно это была последняя масштабная попытка отстоять достоинство человеческого рода перед наступлением «экспертов», роботов и симулякров.
    Теоретически очень глубоки и интересны, я бы сказал «проникновенно проницательны» введение к переизданию и первые главы. Как Рошаку удалось схватить СТРУКТУРУ МОМЕНТА, причем момента, растянувшегося на те бурные годы, описать «духовную ситуацию времени». Уловить ее «цайтгайст»!
    Намного меньше энтузиазма вызвали актуальные на момент 60-х восторки перед всякими чудаками на букву «М» (Маркузе) и на букву «Г» (Гинсберг). На мой вкус-взгляд место им на помойке, как и «художнику» Поллаку или отвратительному провокатору от наркозависимости Тимоти Лири. С оценкой левака от социологии Миллса с Рохаком я не соглашусь, тот был великолепным социальным критиком, но, увы, не увидел торжественного шествия осмелевшей молодежи и воплощения своих идей, не дожив до конца шестидесятых, умерев в начале десятилетия.
    Далее, был ли спор между Марксом и Фрейдом или взрывной коктейль их подрывных «теорий». По мне, так все бы это в скотомогильник. Но сумасшедшие идеи овладели массами и стали материальной силой, вылившись в психоделическую, сексуальную и рок-революцию (последняя все же не так опасна, но все шло в комплексе). Рошак называет ключевое слово здесь – УПАДНИЧЕСТВО. Революция времен распространения декаданса ведет не возрождению и обновлению, а к еще большему упадку, прикрываемому всяческими пи-ар ухищрениями и контролируемому теперь уже почти тотальными манипуляциями над сознанием массы.
    В 60-е основа протеста идейная – была гнилой и не надежной и не удивительно, что протест сошел на нет. Одним из источников были, к примеру, «битники» - сумасшедшие, асоциальные подонки, агрессивные маргиналы вроде Гинсберга и Берроуза. Возможно, для того того, чтобы поколебать уверенность господствующей культуры, пробить ее защиту и требовалось нечто далеко выходящее за рамки, вроде «Вопля» и «голого завтрака». Но – к чему это могло привести, помимо умножения всяческих непотребств.
    Истеблишмент и техноструктура перегруппировались и нанесли ответный удар. Молодые варвары-кентавры были деморализованы и рассеяны. Ряд идей контркультурной революции были воплощены в жизнь, но в таком виде, что вспоминается сартрова «Блевотина». Победа в борьбе за свободу дискриминируемых меньшинств обернулась преследованием за комплименты женщине, позитивной дискриминацией черных и цветных, гомосексуальными «браками» и т.д., и т.п.
    За что боролись, на то и напоролись?! Женщины получил права работать и т.д. Можно делать карьеру с утра до вечера. Денег мало, детей тоже. Муж тоже крутится, или не муж, а просто «френд». Институт семьи-брака распадается. Невыгодно. Какой контраст с теми временами, когда зарплаты мужа хватало на всех, домашние хозяйка хлопотала у плиты, а вокруг крутились несколько бэби. Теперь же дети выживанию только мешают.
    Какой контраст с теми временами, когда молодежь ждало доступное высшее образование, а потом ожидали рабочие места. Какой контраст…
    Горе побежденным! За проигрыш в отстаивании своих реальных прав, за постановку ложных целей, приходится платить дорого. Но по человечески даже реакцию элит понять можно. Они хотели как лучше, «делились», а получили взрыв протеста. Обиделись.
    Наемники-теоретики составили доклад «Кризис демократии» и пр. Наемники-менеджеры сделали так, чтобы образование стало дорогим и/или некачественным, количество надежных рабочих мест стремилось к минимуму, контраст в доходах снова стал разительным, а вместо решения реальных проблем все усиленно борются за права лесбиянок.
    Империя наносит ответный удар.

    Но все же, все же. При всей несимпатичности описываемых Рошаком явлений, можно ли найти в них что-то важное и позитивное. Возможно, патлатые хиппи и рок-наркоманы все же если не сорвали, но затормозили движение к ядерному апокалипсису, к которому так уверенно вел мир американский ВПК. Когда помимо холодной войны (выражением которой был тогда Вьетнам) у американцев появилась еще одна игра – усмирять собственную молодежь – это сбило с дороги эскалации конфликта. Позволило людям немного одуматься и прийти в себя, пусть уже в окружении новой несправедливости и абсурдного постмодерна. Земля стала без радости, но хоть не была сожжена взрывами атомных бомб. (Фактор ядерной угрозы мы сейчас как-то недооцениваем, а тогда это было на первом плане).
    Вторая половина книги показалось мне менее удачной, слишком сильна там была старая «злоба дня». Но Рошак все же держит планку. Загадочная гештальт-терапия и аналогии с дао. (а ведь даосизм – это яркий пример контркультуры). Последствия: проникновение в господствующую рационально-научную культуру, от «Дао физики» до изобретения персонального, домашнего компьютера, что раньше было немыслимым. Это, если забежать вперед.
    Рошак противопоставляет ценности традиционного и современного общества. «Хорошая магия для всех», а экспертная наука всегда опосредована. Но ведь и наука все-таки учится быть осторожной. Заговорили, закричали об экологической проблеме, нарвавшись на ресурсные ограничения. Но ведь коммуны анархистов и пр. тоже выступали за «экологию».
    Ставился вопрос и о достоинстве и свободе человека. Был протест против бесчеловечных экспериментов над людьми, к которым всегда готовы власти, военные и «ученые». Что в СССР, что в США сапиенсов жалели чуть больше, чем морских свинок. Этому тоже нашлось место в «Истоках контркультуры».
    Книга лучше помогает понять и пафос романов Рошака. Магия! Она в женской сексуальности Элизабет Франкенштейн, в мерцании луча проектора в темных залах «Киномании». Жаль, что такой писатель относительно рано скончался. Но еще один роман Т.Рошака не прочитан. Будем ждать.

    Читать полностью
  • peterkin
    peterkin
    Оценка:
    2

    "Эпоха, навсегда изменившая образ жизни и образ мысли, литературу и искусство" - говорит аннотация про 60-е, которые пытается понять Рошак. Так вот нет, не навсегда и не очень-то изменившая. Или изменившая очень не везде.

    Он вот считает, например, что в наше-то (в его-то!) время даже самые рьяные деятели церкви не захотят выступать на стороне обвинения в "обезьяньих процессах" (это когда учителей судили за преподавание теории Дарвина), а у нас на это есть Димитрий Энтео и Николай Валуев, которые при возможности с радостью бы "спросили у Дарвина, с какого перепою он придумал свою теорию эволюции".
    Так что да, действительно, многое изменилось, но не будем о грустном. Хотя никуда от него не денешься.

    Рошак писал свою книгу тогда, в конце 1960-х, когда казалось, что какие-то просадки, неприятные моменты, отвратительное поведение молодых людей (отвратительное с точки зрения идеалов, которые они будто бы проповедовали) - всё-таки частные явления, под которыми не погибнет стремление к волшебству, "хорошей магии", открытости миру и удалённости от мнимых, но очень разрушительных благ технократической цивилизации.
    Мы же теперь знаем, что движение хиппи органично влилось в культуру потребления (коровка говорит "му-у", айфончик говорит "Think different") - отдельные представители, продолжающие хипповать, никак этому не мешают.

    Возможно, только так мы проявим скрытую магию земли и приблизим ту культуру, в которой сила, знания и технические достижения стушуются перед великим предназначением жизни, которое, как учит старый шаман племени павни, - приближаться с песней ко всему, что встретится.

    Как "так"? Если коротко: не насилуя морально и физически ни себя, ни других, ни живую и "мёртвую" природу. Не влезая не в своё дело. Возможно-то оно возможно, но, видимо, как всегда - только лично для каждого, кто чего-то такого захочет, если он будет не суетиться с засовыванием цветочков в ружья, а просто понемногу отсыхать от того вот, мнимого-разрушительного. Это сложнее, чем фестивалить, зато можно увидеть не только "круглый огненный диск, чем-то похожий на гинею", но и "Бесчисленный сонм Райских ангелов".

    Известная всем фраза про "если бы двери восприятия были открыты" означает в том числе и то, что не надо эти двери закладывать кирпичиками гашиша. Иначе говоря, смена постоянной трезвости на постоянную объебошенность вряд ли принесёт нам что-то качественно новое и прекрасное, ибо дело не в наркотиках, а в способах видения. И, поскольку все либо считают свой способ правильным, либо пробуют разное, либо окончательно запутались, облака ещё долго не запляшут и кузнечик ещё долго не запиликает на скрипке, что не мешает любому конкретному индивиду ощутить бесконечность, красоту и мощь мироздания. Чего и вам желаем.

    Читать полностью