Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Эта сладкая голая сволочь

Эта сладкая голая сволочь
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
19 уже добавили
Оценка читателей
3.8

«Эта сладкая голая сволочь» – роман-трэш. В нем много крови и любви. Эротические скрепы прочно стягивают конструкцию, заложенную в СССР совместными усилиями КГБ, западных спецслужб и их не в меру сентиментальных сотрудников.

Виртуозное (порой до виртуальности) владение крепежными и смазочными материалами позволило автору с пользой для читателя преодолеть время – от середины 70-х до начала третьего тысячелетия, и пространство – от Москвы до Парижа, от Лондона до Валлетты, от Лиссабона до... Отметим: автор романа – дама, хорошо известная в странах, упоминаемых на его страницах.

Сказанного достаточно для восприятия книги, основанной на нереально-реальных событиях, которым автор была свидетелем и в которых принимала участие. Именно поэтому все совпадения случайны ровно настолько, чтобы оставаться случайными совпадениями.

Лучшие рецензии
Meredith
Meredith
Оценка:
39

Corpus, как же ты меня разочаровал! Где обещанный роман-трэш? Видимо, тот, кто всунул эту цитатку в описание, на самом деле книгу не читал, а лишь слегка пролистал. А я, дура такая, поверила. Тьфу ты!
Давайте я попробую рассказать, что на самом деле ждет читателя на страницах этой книжицы.

С самого начала мы знакомимся с какой-то гламурной парочкой из Парижа. Она вся такая из себя, туфли носит до первой смены набоек - после их уже можно выбрасывать. И совершенно наплевать на цену. Предпочитает смотреть на чужих детей и жалеть, что сама не родила еще, чем настругать своих и жалеть, что они у нее есть. Характер переменчивый, дура. В честь расставания дарит своему уже экс-любовнику канадского сфинкса. Кот Адонис (сокращенно Додик!) в своем уродстве неотразим. Характер игривый, доставучий и немного нежный. Сам же экс-любовник - мужик в возрасте, вроде даже с мозгами (но как он три года терпел свою припадочную?), писатель (то есть, простите, "литератор"), пишет под женским псевдонимом, представляется Полом Линкс (на деле эмигрант из СССР, поэтому, конечно же, зовут его не так). У него "по-обезьяньи привлекательное лицо" и совершенно нездоровая фантазия. В один прекрасный день ему придется отправиться к ветеринару. И, как в самых дешевых романах, доктором окажется некая "демоническая брюнетка" Нина с прекрасной задницей и такими острыми локтями, что ими можно рыть метро (это комплимент мужика, который ей по возрасту почти в отцы годится). Бла-бла-бла Пол и Нина отправятся на свидание. Как оказалось, обоим нужен тупо секс, а то она бедная-несчастная год уже ни с кем не того, аж мыслить стала сплошными многоточиями.

А теперь смотрим на обложку. Видите [roman]? Вооот! Сексом дело не закончится, потому что после многочасовой "схватки обезумевших вампиров" они разговорились о смерти, обнаружив друг в друге интересных собеседников. Нина оказалась "естественно-ребячливой" и "страстно-опытной" сучкой, умудряющейся одновременно воздействовать на все органы Пола (сколько же у нее было рук?). Она к тому же "фонтанировала" женственностью примерно так же, как автор фонтанирует бредовыми фразочками. До разбивания лба поражает то, как люди с образом мышления на уровне чотких пацанов с окраины умудряются периодически с умным видом говорить о Достоевском, Музиле и Шиллере, заодно называя Вишневского банальным и пошлым графоманом, у которого все что-то там сосут. Возможно, вы сейчас согласитесь, что в "Одиночестве в сети" так и было, но вы не представляете, что вас ждет в "Этой сладкой голой сволочи"! Уж лучше бы они все продолжали сосать...

Так вот, это было начало первой сюжетной линии. А всего их три.
Вторая уносит нас в Москву 80-ых. История пятнадцатилетней наивной девочки Нюши цепляет за живое. Ребенок лишился семьи, заботы и любви, а после и жилья. А во всем виноваты кэгэбисты. Эта веточка будет давить на жалость и буквально кричать читателю: "Смотри, как в СССР страдали дети и старушки! Смотри, как все стучали! Всех карали, дышать не давали!". Ну ок, спасибо, мы в курсе. А хорошее было в стране советов? Нет? Ну я так и думала, ага. Но тяжело было и чуваку, который умудрился сбежать. Если вас не зацепила бедная пожилая мать, которую гоняют на допросы, если вам наплевать на ребенка с нелегкой судьбой, то страдающая пьющая жена и мальчик, которому никак не купят собаку, вас точно заденут! Наверное. Нет, ладно, действительно создается впечатление, что куски книги писались разными людьми. Если романтическая история смердит дешевкой, то здесь качество текста заметно улучшается, а сюжет не позволяет остаться сухарем. Только вот под конец от обилия желчи в тексте лично меня стало тошнить.

О чем же третья история? Ооооо а вот это самое интересное. Помните же, что наш главный герой - женщина-писака? Знаете, как он пишет? "Если люди готовы читать все, что угодно, я готов писать для них все, что угодно". И лучше бы ты писал иронические детективы, чувак. Его книга как раз и есть тот самый "постмодернистский роман-трэш", только вот от постмодерна там нет абсолютно ничего. Зато есть малолетняя шлюшка, она же "роковая женщина! мстительница!", которая хочет наказать своего биологического отца за то, что тот когда-то трахнул хиппи-наркоманку, то есть ее мать. Знаете, чем она его наказывает? Сексом и свадьбой, чтобы потом залепить ему, что этот старый хрыщ занимался инцестом. Гениально. Хотя чего можно ожидать от девочки, которая всю жизнь занималась сексом со шлангом включенного пылесоса? Теперь вы понимаете, что Вишневский был не так уж плох? Думаю, ей там заодно и мозги все высосало. Зато она тоже фонтанирует (ох, какое все-таки полезное слово) философскими размышлениями. Про то, чем закончится эта история, я умолчу. У меня просто слов цивильных не хватает.
Первая половина текста настолько переполнена идиотскими ситуациями и фразами, что можно до слез рассмеяться. Некоторые из них я уже использовала в своем отзыве, а если вы решите почитать сами, то еще обязательно "организуете себе нирванночку", из вашего организма " виртуозным смычком" будут извлекать "бесконечные оргазмы впечатлений", вы станете "гордым лузером" или "лузером с гонором" и помечтаете о бараньей ножке в тот момент, когда на ваших коленках сидит полуголая сексапильная брюнетка на лет 20 моложе вас.
И как же все-таки жаль, что вторая половина книги превратилась в исповедь и слезовыжималку с очередными наездами на совок. Даже котик из сюжета пропал. Зато появились признания в любви Пелевину, чо. Хорошая такая реклама. Не совсем мне все же ясно, зачем суровую политическую драму стоило смешивать с двойным гламурным чиклитом.

Еще хочу сказать потенциальному читателю, что не стоит вестись на перечисление городов в аннотации к книге. То, что они там есть, вовсе не значит, что вы встретите хоть какое-то описание в тексте. Ничего! Только место действия! Ни тебе богемного сияния Парижа, ни тебе романтической подсветки каналов Венеции, живописных холмов Лиссабона читатель тоже не получит, даже ни одной самой захолустной улочки Москвы не дадут. Мне было обидно. Я люблю смотреть на города глазами персонажей. А здесь я только вижу, как член картонного богатого старичка отдает честь какой-то типичной киношной шалаве в полупрозрачном топике. Лучше бы я все-таки почитала "Библию БДСМ" или какие-нибудь диалоги с пенисами.

Читать полностью
Hatred
Hatred
Оценка:
12
Автор благодарит алфавит за любезно предоставленные буквы

И тут я поняла, что мы точно подружимся.

Сладкая голая сволочь... СГС...

Особого обещанного трэша в этой книге я не встретила. Видать, я уже слишком искушена любимым Рю Мураками. Чем все закончится я поняла где-то на середине книги. Однако, мне понравилось.

Учитывая то, что я терпеть не могу и всякое: "ммм, котики, мимими", но Адонис покорил даже меня. Мудрый и нежный сфинкс. Эта сладкая голая сволочь...

Именно так я его представляю.
Было безумно жаль Додика, когда его кастрировали. Нечестно это как-то.

Размышления Поля мне импонировали. Давненько мужские персонажи не вызывали у меня симпатии.

Короче, жить надо не по принципу "что хочу, то и делаю!" - это беспредел, а по принципу "чего не хочу, того не делаю" - это и есть свобода

Также, в книге есть отсылки к другим литературным произведениям.

- Я тащусь от вашего Пелевина, - говорил он. - Это Достоевский новой эпохи .

Ну и, конечно же, никого не оставит равнодушным роман в романе романа.
Советую к прочтению. Надеюсь в дальнейшем продолжить знакомство с автором.

Читать полностью
nedkashtanka
nedkashtanka
Оценка:
9

"без кота - жизнь не та", - подумалось мне, когда выбирала книгу из списка, и потому решила остановиться на этой.
ничего особенного от неё не ждала, ничего особенного и не было, поэтому мне понравилось.

в некотором царстве, в некотором государстве литературы пишут порой такие книги, которые нужны в большей степени самому автору, нежели читателю, который всё равно от них "сверхъестественного литературного" получить не может. но в этом же царстве-государстве читатель всегда имеет возможность перешагнуть особую грань интеллектуальной и культуральной маргинальности, и, словно бомж в мусорном баке, поискать в имеющемся явлении книги свои вкусненькие объедки и то, что съесть не сможет, но чем блага и уюта ради украсит быт своей души.
эта книга - словно лента мёбиуса, может вести читателя от самого пика поверхностности, до незримых почти глубин чтеца. так как при довольно стандартно-банальном сюжетном каркасе и лингвистической клишированности, книга в своих смыслообразующих формах всё-таки выходит на уровень рассмотрения литературы, в целом, и конкретно её "производства" и источника устремления к оному, чем может ввергнуть интересующегося данной темой в огромный замшелый лес дремучих аналитико-чувственных самокопаний, а так же отстраненного философствования на темы околотворческие и далее, вплоть до поисков смысла жизни и прочих пряников, стремящихся к сухарям. но всё это зависит от читателя, увы, больше, чем от самого романа.
матрешка истории в истории в истории, закольцованной на этой же истории - вот что в этой книге сущностно завораживает. понятно, что приём совсем не нов, но каждый раз испытываешь трепет при вкрадывании одной реальности в другую, когда всё представление о линейности - летит к чёрту на куличи. мир, даже обыденный, как в этой книге, где рассказана любовная история писателя с интересным прошлым, приобретая объёмность за счёт мета- и интрореальностей, зачаровывает своей многообещающей и уже совсем не обыденной способностью к трансформации пространства жизни и пространства текста.
Чего хотела сама автор-Тамара мной осталось не понято, скорее всего, это какие-то внутренние игры в счастье от удовлетворения собственных амбиций, потому как вся книга намекает, что это не тот случай, когда "пишешь, потому что не можешь не написать". Тем не менее, появившись, данный роман имеет твёрдое устойчивое и непоколебимое право пройтись по подмосткам литературы, которая непременно найдёт своего довольного читателя.
В книге есть сюжет, в книге есть мысль, в книге есть игра, тайна и загадка. В книге есть притягательность той совсем обнаглевшей дерзости, что светит повсюду своей простотой и вовсе этого не конфузится. Умеючи наслаждаться мирами, отличными от данного тебе, легко можно углубиться в сумбур типовых шпионских страстей на фоне ровной теплоты страсти и борьбы за право любить и быть любимым. И вставки размышлений о сущности литературы и месте писателя среди своего писания и читателя - словно бы дают книге пряный философский аромат, что тянется еле заметной ариадновой нитью через весь простор остросюжетного вроде бы, но затуплённого от своей вторичности (словно хороший нож после долгого пользования) повествования. В глубинах сюжета коты, привязанности, попытки отречений и побегов, свежесть ударившей в нос любви, проблемы долга и ответственности, страх, отчужденность, попытки трансформации, невыносимая усталость бытия, темы мести, предательства, травм детства, силы воли, наслаждений моментом, и главное тема постоянного выбора, где ты непременно отвечаешь на за то, в какую точку ты разветвишься пустить корни будущего настоящего. Книга, помимо прочего, это гумус, и если есть желание, на нём можно что-то вырастить.
Так что, в целом, на вечерок грусти, дабы отвлечься, книга вполне отлично подойдёт. Написана она посредственным языком, внутрях своих местами претендует на интеллектуальные изыски, делая робкие попытки вплести умные идеи умных людей. Но книге в этом аспекте не хватает цельности и естественности, у книги небольшое удушье от собственной нестабильности и неравномерности. Текст, написанный словно бы для 15-летних любительниц детективчиков, перемежается с философемами достаточно глубокими, в которых интереснее интересного поковыряться, но дело это неблагодарное, ибо не то что непонятно, откуда там ноги растут, а скорее, данные философемы закопали в эту братскую могилу безногими.

вообще, странно писать рецензию на книгу, про которую не очень хочется, и мало что есть сказать. ну, вот, например, там есть кот. он там любит хозяина и это взаимно. я читала, и мне было нормальненько. и там всем, тем самым людям внутри, которых многие именуют героями (хотя, у большинства людей внутри книжек не так уж много общего с героическим) - было то плохо, то хорошо, то нормальненько. на том и строятся многие варианты чтения художественного текста. чтоб и тебе было и плохо, и хорошо, и нормальненько. зачем ты к этому стремишься - шнуровать себя в тугой кокон личности всякими этими эмоциями - уже твоё дело. В принципе, на вопрос "зачем тебе это?" литература, по-моему, оскорбившись, чаще всего не отвечает. зато перед теми, кто не задает ей много личных вопросов - сполна открывается и душит тебя в своей доверчивости. всё это похоже на кота. например, того самого, лысого милаху Адониса из этой книги. сладкая голая сволочь, как его называю. Посему объявляю котика в романе метафорой литературы, и показываю его вам, красавца.

Читать полностью
Лучшая цитата
Кот – олицетворение метафизического покоя. Неподвижность сфинкса и неотвратимость запущенной пращи. Безразличие и божественная небрежность при максимальной заинтересованности. Обольститель – пленительный, навязчивый, требовательный. Ежеминутно меняющийся. Исполненный неги, ласки. И внимания. Влюбленно заглядывающий в глаза хозяина...
Кот как модель существования – моя мечта.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление