Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
107 печ. страниц
2019 год
12+

Татьяна Юрьевна Медиевская
Взрослые ответы на детские вопросы
Сборник пьес

О семейных ценностях и пронзительности жизни
О драматургии Татьяны Медиевской

Пьесы Татьяны Медиевской могут стать серьезным фактором развития нашей драматургии. Почему я так в этом уверен? Во-первых, они выполнены очень профессионально, с соблюдением всех законов жанра, во-вторых, в них заложен большой маневр для режиссерских и сценографических интерпретаций. И это при всем том, что автор не намерен подстраиваться ни под какую сценическую конъюнктуру, он пишет так, как видит жанр, создает образные ряды, ряды смыслов, не заигрывая ни с будущим зрителем, ни с нынешними театральными установками.

Сразу привлекает в драматургии Медиевской, что все пьесы посвящены современности. И это смело, поскольку самым загадочным и непознанным в литературе всегда был и остается именно современный человек.

Пьеса «Боец семейного фронта» открывает сборник. Это весьма репрезентативная и разнообразная картина нравов. Нравы, то бишь характеры, в этой пьесе действительно очень яркие. А действующие лица, коих в пьесе немало, выписаны автором с индивидуальными особенностями, выраженными не только в речи, но в самой структуре образа. Глубокий подтекст – одна из отличительных черт метода Медиевской. За всякой репликой – бездна прожитого героями и масса намеков на векторы их грядущих поступков. Примечательно, что в пьесе есть жесткий сюжет. Сюжет, который движим не только перемещениями героев, но и психологическими коллизиями. И здесь самый подвижный персонаж – это мать семейства, с которым мы знакомимся в первой же сцене, Софья Георгиевна Русакова – мать Лизы (нескладной, дразнимой в школе толстухи), жена Юрия Борисовича Русакова, известного биолога, и дочь Изольды Ивановны, капризной старухи. Эти четыре персонажа делают пьесу семейной, и они же активные участники всего, что происходит на сцене. Все остальные участники зависимы от семьи Русаковых. Я бы назвал историю, рассказанную в пьесе, драмой искренности. Софья Георгиевна всю свою жизнь посвятила тому, чтобы оградить свою семью от всяческих неприятностей, она так активно и с таким спасительным пафосом вмешивалась во всё, так бурно и рьяно всё улаживала, что в итоге это только повредило всем, и контакт между ней и ее близкими всё затруднялся и затруднялся, пока совсем не иссяк. Казалось бы, история вполне банальная и где здесь повод для того, чтобы читатель и потенциальный зритель тщательнее настроили свою оптику? Секрет – в исполнении. Каждая сцена только накаляет интерес, читателю всё интересней, как разрешатся коллизии, как будут модифицироваться типажи. А типажи действительно есть. И они узнаваемы. В этом большая удача Медиевской. Каждый, кто будет читать или смотреть эту пьесу, узнает в героях нечто из того, с чем он в своей жизни сталкивался. Медиевская демонстрирует квалифицированную осведомленность об особенностях жизни разных социальных и возрастных групп, и это придает пьесе «Боец семейного фронта» должную достоверность.

Несмотря на пространность ремарок и описаний героев, будущие режиссеры этой пьесы получат немалую свободу в трактовке. И эта свобода определяется драматическим накалом, который иногда так высок, что требует преобразования в иные творческие энергии интерпретации.

Во второй части сборника читатель встретит несколько небольших пьес. Я бы отнес их к своеобразному драматургическому импрессионизму. Иногда это просто мазки, иногда пара как будто бы случайных, но очень выразительных сцен.

Очень смешная, но при этом и очень грустная пьеса «Газовая атака» показывает нам, как близко в мире существует нелепое, мелкое с великим и героическим. Пока семья из жены, мужа и двух дочерей страдала от обонятельных галлюцинаций, вызванных очередными фальсифицированными таблетками якобы для очищения организма, бывший жених одной из дочерей получает тяжелое ранение в боях на Донбассе. Это всё впечатляет как эффект разорвавшейся бомбы, и, надо сказать, на фоне этого эмоционального потрясения скрытые противоречия в семье, заложенные в намеках и репликах действующих лиц, проступают на общем фоне яркими стежками. Вообще, скрытые, неявные неблагополучия в семьях – одна из основных тем Медиевской. И это не странно. Ведь она пытается исследовать характеры во всей их полноте, а не какую-то одну сторону, которую человек охотно демонстрирует окружающим. Пьеса «Семейная косметика» из этой серии. Очень простая история о том, как муж застал жену с другим, показывает, насколько губительно для людей не обращать внимания на то, как они несчастливы, и ничего не предпринимать или предпринимать втайне. То, что могло стать фарсом, в итоге стало элегией о невозможности любви, о том, как постоянная борьба человека за жизнь и деньги лишает его чего-то самого главного.

Щемящая интонация, роковая власть случайности в драматургии Медиевской превращается в конкретные обстоятельства, придуманные и прописанные точно, умело и правдиво. На небольшом драматургическом пространстве всегда важен поворот, некий слом времени, тогда читатель и зритель попадает в резонанс и увлекается происходящим. О том, как этот поворот происходит в пьесе «Слоник на счастье», можно писать пособия. Герои случайно встречаются после многих лет при весьма пикантных обстоятельствах. Мужчина покупает в афинском магазинчике, хозяйкой которого является та, что была влюблена в него в юности, дорогую статуэтку. Потом переходит через дорогу и видит такие же вещи, но значительно дешевле. В гневе он возвращается, подозревая обман. Объясняться приходит сама хозяйка. Она уверяет: через дорогу китайские подделки, а здесь всё подлинное. Он ее узнаёт. Она тоже оказывается подлинной, настоящей, из его прошлого. Сюжет, мягко говоря, не новый. Но Медиевская за счет нюансов, деталей антуража придает всему происходящему новизну и свежесть. Пьеса заканчивается на такой ноте, что непонятно: изменится жизнь героев после этой встречи или нет. Конечно, скорее всего, нет. Но вдруг?

Продавец. Мадам велела передать, что она уехала, а вы опаздываете на самолет.

Покупатель. Позвоните ей! Скажите, что я жду ее. Нет, покажите фото!

Продавец. Извините, какое фото?

Покупатель. Она мне показывала фото.

Покупатель бегает по магазину, ищет фото, находит, берет фото, разглядывает.

Продавец. Господин, что вы себе позволяете?

Покупатель. Это она, она! Ну что же вы стоите, позовите хозяйку! Позвоните ей! К черту самолет! Я тот Вадим, тот, понимаете! Я должен ее видеть! Елена, Елена!

Входит хозяйка магазина. Покупатель бросается к ней с цветами.

Покупатель. Елена! Лена, это ты? Не может быть!

Хозяйка магазина. А-а, все-таки узнал теперь!

Покупатель. Прости меня!

Хозяйка магазина. Давно простила! Ну, здравствуй, Вадим!

Покупатель. Здравствуй, Лена!

Хозяйка магазина и покупатель подходят друг к другу, берутся за руки, и вместе смотрят на картину московского дворика на Плющихе.

Хозяйка магазина и покупатель (хором). Это наш двор!

Драматургия Медиевской о ценностях: о семейных – она всегда за то, чтобы все противоречия преодолевались; о духовных – ее волнует тайна творчества, его чудо (пьеса «Мотылек»); об общественных – ей претит всякая пошлость, карьеризм, безнравственность (пьеса «Привет от Шарикова»). Но ни в одной пьесе нет ни капли отталкивающей назидательности. И это признак высокого мастерства и художественности.

Максим Замшев,

Главный редактор «Литературной газеты»

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг