Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • bookeanarium
    bookeanarium
    Оценка:
    55

    Под плохонькой обложкой неизвестного издательства – настоящее чудо работы переводчика-скандинависта, литературоведа, автора книг и статей о скандинавской литературе Татьяны Чесноковой. Она ещё и преподаватель РГГУ, кандидат филологических наук.

    В тексте никаких страшных терминов (если регалии пугают), а что-то похожее на «Одноэтажную Америку» Ильфа и Петрова, только без пропаганды. Те же годы – 1930-е. Та же материальная обеспеченность, включающая определённый стандарт удобств: кафельные ванные комнаты с ванной, умывальником и туалетом, наличие балкона в квартире, мраморный пол в холле, дубовый паркет в гостиной, более удобный для мытья линолеум в спальной и на кухне. Кухня же была оборудована мойкой из нержавеющей стали, газовой плитой, небольшим холодильником. Холодная и горячая вода. На лестнице находился обязательный мусоропровод, а в подвале дома – общая для жильцов прачечная. Тридцатые годы! Цивилизация…

    Но отодвинем ненадолго материальную сторону (хотя нам расскажут и про изобретённый шведами GPS, кардиостимулятор, компьютерную мышь, тетра пак и многое другое). В городе с населением не больше, чем в Иркутске, более 70 музеев, а неофициальное название – «Северная Венеция», поскольку стоит, ни много ни мало, на 24 000 островов, островков и скал, из которых состоит стокгольмский архипелаг. В нём есть своя Сенная площадь, Сибирь и (ни за что не поверите) – Вестерос.

    Татьяна Чеснокова попутно упомянет всех знаменитостей, которые родились и жили в Стокгольме (Ингрид Бергман, Грета Гарбо, Август Стриндберг и пр.), обязательно расскажет про Нобелевскую премию и квартал Васастан, шведский стол и историю, как удачно фирма «Эрикссон» телефонизировала дворец последнему русскому царю.

    Большой плюс всего текста – это полное отсутствие энциклопедически-выхолощенных фрагментов; всё подряд – это живой и захватывающий рассказ. Прекрасной Астрид Линдгрен здесь уделено не особо много внимания, она как приглашённая звезда: появится, сверкнёт и исчезнет; но и задачи писать ЖЗЛ у автора не было, - только о времени, в котором жила создательница Карлссона. Будет и немного современности. Это ни в коем случае не путеводитель, не биография, но отличный очерк про эпоху, город и genius loci.

    «Восточная часть квартала называется Сибирью, и возникла она в 1880-е годы, когда сюда переселялись рабочие из густонаселенного Сёдермальма. Переехав из южного предместья на эту северную окраину, она именовали ее Сибирью, как наиболее удаленный и необжитый район Стокгольма. Однако сегодня «Сибириен», сохранив свое название, превратилась в престижный район, где живут, в частности, многие телезнаменитости».
    Читать полностью