Книга или автор
4,0
4 читателя оценили
334 печ. страниц
2019 год
16+

Когда порою случайно оброненное слово, мимолетно промчавшаяся мысль приобретают нечто большее значение, чем весь остальной ворох ежедневных произнесенных предложений, состоявшихся разговоров, эмоций, чувств, то человек невольно начинает задумываться.

«Ведь как же так? Я же просто подумал? Я же ничего такого не хотел…»

Или «Бывает же такое! У меня же ведь только промелькнула мысль. И вот тебе, пожалуйста!»

Ну, или даже так: «Замечательно вышло! Пусть тогда будет еще вот это, это и это.»

Все это мысли человека, у которого сбылась сказанная им вслух или же про себя мысль. Даже не желание, а мысль, возникшая из неоткуда и ушедшая в никуда. Быстрая, нечаянная, светлая, а может и темная. И это не желание, которое мы постоянно корректируем, предаем ему все новые черты, порою очень далеко уходя от начала задуманного. И когда получаем то, что хотели, не факт, что оно принесет нам счастье или же хотя бы моральное удовлетворение. Это мечта…

А легкая, словно порыв свежего ласкового ветра в летний, знойный день мысль – вещь совсем уж непредсказуемая. И только одной судьбе известно к чему в конечном итоге она приведет. Глупо и бессмысленно оборвется или изменит жизнь в сторону чего-то прекрасного, нового и как потом может оказаться всею душою любимого.

Но только если ты сам этого захочешь…

Глава 1

День начинался вполне себе хорошо, и что самое главное не было никаких предпосылок, что возникнет непредвиденное дело. Дело, которое может действительно сильно озадачить.

Маша направлялась в гости. Несмотря на то, что был белый день и, была суббота, на улице почти никого не было. Случайные прохожие, с нерадостными лицами спешившие куда-то и все. Конечно, кому хотелось в то и дело крапающий дождь и холодный порывистый ветер бродить по серым улицам. А под ногами хлюпала настоящая каша из грязного снега и воды. Кругом сырость и слякоть.

Маша старалась не задерживаться на улице и поэтому, чтобы побыстрее добраться до тети, внимательно смотрела под ноги и довольно шустро передвигалась по вязкой мятежной дороге.

Она остановилась на пару секунд, чтобы оглядеться и понять, долго ли ей еще осталось идти. Тут ее взгляд задержался на самодельной, скособочившейся скамейке, что стояла между деревьев во дворе дома. Маша постояла на месте в полной нерешительности еще какое-то время.

Она сильно колебалась, но все-таки сделала пару шагов в сторону скамейки, где тихонечко, словно кто-то ее аккуратно положил, лежала серая папка. Папка была на скоросшиватели и довольно объемная, сырая, вся в каплях дождя.

«Мало ли, что это за папка!» – резко подумала Маша.

И самым правильным было сейчас просто уйти…

Несколькими месяцами ранее. До того пасмурного, холодного утра.

Наступило на редкость солнечное осеннее утро. На календаре было воскресенье. Выходной день. Никуда не нужно было торопиться, рано вставать и теряться в общем городском суетливом потоке, который состоит из людей и машин. Сонных людей и запачканных, забрызганных осенней грязью машин.

Маша жила в общежитие одного из многочисленных во всей нашей большой стране экономических колледжей. Ежегодно из стен учебных заведений выпускалось огромное количество студентов и такое же количество молодежи принималось на освободившиеся места. Но нельзя сказать, что Маше учеба доставляла какое-то особенное удовольствие, но и посещение уроков не было для нее таким уж тягостным занятием. Скорее всего, Маша относилась к учебе как к чему-то неизбежному необходимому в своей жизни. Все учатся, потом работают. Такая жизненная система.

Маленькую общежитскую комнату Маша делила с Верой, такой же провинциальной девчонкой, которой была и сама. Вера училась в параллельной группе на специалиста банковского дела. Маша же, по настоянию родителей постигала азы бухгалтерского учета.

Обычно Маша на выходные всегда уезжала к себе домой. Но совсем неожиданно к ней подкрались такие времена, что на билет у нее не оказалось денег. И никакого другого варианта, как провести выходные в городе у Маши не оставалось. На ее удивление Вера не задержалась в городе, как все предыдущие выходные, а уехали к себе на малую родину. Вот так неожиданно Маша осталась одна.

Решительно скинув с себя одеяло, Маша почувствовала волну холода прокатившегося по телу. В принципе, в комнате всегда было относительное тепло, но сегодня был выходной день и отопление убавили. Ведь многие же студенты разъехались – не сильна логика.

Как можно быстрее натянув на себя лосины и теплый, но уже растянутый от продолжительной носки свитер, Маша направилась на кухню, путь в которую лежал через длинный совсем неуютный, всегда окутанный полумраком от тусклых ламп, коридор. Стены коридора были минувшим летом перекрашены в розовый яркий насыщенный цвет, который в неярком освещении был больше похож на бордовый. И по большему счету до таких житейских мелочей никому не было дело. Розовый, зеленый… Все равно все студентки были настолько заняты своими делами, кто учился, кто устраивал свою личную жизнь, кто пребывал в своем непонятном для других мире, что на такие мелочи жизни у них просто не оставалось времени.

Да и Маша, жившая здесь уже третий месяц, только сегодня заметила странный оттенок стен. И удивилась, как это столько времени она ходила и не замечала вокруг себя таких очевидных вещей. Наверное, действительно, она только сейчас начала привыкать к новой обстановке вокруг себя. Только сейчас стала смотреть на все более четким и разумным взглядом. Не всё же, ох далеко не все, могут приехать из деревни в шумный город и сразу же чувствовать себя как коренные горожане, приживающие в каменных многоэтажках не первое поколение.

Некая скованность в движениях и даже мыслях, которую Маша не замечала, выдавали ее деревенское происхождение.

Итак, ширкая твердой подошвой тапок по бетонному полу, Маша таки добралась до кухни. Набрав в небольшую кастрюльку воды, Маша поставила ее на газ. И только окончательно проснувшись, поняла, что забыла овсяные хлопья в комнате.

Хранить на кухне небольшие запасы еды было весьма непредусмотрительно, так как в здании время от времени появлялись неожиданные серые гости – мыши, ну а так же кто-нибудь из местных студентов вполне мог приватизировать без зазрения совести чью-нибудь сосиску, пельмени, макароны, чай, да всё что угодно. И главное нельзя было сказать, что это было воровством, просто:

– Ой, ну тебе же не жалко! Я потом отдам, – звучало из уст некоторых наглых особ как факт.

То есть никто не спрашивал, тебя просто ставили в известность, если ты, конечно, появлялся в тот самый момент на кухне, когда непосредственно происходил захват имущества. Конечно, с такой бесцеремонностью и невоспитанностью пробовали бороться. Но то ли боролись неправильно, то ли привычка брать чужое так глубоко сидела в человеке, а искоренить эту заразу из стен общежития никак не получалось.

Нехотя возвращаясь в комнату, Маша еще в коридоре услышала, как у кого-то звонил телефон и затих. Открыв дверь, Маша поняла, что это был ее телефон. Такой же стандартный гудок на вызове был еще у Оли, девочки из соседней комнаты, которая, как и Маша, каким-то чудесным образом жила с обычным кнопочным телефоном и не чувствовала себя обделенным или же в какой-то бы не было степени несчастным ущемленным жизнью человеком. Но она сегодня уехала. И соответственно ее телефон Маша никак не могла слышать.

Достав из ящика пачку с овсянкой, остатки которой как раз хватало на завтрак и, включив электрический чайник, Маша взяла телефон и направилась обратно на кухню. По дороге она набрала мамин номер. Было непривычно в выходной день разговаривать с мамой по телефону, а не сидеть в одной комнате рядом с ней. Но Маша быстро собралась и отогнала все навязчивые неприятные мысли прочь. Все мысли, которые могли нечаянно вызвать тяжелый, колючий ком в горле и переполняющие глаза слезы. В конце концов, не всегда же у нее с деньгами будет так туго!

– Нет, мам. Я буду сидеть в комнате и делать самостоялки. Ну, ты же знаешь, что на все развлечения нужны деньги. Даже сходить в кино на самый непопулярный фильм нужно сотни две. А мне еще хлеб с макаронами надо купить. Да не переживай ты! На хлеб у меня есть… Даже на шоколадку смогу найти мелочи. Вот кашу варю. Если только за хлебом схожу… Хорошо. Ладно… Пока.

Маша, положила телефон на подоконник и призадумалась. Холодное осеннее солнце светило в окно. Да, конечно, неплохо было бы куда-нибудь сходить. Но, опять же, куда? Вот если бы случайно образовалась хотя бы небольшая, но свободная сумма денег, то тогда еще можно было бы подумать. А так, что толку то? Напрасные мысли.

Маша вздохнула. Придется весь день делать самостоялки. Ну что ж. В принципе и это тоже надо. Когда никогда, а делать их все равно пришлось бы.

Позади Маши послышались чьи-то шаги. На кухню вошла третьекурсница Анжела. Запахивая легкий халатик и ежась от холода, она изящно приземлилась на стул и окликнула погрузившуюся в свои мысли Машу.

– Это твоя кастрюля на газу?

– Да, – тут же повернулась Маша, – ой, кипит!

Маша подняла крышку и запустила в бурлящую воду овсяные хлопья. Анжела коротко позевнула и опять уставилась на Машу.

– Как ты ешь эту гадость?

– С аппетитом, – помешивая кашу, соврала Маша.

Овсянка на воде не была ее любимым блюдом, вот если бы сварить на молоке, тогда действительно можно было бы получить настоящее удовольствие от завтрака. Но про молоко Маша забыла. Была в магазине, но благополучно забыла его купить.

– Ффф!.. – с отвращением фыркнула Анжела и потянулась к ручке холодильника.

Маша медленно мешала кашу и старалась не обращать внимания на девушку. Она прекрасно знала, что ничего путного из разговора не получиться и самым лучшим будет поскорее доварить кашу и уйти к себе в комнату. И не из-за ссоры, потому что ругаться было не из чего, боялась Маша. Ей просто не хотелось выслушивать пустые сплетни, ни к чему не нужные мнения о тех или иных людях, будь то учителя, студентки, парни с параллельной группы. Ничего интересного, а главное только отвлекает от задуманного скучноватого плана на сегодняшний выходной. Но Маша даже не догадывалась, что Анжела и не собралась о чем бы то не было с ней разговаривать, а уж тем более о чем-то рассуждать и кого-то с ней обсуждать. Но зачем-то, сама не зная зачем, произнесла следующее:

– Ты что, уходишь? – недовольно возмутилась Анжела.

– Да. У меня сегодня кое-какие планы. Хочу все успеть.

– Ну, давай, – без особого аппетита швыряя йогурт в пластмассовом стаканчике, ответила Анжела.

«На вкус и цвет товарищей нет», – думала Маша, поедая овсянку. Хорошо, что нашлась баночка домашнего клубничного варенья, иначе тяжело было бы осилить тарелку постной каши.

Лучи солнца, вовсю хозяйствовали в Машиной комнате. Девушке, глядя на все великолепие короткого ноябрьского дня, захотелось немедленно пройтись по улицам города. Ей показалось, что если она сделает небольшой кружок на воздухе, то непременно сможет приняться за работу с большими энтузиазмом и силами. И даже, возможно, сможет выполнить чуть больше запланированного.

Надев куртку, шапку, обмотав горло шарфом, Маша вышла на улицу. В кармане куртки, чуть оттягивая его, весело звенела мелочь. Маша отворила подъездную дверь, ее щеки тут же обдало свежим морозным воздухом. Как оказалось, погода только из окна выглядела такой приветливой. Время от времени задувавший из-за домом ветер, пробирал до мурашек.

Надо было садиться и писать работы, подумала Маша. Как вдруг, ноги ее поехали вперед, руки взмыли в воздухе, все тело пыталось поймать равновесие и Маша, застыв на мгновение в довольно странной, необычной позе, подалась вниз, к земле. Уставившись в невесть откуда взявшийся под ногами лед, Маша с облегчением выдохнула. Ведь могло все закончиться гораздо неприятнее!.. Ух!.. Просто повезло!

Маша огляделась по сторонам. Улица была пустынна. Похоже, что все горожане еще спали. Прейдя в себя, Маша стала осторожно подниматься на ноги. Вдруг под правой коленкой что-то блеснуло. Девушка присмотрелась. Самые обычные пять рублей лежали на неровном, но очень скользком льду. Маша тут же стала проверять свой карман. Но он оказался закрытым. Маша протеребила всю внутреннею часть кармана, с опаской ожидая обнаружить в ней дырку. Но пальцы рук не обнаружили никакой прорехи и Маша с облегчением выдохнула. Отряхнув джинсы от налипшей снежной пыли, Маша еще раз, правда мельком взглянула на блестящие пять рублей, очевидно те были недавно выпущены в оборот и от того так ослепительно блестели, и совершенно мимолетно подумала: если уж что-то и находить, то посерьезнее, чем такую мелочь.

И благополучно позабыв про своё нелепое падение, направилась дальше по запланированному маршруту. Маша зашла в универсам. Как обычно витрины магазина были битком набиты различным товаром, яркие упаковки пестрели, производители старались выделить свой продукт из общей массы. Но в итоге все товары были на одно лицо. И попробуй разберись какое молоко стоит брать, а от какого лучше и вовсе отказаться!

На радость девушке, подойдя к кассе, её не встретила большая очередь из людей и тележек, как это обычно бывает. Ах, да, ведь сейчас утро воскресенья, все, кто работал целую неделю ещё отдыхают!

За кассой сидела усталая уже с самого утра молоденькая женщина. Или же все было гораздо проще – она не выспалась и который час на рабочем месте боролась с одолевающей дремотой. На Машу, казалось, она никак не отреагировала, её глаза, как смотрели сквозь монитор непонятно куда, так и продолжали смотреть, когда она стала прощелкивать товар.

Уложив покупки в рюкзак Маша направилась к выходу. Автоматический механизм раздвинул двери и на Машу обрушилась волна горячего воздуха. Кондиционеры работали на полную мощность, похоже их работоспособность проверяли перед грядущей зимой. Маша поспешно вышла на улицу. Она не любила когда нагретый воздух бьёт по лицу. Он был всегда сухим и казалось полностью лишён кислорода.

Несмотря на то, что улица была освещена солнцем, тепла в воздухе скорее поубавилось, чем прибавилось. Ветер стал сильнее задувать из-за углов домов и еще больше пробирать прохожих до неприятных мурашек. Маша поежилась. Пожалуй надо доставать из шкафа зимнюю толстую теплую куртку, хватит уже ходить в осенней. Ведь так и недолго простудиться.

Быстрыми шагами Маша направилась к общежитию и искренне была рада, когда входная дверь захлопнулась у нее за спиной. Первый раз за все время проживания здесь, Маша впервые почувствовала некое подобие уюта и защищенности. Видимо, свою роль сыграла холодная погода. Включив чайник на разогрев, Маша укуталась в плед и стала разбирать рюкзак. "Завтра точно пойду в зимней куртке" – подумала Маша. И мысленно сказала маме спасибо, за то, что та настояла, чтобы Маша, в прошлые выходные, забрала куртку с собой.

Вечер пролетел незаметно. Маша в перерыве между уроками звонила домой, готовила ужин. И, только увидев, что строчки в учебнике начинают плясать, заходить друг за друга, уменьшаться и увеличиваться, решила для себя, что на сегодня хватит. Итак, большая часть работ была уже сделана, а с оставшейся, она расправиться в следующий раз, потом.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 45 000 книг

Зарегистрироваться