Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Шекспир мне друг, но истина дороже

Шекспир мне друг, но истина дороже
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
12637 уже добавили
Оценка читателей
4.05

В командировке в Нижний Новгород режиссеру Максиму Озерову и его напарнику Феде Величковскому предстоит записать спектакль для радио! Старинный драматический театр встречает москвичей загадками и тайнами! А прямо во время спектакля происходит убийство!.. Странной смертью умирает главный режиссер Верховенцев, и на ведущую актрису тоже покушались!..

Максим Озеров начинает собственное расследование, в котором ему активно помогает молодой напарник Федя. Порой им кажется: они не столько записывают спектакль, сколько сами участвуют в невероятном, фантасмагорическом спектакле, где всё по правилам – есть неуловимый, как тень, злодей, есть красавицы, есть чудовища, есть даже самый настоящий призрак!..

Самое удивительное, что Федя Величковский встречает там свою любовь – вовсе не театральную, не придуманную драматургом, а самую настоящую!.. И время от времени и Максиму Озерову, и Феде чудится, будто вся эта поездка была придумана не ими, а кем-то неизвестным и всесильным, кто просто захотел поговорить с ними о любви!..

Лучшие рецензии
Оценка:
2
Я бросила читать эту книгу на 10 стр. Нудно,не умно гнусно.По сравнению с марининой или Донцовой ничего интересного.
nad1204
nad1204
Оценка:
84

Неплохо, но и не так хорошо и душевно, как может Татьяна.
Создалось впечатление какой-то недоработки: преступник вычисляется на раз-два-три, разговоров о любви много, но вот какая-то она у всех зачаточная, совсем не развитая. Приятно, что у героев всё ещё впереди, но вот для самой книги этого как-то маловато.
Атмосфера театра порадовала — люблю мир Закулисья. Даже если и не всё там радужно и гладко.
Из героев больше всех понравился Федька. Вот чувствуется, что у Устиновой двое взрослых сыновей — молодые люди ей крайне удаются! Вот весь он такой нескладный, ершистый, умненький и самобытный. А ещё юморной и очень ранимый. С девушками у Татьяны похуже будет. Вот вроде всем хороша Василиса, а героини просто нет — характер не чувствуется. А вот женщины постарше вполне себе у автора получаются.
А в целом — вполне себе ничего: для выходных, отпуска или просто для ленивого чтения на диване.

Читать полностью
LadaVa
LadaVa
Оценка:
33

Кто говорил мне, что мои рецензии малоинформативны и не дают представления о содержании книги?
Бегом сюда, сейчас здесь будет ЕЩЕ ХУЖЕ!
Обманом, хитростью, нытьем и шантажом я отправила всю семью за город - без меня. И готова общаться на тему романов.
Кто когда взрослеет, а я поздно. И вот на... не буду говорить на каком году жизни, я доросла до простой и понятной каждому школьнику истины - какое мне дело до чужих иллюзий? Мне б своими успеть заняться.
Не тычьте мне в лицо своим Кафкой и Кутзее. Вообще ни фига не стыдно мне. Это ваша иллюзия интеллектуальности. Может приподнимем планку? Может настоящие интеллектуалы читают Франсуа Вийона на старофранцузском в подлиннике? Ну, и где вы после этого со своим Кутзее в переводе?
Короче, я хочу сказать, что мое черствое, поздно повзрослевшее сердце не трогают судьбы наций и общественных формаций, мне скучно читать про тяжелую судьбу половозрелых мужчин, запутавшихся в тьме собственных мыслей и тоталитарного режима. Тьфу на них всех.
А вот судьба Маши, которая любила и родила ребеночка, но Петя ее бросил... или судьба Саши, который любил, но потерял ту, что могла родить ему ребеночка... ладно, на худой конец судьбу Ляли, полюбившей красивого никчемного мальчика, а он, понятное дело и не любил-то никогда, вот да. Вот про это мне интересно. И про то, как Федя любит по утрам (и вообще целый день) чай, заваренный в чайнике, а не в пакетике, и про "сырную" тарелку, и про Нижний Новгород, где удивительные виды рядом с Кремлем. И про сырой зимний воздух, и про сырой воздух в костюмерной, и про Софочку с ее диабетом.
А про радиоспектакли? Вам понравилось про радиоспектакли? Я хочу это слышать! И чтобы непременно Чехов "Дуэль" и представлять, что записывалось в полутемной комнате, а за арочными окнами валил снег и пытался покрыть все и деревья, и дома и даже Волгу почти , ну, почти, удалось.

Да, мне это нравится. Мне нравится думать, что кто-то... вдруг... на самом деле может думать и чувствовать так, как герои Устиновой. Да, знаю, знаю, иллюзия и сказка. Но это моя иллюзия. Ведь просто же понять, что она мне важнее вашей иллюзии?
А про то, что всё, вообще всё есть иллюзия, читайте в новой книге Пелевина. Я о ней может быть тоже напишу. Попозже.

P.S. Для самых дотошных: Маша, Саша, Петя не имеют никакого отношения.

Читать полностью
Лучшая цитата
Татьяна Устинова
Шекспир мне друг, но истина дороже
© Устинова Т., 2015
© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2015
* * *
Всю ночь ревел и грохотал запутавшийся в кровле ветер, и ветка старой липы стучалась в окно, мешая спать. А с утра пошел снег. Максим долго и бессмысленно смотрел в окно – просто чтобы оттянуть момент, когда все же придется собираться. Крупные хлопья кружились в ноябрьской предрассветной метели, медленно падали на мокрый почерневший асфальт, фонари мерцали в лужах уродливыми бледно-желтыми пятнами. Москва из последних сил ждала настоящей зимы – чтобы, как только она придет, начать ждать весну. Максим больше всего на свете любил весну – зеленую, жаркую, полуденную, осоловелую, с квасом из бочки и прогулками в Нескучном саду – но до нее еще жить и жить, и как-то не верится, что доживешь.
Свет бил по глазам, в голове гудело, будто в трансформаторной будке. Ведущий новостного канала – возмутительно бодрый для половины шестого утра – рассказывал, что «предсказанное потепление на европейской территории немного задерживается и ожидается снегопад». «Иди к черту!» – посоветовал ведущему Максим Озеров и выключил телевизор.
Сашка уже убежала на дежурство. В ее умении просыпаться в неизбывно хорошем расположении духа заключалось необъяснимое для Озерова шаманство: Сашка была весела, легка, всегда с удовольствием завтракала и всем своим видом напоминала Максу породистую деловитую таксу, собравшуюся с хозяином на лису. Сам он так не умел: чтобы встать, ему приходилось заводить по десять будильников, по утрам кровоточили неизвестно откуда взявшиеся за ночь заусенцы. Озеров замерзал, шаркал ногами, сшибал углы и мучился от осознания собственного несовершенства и душевной лености. Сашка его жалела и – если ему случалось уходить раньше – готовила завтрак. Он всегда отказывался, а она его заставляла есть.
На столе стояла чуть теплая турка с остатками кофе и громадная старинная корзина с крышкой, ремнями и потемневшим латунным замочком. Корзина была покрыта махровым кухонным полотенцем. Из-под полотенца торчал полированный термос и оптимистический край краковской колбасы. К корзине был пришпилен листочек
2 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление