Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Мертвые воды Московского моря

Читайте в приложениях:
357 уже добавило
Оценка читателей
4.52
  • По популярности
  • По новизне
  • Но Алексей, и не видя, понимал, что чувствует Ляля. Она щедро отдавала себя Карачаеву: любовь, внимание, поддержку, помощь. А он предпочел тех, которые у него брали . Обидно и несправедливо. Но, увы, жизненно. Алексей и сам когда-то пережил подобную ситуацию. Его жена, первая и единственная, с которой он разошелся задолго до Александры, она в конечном итоге выбрала не его, отдававшего ей по полной программе, а другого… Который подставил жадный роток под кормящую грудь.
    То ли мазохизм, как утверждают психологи, то ли жертвенность, которая в крови у многих (и женщин, и мужчин), были тому причиной, он не знал. Как бы то ни было, она предпочла другого – того, кто потребовал от нее больше заботы и больше ласки, чем мог позволить себе требовать деликатный и совестливый Кис.
    Ляля, по мнению Алексея, оказалась примерно в такой же ситуации. Ее, щедро отдающую, променяли на щедро берущую. И ей не может не быть обидно, что ее так глупо и неблагодарно променяли…
    И еще Алексей подумал о том, как ему повезло встретить Александру. Она была такой же, как он. Отдавала щедро и просила меньше, чем отдавала…
    Говорят, люди сходятся по противоположности. Верно – но в юные годы. Потом, с опытом, нахлебавшись противоположности , – потом уже ищется такого, как ты сам, близкого и похожего, а отнюдь не противоположного… Так они с Сашей и нашли друг друга. И были удивительно счастливы вместе.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • была бы идеалом – то не судила бы. Слово это, впрочем, глупое, идеальных людей нет, – но чуток подмести в своей душе, повыбрасывать из нее кое-какой мусор вполне возможно… Однако для этого нужно уметь видеть собственные недостатки, для чего, в свою очередь, нужно быть достаточно критичным к себе… Марина же куда больше критиковала других. У дочери имелись серьезные комплексы, и ее безжалостные приговоры всем на свете являлись лишь способом самоутверждения.
    И снова Ляля спрашивала себя, виной ли ее воспитание такому ущербному восприятию дочери, да пройдет ли это у нее с возрастом?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Он покинул Жюли, пребывая в изрядном смятении. Она тронула его. Хотелось ее как-то защитить, поддержать… Приехала в чужую для нее страну, незнакомую и пугающую, – приехала к любимому мужчине, к мужу… Для того чтобы узнать, что он умер! Да не просто умер – убит!
    Алексей очень оценил то мужество, с которым она уступила ему и ответила на вопросы. Но именно на фоне этого мужества особенно резко проступала ее беззащитность… Видимо, именно это сочетание и соблазнило Карачаева.
    Ляля была сильной, слишком сильной, однозначно сильной. Мужество и великодушие – удел сильных людей – восхищают, но не вызывают трепетного чувства заботы, желания защитить. Яна же была эгоисткой – требовательной, капризной, утомительной. Судя по всему, о ней не надо было заботиться – она заботу брала сама, как в древности брали города.
    …Нет, Алексей не случайно включил в ряд женщин, с которыми у Карачаева были отношения, его дочь. Кто бы что ни думал, а он уже давно понял: душа человеческая задействуется, реализует себя в самых различных отношениях. И там, где она не находит удовлетворения в одном типе отношений, – там она добирает необходимое ей в другом.
    Он не соглашался с Фрейдом в его теории либидо. Алексей был убежден: не либидо, не половое влечение, не эдипов комплекс является причиной странных и порой болезненных отношений, нет! Просто душа желает жить в том типе отношений, который ей потребен на данный период. И если мужчине необходимо реализовать себя как защитника и покровителя, то он интуитивно ищет в женщинах натуру, которая позволит ему соответствовать этой роли. Весьма вероятно, что если бы эта роль была сполна отыграна в отношениях с предыдущей женщиной или с дочерьми, насытив его потребность быть защитником и покровителем, то для Жюли не оказалось бы места в его душе. Но это место оставалось до сих пор пустым. А свято место, как известно…
    Впрочем, если очень честно, если самому себе в глаза, как мужчина мужчине, – то придется признаться, что Жюли просто-напросто обладала убойным обаянием. Не красавица, с красным носом, без макияжа, без малейшего кокетства, – она меж тем завораживала. Понять, чем именно, было совершенно невозможно – но ее хотелось утешать, гладить, баловать… Обнять ее всю своей заботой, как дорогими мехами…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Недавно он прочитал в интервью Джона Леннона, впервые опубликованном: «Я через что только не прошел, но нет в мире выше наслаждения, чем когда тебя обнимает человек, которого ты любишь». Эта фраза была подхвачена и растиражирована в прессе, где она цитировалась к месту и не к месту. Алексей никогда не понимал: почему людям нужна ссылка на слова авторитета, чтобы высказать простые истины? Они забывают о них, пока чужие слова им не напомнят? Или боятся произносить их сами – из страха показаться смешными и сентиментальными?
