Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
203 печ. страниц
2019 год
16+

Хризарий
Мир фэнтези
Светлана Ланг (Глазачева)

© Светлана Ланг (Глазачева), 2019

ISBN 978-5-0050-6268-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Сквозь стены пленного видения


Сквозь стены пленного видения, я, – странная,

Мне приходилось пробиваться как – то, мысленно,

Иду я, – с эры вдохновенной, словно пьяная,

Вдруг в шар я попадаю, в грезы, он бледно синий..

А шар тот гильзою крутился, затем искрами,

Не ускользал он из – под сознания, видимо,

Мне путь показывал как света луч, вдаль времени,

Чтоб двигалась за ним с препятствием нечаянно.

Что было это, сон такой, скажите, реальность?

Я погружалась в шар этот уже всем своим телом,

И сомкнутые мои вместе пальцы, фатальность,

Но не пугалась его я, не в этом уж дело;

Из шара струйно выходила бликом – полосой

Картина жизни всей, странствующего зала,

В ней же и события шкалы жизни непростой,

И я там нахожусь, в центре сказочного бала.

Бежала я, и краски цвета в высь поднимались,

Не испугалась, но, страшно мне просто стало,

И вверх вновь, необычайно, молнии иль стрелы,

И плохо мне уж совсем дышать, воздуха мало.

Сколько прошло минут в сюжете том, я не знаю,

Но в небе закружились и с тем шаром птицы,

Я умоляла, то кричала, что не играю,

Словно и не слышал меня этот шар – убийца.

Недолго искры – молнии сверкали блеском.

Но не ждала я, не жила уже в той картине,

В конце видения осталась шляпка на стене,

То царство бледно – синее, и скатерти в вине.

Шар улетел, и видение то сказочное,

Не рассталась с ним та, оставшаяся жизнь моя,

А месяц новый, ноябрьский пускай отпразднует,

Ту неба власть, и, дивное пение соловья!

ЧТО Я ЛЮБЛЮ

Мир детства манит воспоминаниями, но если он связан с поглощением всего мистического, какой же может быть выход из сложившегося? Есть ли ответ медицинской точки зрения или сточки зрения мистики?


Что я люблю В детстве я очень любила тайно рыться в чужих вещах, чужими вещами это могли быть и отцовские вещи, и мамины, и других детей, – к кому меня приглашали в гости. Меня очаровывал сам процесс тихо, чтобы не попасся на глаза обладателей вещей, которые я просматривала искать что – либо для себя новое. Но что удивительное во всем этом было, что я вещи никакие себе не забирала, а долго рассматривала, делая для себя выводы для чего та или иная вещица, если мне попадалась парфюмерия, я обязательно открывала флакон, душилась, пробовала запах. И если обладатель духов или одеколона оказывался близко, что я могла услышать по шуму шагов или прочим звуковым эффектам, мне хватало ловкости и скорости быстро уйти с места преступления. И каждый раз я находила что – то новое для себя, это интриговало с оглушительной силой, мне всегда удавалось незаметно скрыться. Но однажды случилось непредвиденное обстоятельство моих малых и больших приключений в поиске нового в различных предметах и вещах… Мой отец был красивым, обаятельным, но немного болтливым порой, как мне казалось, для мужчины, иногда это качество его портило, то есть мнение других людей о нем, но не так уж и сильно, так как он мог руками делать много интересных вещей, да и не умаляло это его достоинств. Маму он любил безумно. Меня тем более. Я росла в любви. И из за этой самой любви ко мне родители совершенно не замечали то, – что я так любила. И однажды, когда отец оставил нас с мамой отдыхать в санатории, я, пока мама ходила собирать траву зверобой, остановила свой взгляд на двери к соседям в нашем домике. Дом был рассчитан на две семьи отдыхающих. Меня понесло, как – будто вихрь прошелся над моей головой. Я словно в тумане быстро открыла скрипучую дверь к соседям, и нырнула внутрь комнаты. Моему обозрению представились вещи совершенно не похожие на наши с мамой, так это и ясно почему, – там ведь жили два парня. Я тонко почувствовала запахи, исходящие от вещей пацанов. Может, тогда уже я начала понимать то, что мы разные, мальчики и девочки, это как две планеты. На мгновение я задумалась над разящей разницей. По – взрослому задумалась. Я стала изучать названия и запахи мужских одеколонов, и вдруг в окошке мне померещилась ощетинившаяся волчья пасть. Она смотрела на меня с такой неистовой силой, словно пытаясь клыками наброситься на мое лицо, но мешало стекло. Это была какая – то сотая часть минуты. Но мне этого хватило, чтобы я бросила просмотр вещей ребят и кинулась обратно к двери. Подойдя к двери, я судорожно стала дергать ручку, но дверь не открывалась. Караул, – прокричала я сама себе. – Дернула ручку двери еще раз и провалилась в пустоту. – По крайней мере, мне так показалось. – Пустоты не было. Перед моим взором развернулась картина другой реальности. Я в ужасе поняла, что я попала в совершенно мне незнакомую действительность. И чем больше я ощущала себя в этой действительности, тем больше я стала понимать, какая пропасть теперь пролегла между мной и мамой. – Мне становилось страшно, я стала ощущать себя совершенно одинокой перед открытой мне новой реальностью. От этой реальности исходил, на мой взгляд, один только ужас. Какие – то рваные дороги, вдоль них проходили, как бы в моем сознании, как мне показалось, со скоростью света дикие кустарники без листьев. Сначала кругом не было ни души, потом резко началась неразбериха. – Автомобили не походили на те, что были в моем времени. Передо мной развернулась картина ужасающей сутолоки. Люди, или похожие на людей какие – то длинные существа сновали, рычали, гадили, бесились, выкрикивали бранные слова, будто бы наслаждаясь своей грязной низменностью. Разглядев их поближе, в своем сознании, я для себя отметила, что они вроде были то ли бесполыми, то ли одного пола только какого, – мне было непонятно. Я ежилась, будто на улице было холодно, те же существа сновали почти без верхней одежды, на них ее не было, или она была под цвет земной коры. В моем сознании крутилась одна мысль, что может это сон, я уснула под действием каких – то запахов в комнате наших соседей, там, как мне показалось уже давно, где мы отдыхали с мамой. Время поменяло свои границы. Возможно ли такое, и где я? Что будет со мной в дальнейшем, если я совершенно не знаю, где я нахожусь. Если я совершенно не понимаю, как я так могла переместиться во времени и неизвестно куда. – Мне стало тяжело дышать. Я не понимала что со мной. Это сон или реальность, мне вспомнилась волчья пасть. Она все ближе и ближе подходила ко мне в моем сознании, все сильнее щетинясь, и когда эта волчья пасть поравнялась с моим лицом, я вскрикнула и упала, уже не в пустоту, а во что – то твердое. – Я очутилась снова в домике, где мы отдыхали с мамой, возле дверей соседей. Надо мной склонил голову соседский парень и судорожно спрашивал, – Что я делала около дверей их комнаты, и почему у меня глаза полны ужаса, затем подбежала моя мама, и была очень удивлена происходящему. – Мне ничего не оставалось, как сослаться на сильнейшую головную боль, поэтому – то, я, мол, и упала здесь. – Все стали ухаживать за мной, мама строго сказала, чтобы я лежала весь день в кровати, а соседский парень сказал, что придет и покажет мне свое хобби. – Меня же мучила мысль, почему то, что произошло, при моем выходе из комнаты соседей было очень похоже на происходящую действительность, и почему это все привиделось мне, – на это я не могла найти ответа

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг