Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Театральная улица: Воспоминания

Театральная улица: Воспоминания
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
109 уже добавили
Оценка читателей
4.27

Воспоминания Тамары Карсавиной, одной из звезд легендарной труппы Сергея Дягилева, в составе которой были Нижинский и Павлова, стали признанной классикой литературы о балете. Детство, уроки танцев, годы обучения в Императорском балетном училище и последовавшие за ними триумфальные выступления в Мариинском, а затем в лучших театрах европейских столиц – все, что повлияло на становление величайшей балерины мира, отражено на этих страницах. Ярко и образно рассказывает балерина о своей жизни и замечательных людях, окружавших ее.

Лучшие рецензии
sireniti
sireniti
Оценка:
44

"Город прекрасный, город счастливый. Над разлившимся Днепром, весь в зелени каштанов, весь в солнечных пятнах.
Сейчас в нем великая усталость после страшных громыхавших лет. Покой."

В нём и сейчас великая усталость. И боль большая. И рана, которая не хочет заживать.

Эх, Михаил Афанасьевич, своим маленьким рассказом вы разбередили душу. Как можно в 27 страничек (у меня электронного текста) уместить столько всего? Да так, чтобы и плакать, и смеяться, ухмыляться, впадать в отчаяние и возрождаться надеждой.
Это не рассказ- это биография моей столицы, маленькая история большого города, старинного и величественного, родного и любимого, хоть я и не её житель.
В девяти главах коротко и метко писатель описал достопримечательности, каснулся науки, религии, искусства. Древняя история, времена НЭПа, политичские перевороты, церковные конфликты,- обо всём узнаешь буквально из нескольких строк.
Заметно, как нежно он любит Киев, как дороги ему улочки, дома, мосты и скверики. Он подтрунивает над его жителями, но делает это тактично и уместно.

А Киев продолжается. "Эх, жемчужина — Киев! Беспокойное ты место!.."

Читать полностью
asya-death
asya-death
Оценка:
28

Очень яркий, эмоциональный рассказ небольшого объема.
В своём рассказе М.А.Булгаков изображает свои метания, страдания, скитания во времена кровавых событий в России в конце 1918 года - в начале 1920 года.
Рассказ, как и "Морфий", составлен в виде записной книжки. Отрывки небольшие по размеру, но имеют очень интересную структуру. Так коротко, но содержательно передать свою мысль может передать только М.А.Булгаков!

Быть интеллигентом вовсе не значит обязательно быть идиотом...
karelskyA
karelskyA
Оценка:
19
И было в лето от Р.Х. 1920-е из Тифлиса явление.

В "Записках.." много самого Булгакова - оценок, предпочтений, стремлений, восприятия трудного периода жизни 1920-22гг во Владикавказе, затем в Москве. Описано противостояние новой пролетарской революционной культуры старой традиционной, бытовые трудности, начиная от игрушечно-зверино-тесной комнаты до отсутствия денег и голода. Эмиграция не состоялась только из-за невозможности осуществления.
Местами, особенно вначале, читал, заглядывая в интернет-справочники, чтобы понять слова и фразы автора.
В результате побывал на Кавказе, увидел Столовую гору, которая, оказывается, есть не только в Кейптауне.
Совершил путешествие в мир русского языка - канашка, френч, гетры, колченогий, сутолока, полок, понеже.
Побывал в православном мире наших предков - "идеже несть" заупокой Пушкина, - Взбранной воеводе победительная!.. Кондак Богородице.
Ощутил личный мир Булгакова - любил Мельникова-Печерского, старину с корабельным лесом, царем Петром, сказками, читал Пиквика, знал Чехова, Дюма считал неподражаемым, преклонялся перед Пушкиным, защищая которого работу потерял, но сердце и мозг не продал. Понял, почему рукописи не горят - Булгаков сам объяснил.
Первая часть - кавказская - намного сильнее захватила, вторая часть -московская - послабее, меньше интересного.
- Вам, по-видимому... э ... не нравится?
- Нет. Что вы? Хе-хе! Очень... мило. Мило очень. Только вот...

Прочитать советую)

Читать полностью
Лучшая цитата
Одним из таких людей был Боткин. Я нечасто встречала в людях подобную терпимость и умение постоянно пребывать в хорошем настроении, как у этого пожилого человека. Врач по профессии и еще в большей мере по призванию, Боткин был одновременно выдающимся коллекционером и другом группы «Мир искусства». Добродушная шутка Боткина «Сережа пользуется моим домом как перевалочной базой» показывает степень близости между ними. Если Дягилев оказывался поблизости от их дома, он заходил и, поцеловав руку госпоже Боткиной, спрашивал ее:
– Можно пойти побренчать на пианино?
Он часто часами оставался в библиотеке, подбирая партитуру.
Позже этот пример помог мне понять, что внешне ленивый Дягилев обладал невероятной способностью к труду. Мне кажется, его мозг никогда не пребывал в праздности, даже когда он, как общительный хозяин, вел застольную беседу, не связанную с искусством. Параллельно с легкой непринужденной болтовней происходила глубинная работа мысли. Его необычайная непунктуальность была намеренной. В этом он сам признался, когда пришел на день позже на назначенную со мной встречу. «Мое расписание определяется срочностью только что возникших безотлагательных проблем; часто я считаю более полезным довести до конца дело, которым уже занимаюсь, чем выпустить его из рук ради назначенной в другом месте встречи». Я сочла такое объяснение вполне убедительным, прямота, с которой он об этом говорил, меня обезоружила.
Мне удалось проникнуть в истинную суть Дягилева благодаря Боткину. Именно он заложил легкий след сомнений в мою, возможно, слишком самодовольную правильность, так как в те годы я отличалась некоторой педантичностью. Говоря о том аспекте жизни Дягилева, который обычно подвергался осуждению, Боткин заметил: «Жестоко и несправедливо давать безобразные имена тому, что, в конце концов, является всего лишь капризом природы».
В мои цитаты Удалить из цитат