    Алексей не боялся. Эти страхи остались в поре юной самолюбивой глупости, когда его мнения были еще зависимы от чужих оценок. Он давно стал взрослым и самостоятельным и называл теперь любовь – любовью, любимую женщину – любимой, желание – желанием и счастье – счастьем. И, уловив циничную усмешку в ином взгляде, он только думал: «Пока ты, приятель, не назовешь вещи своими именами – любовь любовью, а счастье счастьем, – у тебя их и не будет. Ведь то, что не названо, того и не существует…»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Просто Яна – она непосредственная, наивная… Она иногда говорила обидные вещи, не понимая этого. Она говорила то, что думала!
    «То, что думают, говорят только умственно отсталые люди, – мысленно ответил ему Алексей. – Любой нормальный человек отдает себе отчет в том, что он произносит. И раз говорит обидное – значит, хочет обидеть … Поймешь ли ты это когда-нибудь, парнишка? Во всяком случае, я тебе этого желаю, чтобы ты не закончил свою жизнь, раздавленный следующим «королевским» каблуком, который тебе непременно вскорости попадется
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • И за эти годы он понял одну бесценную истину: в характерах людских нет ничего разрозненного и случайного . Если человек пнул ногой кошку или опозорил прилюдно друга, то человек это дурной, о чем вывод следует делать незамедлительно. Хотя, разумеется, он необязательно преступник.
    Но знал Алексей также и то, что подавляющему большинству мужчин сия истина неведома. Попадая под женское обаяние, они способны умиляться мелким недобрым выходкам предмета восхищения, – впрочем, они даже не находят их недобрыми, считая их то детской проказой, то криком раненной неизвестно кем души. Это потом, когда они прочно попадают под шпильку своего идола, обнаруживают, что «детские проказы» вдруг оборачиваются против них, верных рыцарей ими же возведенной на трон королевы…
    Теперь испытанные на собственной шкуре «проказы» уже не кажутся столь детскими и столь безобидными. А предмет восхищения, вчера еще столь нежный, столь трогательный, столь беззащитный, сегодня оказывается бесчувственным, эгоистичным и беспощадным… Но поздно! Уже повязан мужик узами брака, а то и детьми, – и стерва держит его на коротком поводке, и он, дурень, ментально зависимый от нее по гроб, только редкими проблесками сознания охватывает сложившуюся картину и снова тонет в пучине зависимости…
    Посему Кис всегда внимательнее и доверчивее прислушивался к женским реакциям, чем к мужским. Сексуальное влечение им не застит глаза, и к недобрым волнам они крайне чувствительны. И в данном деле портрет Яны складывался в первую очередь из объективно-грустного рассказа Ляли, из беспомощно-агрессивных характеристик Марины, из уязвленных реплик Иры…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • За годы практики Алексей научился обращать внимание на одежду: она говорила о характере, а характер – о складе ума. Непомерное желание нравиться, заметное в одежде, рассказывало о болезненном тщеславии, – и тогда детектив готовился услышать немало лжи: подобные люди будут подавать события исключительно в свете, выгодном для них, нимало не заботясь о том, как все происходило на самом деле.
    Полное пренебрежение к одежде почти всегда было свидетельством асоциальности, трудного и негибкого характера, который непременно сказывается на мышлении человека, приводя к неповоротливости ума.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • оследней инстанции… «Ничего не меняется, – сказала себе Ляля. – Меняются только предметы обсуждения. Но пафос самоутверждения остается ровно тем же».
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги серии «Частный детектив Алексей Кисанов»