23febsale10
Написать рецензию
  • panda007
    panda007
    Оценка:
    16
    Редкий талант - видеть смешное в самом обыденном. Ну, казалось бы, что может быть забавного в жизни обычной дамы ближе к пятидесяти, которая только и делает, что борется с вредителями в своем саду, ходит к врачам, в магазины и пытается выкроить часок-другой для того, чтобы написать очередной роман.
    Но Сью Таунсенд неслучайно считают одним из лучших юмористов Британии. Она отличеатся зорким глазом, острым языком и метким пером. Что вдвойне приятно, хотя едкая сатира у нее тоже встречается, основное место занимает мягкий, добрый юмор.
    Ну а то, что с такими бытовыми мелочами так или иначе приходится встречаться всем нам, толкьо добавляет книге очарования. Прекрасное чтение для дачи, отпуска или просто отдыха и хорошенго настроения.
  • fleur-r
    fleur-r
    Оценка:
    14

    А можете ли вы просто так, озорно и задорно посмеяться над тем, что стукнуло 55 лет? Что купленный в порыве костюм обтягивает и выставляет напоказ все недостатки? Что из-за болезни зрение медленно и верно покидает усталые глаза?
    Просто посмеяться над собой, над своими недостатками, не выпячивая достоинства наружу. Просто побеседовать с читателем как с хорошим старым другом. Ничему не поучать, ни к чему не призывать. Рассказать о своих пороках и трудностях ( а кто сказал, что быть писателем – это легко).
    Наверное, так, как это делает Сью Таунсенд, не у каждого получится. Для этого нужен тонкий (английский?!) юмор, жизненная энергия, умение видеть хорошее даже в плохом, сером и беспросветном. Умение видеть свет даже в конце самого темного тоннеля.
    Эта книга – сама жизнь, мелькающая перед глазами, далекая от идеала и лоска. В ней есть семья (муж-дети-собака), работа (горы неоконченных произведений, кучи писем, на которые нужно дать ответы), болезни (спина и глаза – самое хрупкое для писателя, от себя добавлю – и для филолога тоже), путешествия (по работе и для души), новые лица (врачи, прохожие, юные писатели, случайные встречные). Казалось бы, что в ней интересного. Все как у всех, все как всегда. Интересно то, как об этом банальном, житейском, приземленном можно написать целую главу.
    То, на что мы закрываем глаза, то, о чем перестали говорить с близкими, считая это банальностью, Сью Таунсенд считает важным, и правильно делает. Живите полной жизнью, дышите полной грудью, любите жизнь такой, какая она есть и улыбайтесь, несмотря ни на что и вопреки всему, смейтесь над собой и почаще, и позадорнее – вот к чему призывает эта книга.

    Читать полностью
  • Sampa
    Sampa
    Оценка:
    10

    Иногда думается, это так правильно, что уныние – тяжкий грех. Рядом с унылыми самой кажется, что все не то и не так, «мир – г-но, и я в нем гость непрошенный» (простите за грубость, это цитата).
    Насколько симпатичнее люди, которые в любых ситуациях – обыденных, каждодневных, рутинных – умудряются видеть смешное. Не просто видеть, а рассказать. Убедительно, доходчиво и заразительно.
    Не так, что кто-то взял и написал о том, как трое с собакой плыли и плыли в лодке по Темзе. Смешно, конечно, гениально, но на себя как-то не очень примеришь, разве что про мастеровитость дядюшки Роджера или про родильную горячку.
    Это я отвлеклась. От книжки Сью Таунсенд остается стойкое ощущение, что у тебя в гостях побывала твоя тетушка и в красках расписала, как прошла неделя после нашей предыдущей встречи. Как тетя боролось со слизняками в саду. Как «всеболитничонепомогает», и она сходила к доктору, и что тот сказал и сделал. О детях (как же без них). О человеческом унижении в телевидении. О том, что в свое время она так любила Элвиса Пресли, что предложила ему жениться (на ней, это же очевидно). И как она пишет роман, который уже почти готов, но не совсем. Долго ли умеючи…

    В зимней одежде я лучше выгляжу. Несколько слоев шерсти куда как больше к лицу человеку среднего возраста, чем полупрозрачные лоскуты, которые в ходу летом.

    И я вижу мимику, сумасшедшую жестикуляцию, растрепанные волосы и разбегающиеся морщинки в уголках глаз… Слышу легкую хрипотцу (курить надо бы поменьше), характерные паразитические словечки (может, у вас их нет?) и вопросительную интонацию к концу фразы. Да-да, очень интересно, я согласна, тетя, так нельзя, не может быть, неужели, ну и ну…
    Рядом с таким человеком особо не поунывашь. Совсем наоборот рядом с такими людьми. Жаль, что немного таких.

    Читать полностью
  • Madam_pik
    Madam_pik
    Оценка:
    10

    Если я правильно поняла объяснения автора, то это колонки, которые сначала с некоторой регулярностью писались для публикации в журнале, а потом были собраны под одной обложкой. Прекрасный образец жанра "что вижу, то пою", написанный умной ироничной женщиной слегка за 50, писательницей по профессии. Проза ли? Мемуары ли? Эссе ли? Просто колонки, как будто у Вас есть обязательство каждый понедельник писать пост в ЖЖ, а вы не мудрствуя лукаво, выполняете обязательство в виде традиционных лытдыбров.

    Мило, приятно, привычно для интернет-публики, местами грустно, местами весело, к середине слегка утомляешься от отсутствия сюжета, но потом как-то дочитываешь. Отдельная колонка посвящена России, что с одной стороны льет бальзам на чувство собственной значимости, но с другой, вчитываясь в текст, обнаруживаешь:

    Смею утверждать, что в такой сложной для жизни стране, как Россия, дешевая водка — вещь первой необходимости. Для большинства населения жизнь — ежедневная борьба, и как ни хочется верить в безграничные возможности искусства и культуры, все же понимаешь (в душе), что крепкая выпивка облегчает страдания так же эффективно, но вдвое быстрее, причем без очередей за билетами.

    (И это я еще не стала цитировать, что сказал Алан Беннетт после долгих приветственных речей русских чиновников).

    И ужасно грустно, что захотев посмотреть на фотографию автора, я внезапно узнала, что Сью Таунсенд умерла буквально пару недель назад. Ребенок, запоем читавший в свои 12-13-14 её книги про Адриана Моула по несколько раз, еще не знает. Теперь вот думаю, как сказать.

    Читать полностью
  • TimeLadyRose
    TimeLadyRose
    Оценка:
    10

    Моё первое знакомство со Сью Таунсенд началось именно с этой книги. Меня она привлекла своим забавным названием, привлекла даже больше, чем "Женщина, которая легла в кровать на год" этого же автора. Книга обещала нам кучу забавных и не очень историй из жизни женщины средних лет (в возрасте слегка за полтинник).

    Эти истории действительно забавные, смешные и грустные, порой неловкие и не очень значительные (борьба с сорняками, покупка новой плиты, поездка на ярмарку, куча родственников, детей, животных). Про вечные проблемы писателя: куча корреспонденции, которую надо немедленно разгрести, жесткие сроки для написания романа, встречи с авторами, поездки, мастер-классы и прочие интересные перипетии писательской кухни. Про семью, друзей и дом. Про города, путешествия. Про вечные женские проблемы в духе "мне нечего надеть" или "хочу вооон тот белый пиджак". Про докторов, болячки и старость. Про бесконечную любовь к своей жизни, своей семье и своему делу.

    Простые, незамысловатые истории-очерки, очень похожие на записи из дневника. С кучей иронии, шикарной, потрясающей иронии над собой, над окружающими. С прекрасным и тонким английским юмором. С легкостью, с невероятным жизнелюбием и позитивом. Даже не очень веселые моменты поданы обнадеживающе, радостно. Даже неловкие моменты не кажутся неловкими - ведь наша женщины средних лет в возрасте 55 и три четверти умеет посмеяться над собой, и делает она это так здорово, так умело, что читать - одно удовольствие. Сью Таунсенд умеет замечать мелочи, такие мелочи, на которые мы в обычной жизни не обратили бы внимания. Умеет видеть только хорошее даже в не очень хороших ситуациях. Умеет посмеяться над жизнью и над собой.
    Хотела бы я, когда мне будет 55, смотреть на мир так же оптимистично. И так же его любить.

    Читать полностью
  • Оценка:
    интересные зарисовки из жизни англичан. хороший язык. мне понравилось. но есть в практики в каждом топике перескакивание с мысли на мысль и начинается очерк одной темой, а заканчивается сов ем другой, остается ощущение недосказанности.