Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
94 печ. страниц
2019 год
6+

Светлана Аркадьевна Лаврова
Дело с крокодилом: детектив из первобытных времён

© С. А. Лаврова, текст и иллюстрации, 2019

© АО «Издательский Дом Мещерякова», 2019

Перед тобой не просто книжка. Это детективная история, которую ты сможешь раскрыть сам!

Вместе с главными героями ты можешь вести своё расследование.

На странице 181 тебя ждёт дневник следователя. Внимательно следуй инструкциям и заноси туда все свои наблюдения по мере чтения книги. И как знать, может, ты первым догадаешься, кто преступник!

Во время чтения книги ты встретишь следующий символ

Он подскажет тебе, что здесь есть полезная информация, которую стоит занести в дневник.

Удачного расследования!

Глава 1
Печальный изгнанник

И что такого страшного сделал Сашка? Абсолютно ничего! Когда папа ушёл на работу, Данил сел за его компьютер и запустил игру. А когда Сашка пристроился рядом, чтобы помочь Данилу отстреливать шестиногих драконов, тот на него рявкнул: никакой личной жизни из-за младшего брата нет, и шёл бы он в комнату поиграть.

Сашка вернулся в их с Данькой общую комнату играть. Он играл в привидения. Сам замотался простынёй, а на Бимку, своего щенка, надел валявшуюся на кровати белую Данькину футболку с Дартом Вейдером (это такой злодей из «Звёздных войн», которого Данька очень любил, а Сашка побаивался). Футболка была старая, Данька её уже раза три надевал, а то и четыре. Поэтому, когда Бимка в ней прыгал, от неё немножко отвалился рукав. Просто плохо пришили рукав, вот и всё, а Бимка её не драл, только чуточку зубами поправил.

Сашка сразу же починил футболку – приклеил рукав канцелярским клеем. Очень хорошо приклеил, только вверх ногами – если у рукава есть ноги, конечно. И совершенно загадочным образом футболка немножко приклеилась к Данькиной простыне. Потому что Данька сам виноват: он постель не заправил, а Сашка как раз там футболку разложил и рукав приклеивал. Клей ещё размазался по Дарту Вейдеру, совсем не сильно, пятнышками. Ну, это Сашка быстро подправил: он замаскировал пятна, фломастером нарисовав вокруг них лепестки, – получились розовые и фиолетовые цветочки. Дарт Вейдер в цветочках резко похорошел и стал добрым и весёлым. Сашка даже решил, что Данил его похвалит.

Но Данил не похвалил. Когда он добил всех шестиногих драконов, вошёл в комнату и увидел свою футболку… ой, что было! Данил так взбесился, что бедный Бимка испугался и сделал лужу прямо на Данькину тапку. Тогда Данил разошёлся ещё сильнее и стукнул Сашку этой тапкой.

– С таким бандитом невозможно жить в одном доме! И с его бандитской собакой! Убирайся из моей комнаты! – бушевал Данил.

Брат говорил что-то ещё, но Сашка не запомнил, потому что обиделся. В конце концов, рукав сам отвалился, и он, Сашка, хотел сделать как лучше! Да и Бимка вовсе не бандитская собака!

В общем, Сашка и Бимка спаслись в ванной и стали думать. Бимка думал: «Ав-ав!», а Сашка думал, что теперь ему всё окончательно ясно. Жить в одной комнате с таким злым братом невозможно. Поскольку больше мест в квартире не наблюдалось, придётся уходить из дома.


Эта идея его уже посещала – весной, когда он вырезал дракона из Данькиных комиксов «Звёздные войны». Дракон был нужен, чтобы подарить его бабушке на Восьмое марта. Сашка считал, что бабушка очень любит драконов и обрадуется подарку. Бабушка правда обрадовалась и похвалила Сашку, а Данил залепил ему подзатыльник и обозвал его «Джаббой поганой», что было непонятно, но явно обиднее, чем просто жаба.

Сашка уже тогда подумал, что стоит уйти из дома, но его остановило то, что бабушка собиралась жарить блины. Тогда он решил уйти из дома после блинов, а потом как-то забыл. И вот теперь вспомнил и окончательно понял: нет, в одном доме с Данилом ему не жизнь, а мучение!

Сашка придумал построить небольшой дом во дворе и жить там. Можно, конечно, отправиться путешествовать, стать пиратом или звездолётчиком, но тогда не совсем понятно, кто будет Сашке еду готовить.

Здорово было бы взять с собой бабушку, чтобы она жарила котлеты и блины, но Сашка сомневался, что бабушка захочет стать звездолётчиком или тем более пиратом. Потом он подумал, что будет стрелять из лука и жарить на костре пернатую дичь (так красиво, по-охотничьему, Сашка назвал голубей и воробьёв во дворе). Только потом он увидел на прогулке дохлого голубя и понял, что ни за что не сможет его съесть, хоть триста раз зажаренного.

Поэтому Сашка решил так: он строит дом из веток и досок, но недалеко, чтобы иногда бегать обедать домой. И всё лето живёт в этом доме. А зимой? Зимой во дворе жить холодно. Поэтому Сашка вернётся, ляжет на свою кровать и впадёт в спячку, как медведи. И всю зиму не будет видеть этого злющего Данила! И в садик всю зиму не будет ходить! Отличный план. Правда, пропускать Новый год не хотелось. Но до зимы далеко – до зимы Сашка ещё придумает, как быть с Новым годом.



Когда уходишь из дома, надо хорошенько подготовиться. Поэтому Сашка съел за обедом как можно больше супа и две котлеты – кто знает, когда придётся поесть в следующий раз. Естественно, после этого идти уже никуда не хотелось – хотелось тихо лечь и переваривать котлеты. Но Сашка усилием воли отогнал это желание и продолжил подготовку.

Он наточил – вжик-вжик! – свой любимый пластмассовый кинжал и взял пистолет с обмотанным скотчем стволом (там половина ствола всё время отваливалась). Он сделал два бутерброда с колбасой – запас продовольствия. Но бабушка это заметила, очень удивилась, что Сашка ещё не наелся, и усадила его за стол – чтобы не бегал с бутербродами по дому и спокойно ел на кухне. Сашка спокойно съел один бутерброд, а второй, едва бабушка отвернулась, сунул в задний карман шортов.

Завернувшись в бархатный плащ, Сашка таинственной тенью выскользнул на лестничную клетку своего родового замка. Вообще-то бархатный плащ, конечно, полагался путнику, уходящему из дома. Но у Сашки его не было, и пришлось завернуться в большое банное полотенце с зайчиками. Хорошо, что бабушка была занята и не заметила этого.

Итак, Сашка и его верный конь Амбассадор, он же щенок Бимка, крадучись покинули родной дом. «Когда я в следующий раз буду спускаться по этим ступеням? – романтично думал Сашка. – Когда увижу эту… эту… этот портрет на стене с подписью „Генка дурак“? Может, через двадцать лет. И Генка даже поумнеет».

Во дворе Сашка сразу направился в дальний угол. Там два тополя срослись между собой, но корни немножко расходились, так что получалась ямка и даже почти пещерка (ну очень почти). А с боков распушились высокие кусты, смыкаясь аркой. Из подъездов этого места не было видно, как и из многолюдной песочницы. Да и мусорка близко. А мусорка – это очень полезное место, если знать, как им пользоваться. Сашка сразу заприметил там подходящие доски – стены для его будущего дома.

Запыхавшись, еле-еле он притащил одну доску и пожалел, что Бимка – пёс, а не слон. Вон в Индии на слонах целые пальмы возят, а на Бимке разве что бутерброд увезёшь, да и то недалеко – Бимка его съест.

– Ав-ав!

Пока Сашка пристраивал к тополю первую доску своего дома, Бимка нашёл рядом с мусоркой кого-то подозрительного и начал его облаивать. Сашка бегом бросился на лай – что ещё за неприятность?

«Неприятностью» оказался толстый, вусмерть зарёванный мальчик примерно Сашкиного возраста. Он смотрел на мусорные баки, а Бимка на него лаял – не сильно, а так, чтобы показать, что он на страже мусорки и никому не позволит напасть на неё. Потом Бимка решил, что всё понятно объяснил, и завилял хвостом.

– Чего ревёшь? – спросил Сашка.

– Я не реву, – сказал зарёванный мальчик. – А ты почему доску спёр?

– Я не спёр! – возмутился Сашка. – Доску выкинули, значит, она ничья. А ты чего тут стоишь?

– Мусоровоз жду, – ответил мальчик. – Я ушёл из дома.

– Да? – поразился Сашка. – Я тоже! Но я недалеко ушёл, вон туда, под тополь.

– А я далеко, – мрачно сообщил мальчик. – Сейчас приедет мусоровоз, я заберусь в бак, меня погрузят и увезут далеко-далеко.

– Фу, – поморщился Сашка. – А почему ты не можешь сесть в автобус? Там меньше воняет.

– Я пробовал в автобус, – вздохнул мальчик. – Кондукторша тут же прицепилась: где мои родители, нельзя ребёнку одному ездить – и домой доставила. А в мусоровозе кондукторш нет.

– Меня брат избивает тапкой и ругает по-всякому, – сказал Сашка. – Вот я и ушёл. А ты почему?

Тут мальчик опять начал реветь, и в промежутках между всхлипываниями выяснилось, что жизнь у него действительно ужасная. Мама и папа на полгода уехали по работе «на севера» (что это значит, Сашка не понял), а его, Кирилла, не взяли! И чтобы он не жил один, вызвали из Староуткинска бабушку! А бабушка такая злая! Она говорит, что Кирилл очень толстый и неспортивный! И не даёт ни конфет, ни тортиков! И заставляет делать зарядку! И бегать с ней вокруг дома! И зовёт его Киря! А он Кирилл!

– Бегать ещё ничего, мне вот наоборот все кричат: «Не бегай! Не бегай!», – сказал Сашка. – Но без конфет не жизнь. Знаешь что? Не уезжай в мусорном баке, он вонючий. Лучше давай построим дом и будем в нём жить.

– Найдёт, – неуверенно возразил Кирилл, косясь на мусорные баки.

– Не найдёт, там кусты во какие! – убеждал Сашка, который понял, что вдвоём таскать доски гораздо удобнее, чем одному.

И они построили замечательный дом: стены из досок, крыша из расправленной картонной коробки, всё это забросали травой и спиленными ветками тополей – зачем их пилят в начале каждого лета, Сашка никогда не мог понять. Снаружи вообще ничего не видно, а внутри было уютно. Сашка постелил на пол полотенце с зайчиками, и стало красиво, как будто ковёр в квартире, и сидеть стало удобно. Бимка лёг у входа и высунул язык – мол, никого не пущу!

– Бимка, конечно, мощный зверь, – сказал Сашка. – Но всё-таки хорошо, что у нас во дворе нет хищников. Например, крокодилов.

– Хорошо, – согласился Кирилл.

Они ещё немножко поговорили про крокодилов. Потом Кирилл подметил, что зря они не запаслись продовольствием.

Сашка торжественно вытащил из кармана шортов бутерброд с колбасой – ага, а я-то запасся! Бутерброд немного расплющился, потому что Сашка на нём сидел, и вообще стал не очень похож на бутерброд, поэтому ребята решили, что это убитый ими на охоте олень.

– Это благородный олень, или марал, – пояснил Кирилл, тыча пальцем в белые кружочки жира на розовом фоне колбасы. – Видишь белые пятна на шкуре? У них окраска такая. Охраняется государством. Если придёт полиция, нас арестуют.

– Надо скорее оленя съесть, чтобы не осталось улик, – кивнул Сашка. – А ты откуда знаешь про пятна?

– Читал, – сказал Кирилл. – Я люблю про животных читать.

Сашка промолчал: он буквы знал, но читать книжки пока не получалось.

Они разделили и съели «оленя», тревожно поглядывая по сторонам, не идёт ли полиция. Бимка вскочил и тявкнул.

– Полиция! – воскликнул Сашка. – Они выследили нас! Живой я им не дамся! Мы будем отстреливаться! – И вытащил пистолет, перемотанный скотчем.

– Лучше бы полиция, – простонал Кирилл. – Это моя бабушка!

В дом заглянуло весёлое, совсем не старое лицо, полузакрытое ярко-малиновыми кудрями.

– Ах вот ты где, Киря! – радостно сказало «лицо». – А я тебя обыскалась. Вылезай немедленно, нам пора бежать кросс вокруг дома!

– Я ушёл из дома, – безнадёжно сообщил Кирилл. – Я тебе сто раз говорил.

– Ушёл и ушёл, а бегать всё равно надо, – возразила неправильно-малиновая бабушка. – Я ещё сделаю из тебя могучего и стройного красавца, Киря! А то смотри, складки какие висят! Не мальчишка, а пельмень!

И она ткнула пальцем в живот Кириллу. Вообще-то там было куда ткнуть.

– Не трогай меня! И я не Киря, а Кирилл! – протестовал Кирилл, выбираясь из дома. Сашка тоже вылез – рассмотреть Кириллову бабушку. Она была худая, в джинсах и кроссовках и в точно такой же футболке, как у Данила, – с Дартом Вейдером, только без цветочков, конечно. И с малиновыми волосами. И шустрая, как девчонка.

– Вы не похожи на бабушку, – сказал Сашка. – Вы похожи на тётеньку. Вы притворяетесь?

Лжебабушка расхохоталась звонко-звонко, на весь двор.

– Как ты догадался? – спросила она заговорщическим тоном. – Только никому не говори. Я не бабушка, я заколдованная принцесса.

– Принцессы зарядку не делают, – сказал Кирилл. – И кросс не бегают.

– Делают и бегают, – возразила лжебабушка. – Поэтому они стройные и красивые. И ты тоже такой будешь, Киря, если перестанешь лопать конфеты тоннами.

– Вы не зовите его Киря, он же Кирилл, – попросил Сашка.

Лжебабушка посмотрела на Сашку и кивнула:

– Хорошо, я постараюсь. Хотя это трудно: он больше похож на Кирю, чем на Кирилла.

И они ушли – вернее, убежали. Сашка посмотрел им вслед: лжебабушка бежала красиво, как фигуристка в телевизоре, а Кирилл – тяжело и переваливаясь. Сашка и Бимка остались вдвоём в своём доме. Бимка думал, скоро ли дадут поесть. А Сашка думал, что уже вечер, пришли родители, и сейчас, конечно, в доме переполох. Все бегают по квартире, заглядывают под кровати и в шкафы и кричат: «Сашка! Где ты?».

– Он ушёл из дома! – рыдает мама. – Его никто не ценил, и он ушёл из дома!

– Кто теперь съест мой пирог с грибами и курятиной? – плачет бабушка.

– Его похитили! – кричит папа и хватается за телефон. – Его украли бандиты! Надо вызывать полицию, МЧС и пожарных!

– А пожарных зачем? – спрашивает мама, на минуту прервав рыдания.

– А вдруг они его сожгут!

Тут мама начинает рыдать с удвоенной силой.

– Это я виноват: я придирался к нему, я избивал его тапками, я не разрешал ему рисовать цветочки на Дарте Вейдере! – всхлипывает Данил. – О, вернись, вернись, любимый брат, а я разрешу тебе нарисовать на Дарте Вейдере не только цветы, но и рога, копыта и взрывающуюся Звезду Смерти!

А Анечка…

Но Сашка не успел придумать, что сказала Анечка, потому что Бимка радостно затявкал, завилял хвостом и лизнул в нос заглянувшую в домик маму.

– Привет! – сказала мама. – Хороший какой шалашик.

– Я теперь здесь живу, – мрачно объяснил Сашка. Он обиделся, что мама не рыдает, а вполне себе весёлая и обычная. Как будто её сыновья каждый день уходят из дома.

– Это правильно, – кивнула мама. – А то в квартире тесновато. Папа завтра выбросит твою кровать, и Данилу будет просторнее и удобнее.

Сашка совсем расстроился: это что же, он своим уходом сделал хорошо злодею Даньке?

– Ну, счастливо оставаться, – сказала мама. – Я пойду, а то бабушка испекла пирог с курятиной и грибами, он остынет. Кстати, ночью обещают сильный дождь. Но у тебя, я вижу, есть полотенце, так что не забудь вытереться после дождя.

– Но ведь полотенце тоже намокнет от дождя! – воскликнул Сашка.

– Да, правда, я об этом не подумала, – признала мама. – Тогда, может, имеет смысл переночевать под нормальной крышей в своей комнате, а утром снова уйти из дома?

Сашка задумался – мысль была здравая. Опять же – пирог…

– Анечка просила меня после ужина рассказать сказку про ребят из каменного века, – сказала мама. – У неё какие-то неприятности, она поссорилась с подружкой и плакала полвечера, а сейчас очень грустная сидит у себя в комнате. Она сказала, что мои сказки помогают от грусти и от них всё делается хорошо. Так что после пирога планируется сказка. Но ты, конечно, можешь жить в этом шалашике под дождём без пирога и без сказки.

Сашка взвесил все за и против и вылез из дома, который мама неуважительно назвала шалашиком. В конце концов, побег можно повторить и завтра, и послезавтра. Мама взяла его за руку, и они вернулись домой.

Дома Сашка подошёл к грустной Анечке и сказал:

– Ты очень красивая. Ты похожа на заколдованную принцессу.

Анечка изумлённо посмотрела на брата, потом обняла его и сказала, всхлипнув:

– Один ты меня понимаешь! А эта Наташка… она сказала…

– Плюнь, – по-взрослому ответил Сашка. – Я бы ей морду набил, но она девчонка, их бить нельзя. Непонятно почему. А когда я вырасту, я буду тебя защищать. Даже если на тебя нападёт Дарт Вейдер…

– Разрисованный цветочками, – фыркнула повеселевшая Анечка. – Слушай, ты так прикольно его разрисовал! Очень весело получилось. Я сфоткала и в Фейсбук выложила – все лайков понаставили и сказали, что у меня талантливый брат с чувством юмора. Талантливый брат – это ты.

– Боюсь, что Данил не согласен, – вздохнула мама. – Да и ты, Анечка, не согласилась бы, будь это твоя футболка. Быстро мыть руки и за стол.

– А потом сказка, – напомнила Анечка. – Про детективов из каменного века.

– Труднее всего придумать, какое они раскрывают преступление. Кражу и покушение на убийство они уже расследовали. Мошенничество и рэкет ещё не изобрели. Даже коня или стадо коров угнать нельзя, потому что их ещё не приручили.

– Баратрия, – мрачно предложил Данил, косясь на Сашку. – У-у, бандит! Рафаэль, блин.

– А что такое баратрия? – заинтересовалась мама. Что такое «Рафаэль», она знала, а Сашка нет. – Может, мои первобытные преступники совершат баратрию?

– Это когда капитан корабля страхует корабль на много-много денег и нарочно его топит, чтобы получить страховку, – объяснил Данил.

– Отпадает, – опечалилась мама. – Лодку изобретут позднее, в мезолите. Ничего, мы начнём как начнём, а там само пойдёт. С чего начнём?

– С дома, – сказал Сашка. – Они будут строить дом.

– А вокруг пусть бродят пещерные медведи, – добавил Данил, не настроенный на мирное развитие событий. – И рычат: «Р-р-р-р!».

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг