Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

«Я убит подо Ржевом». Трагедия Мончаловского «котла»

«Я убит подо Ржевом». Трагедия Мончаловского «котла»
Книга доступна в стандартной подписке
10 уже добавило
Оценка читателей
2.67

НОВАЯ книга от автора бестселлера «Ржевская бойня». Вся правда о трагедии 29-й армии, потерявшей в Мончаловском «котле» тысячи бойцов, но прорвавшейся из окружения. Об этой «мясорубке» Твардовский написал самые пронзительные свои стихи – «Я убит подо Ржевом». А на памятниках пропавшим без вести героям Ржевской битвы начертано: «Простите нас».

«Пусть победа горька и потери не счесть, / И в Мончалово мерзнет десантная рота: / Это наша страна. Наша Родина здесь. / Только вот умирать все равно неохота…»

Лучшая рецензия
metaloleg
metaloleg
Оценка:
16
Разведчики 246-й стрелковой дивизии 29-й армии, 1942 год. Фото с сайта истории воинского соединения.

Приступим. Начну потихоньку глотать накопленный объем исследований о 1942-м, читать и перечитывать книги о втором военном годе. Хронологию событий выдержать точно не смогу, поэтому географически начну с центра, с перехода Московской битвы в сражения под Ржевом и Вязьмой, потом пойду на север, под Холм и Демянск. Ближе к маю вырулим к событиям попыток деблокады Ленинграда, тем более, что там ожидается новый труд от Мосунова. А с лета начну перебирать накопленный объем литературы по Крыму и Севастополю. Осенью будет южный участок фронта, от Харькова до Сталинграда. И нужно еще будет в промежутках смотреть на новинки по 1941-году, благо они тоже анонсированы. А пока начал с книги о событиях, хронологически самых близких к нашим дням - ровно 75 лет назад окруженные части 29-й армии начали прорыв из Мончаловского котла. Об этом малоизвестном событии первого этапа Ржевской битвы написала в своей крайней книге известная исследовательница сражения Светлана Герасимова.

В январе 1942-го года немцы, отброшенные от Москвы, нащупали твердую почву под ногами. Северное крыло группы армий центр зацепилось за ж/д магистраль Смоленск-Вязьма-Сычевка-Ржев, в отличии от советских войск, наступающих перпендикулярно главным путям сообщения в регионе. У немцев наладились поставки теплого обмундирования, подошли резервы из Европы, хотя сплошь и рядом в окопы отправляли тыловиков пехотных частей и прочих подвернувшихся под руку небоевых соединений. На тактическом уровне немцы создали укрепления на базе деревень, не пытаясь уже создать сплошную линию обороны. Хотя офицеры штабов считали по пальцам дошедшие и обещанные эшелоны, логистически немцы все же были в преимуществе перед советскими частями активно маневрируя по внутренним коммуникациям в ржевском полукотле. Советские войска по инерции московского контрнаступления все еще продвигались вперед, все более и более замедляясь и встречая все возрастающие трудности со снабжением. Как пример из книги - чтобы довезти до фронта дивизион "Катюш", командование высылало офицеров на дороги, и те изымали у всех проезжающих половину бензина из баков. В какой-то момент фронт окончательно установился, но советское командование, понукаемое приказами из Ставки продолжило бои за Сычевку и Ржев - тяжелые, затяжные и весьма сомнительные с точки зрения даже кровавого размена одного немецкого солдата на шесть советских. Немцы же, сократив линию фронта, заполучив Вальтера Моделя и создав небольшие резервы, принялись локальными наступлениями потихоньку выгрызать окружающие их советские части. Одной из таких операций было окружение частей 29-й армии (шесть дивизий и части усиления) западнее Ржева в Мончаловских лесах.

Это был практически неизвестный ранее эпизод ВОВ, в целом вписывающийся в картину неудачной битвы, когда советские войска раз за разом пытались преимущественно пехотными атаками с диким нехваткой всего остального, прежде всего в снарядах для артиллерии, пробиться к ключевым пунктам фронта. 29-я армия атаковала с запада Ржев, неся тяжелые потери, например в практически дошедшем до пригородов города 1215-м стрелковом полку погибло все командование и полк просто пропал без вести из всех документов армии и фронта. Герасимова традиционна критически настроена к решениям на уровне Ставки, считая их не отвечающим обстановке, и это подгоняние командующих фронтов и бесконечные обвинения в топтании спускались на уровень дивизий и полков. Если к 1942 году командующих на уровне фронтов уже не расстреливали, то на уровне дивизий и полков это оставалось не то чтобы обычным делом, но вполне допустимым наказанием для поднятия боевого духа, только трудно провести было грань между реальными промахами командиров на всех звеньях и реальными боевыми возможностями. Так в 29-й армии расстреляли полковника Щукина М.А., обвинив в сдаче нескольких деревень, уже во время боев в окружении, когда немцы начали дробить и уничтожать окруженные силы. Все же командование не потеряло адекватность до конца, и оказавшиеся в окружении части получили приказ на прорыв, после срыва всех попыток деблокады, что и частично удалось сделать как организованным колоннам, так и мелким группам и одиночкам, тянувшимся к своим еще весной.

В целом, по книге можно выделить несколько общих выводов. Безусловно, как рассказ о малоизвестных событиях, книга стоит прочтения - каждый подобный эпизод ВОВ вообще стоит отдельной книги, хотя автор несколько раз подчеркивала, что писала свое исследование в основном на фонде фронта и сохранившихся документов армии, почти не затрагивая уровни отдельных дивизий. То есть можно еще копать вглубь, как это сделано потомками на двух сайтах дивизий из состава армии. Хотя какой-то особенной яркости в описании нет - монотонные и кровавые бои, с храбростью отчаяния советских солдат и упрямостью немцев. С точки зрения издания главным минусом является крайне низкая бюджетность оного, традиционная для "Яузы", так например нормальных карт в книге практически нет, а есть некие серо-черные квадраты, в которых понять что-то крайне трудно. Пониманию прочитанного это явно мешает. Ну и нужно надеяться, что автор не будет писать книгу раз в десять лет, а чуть почаще.

Читать полностью
Оглавление
Другие книги серии «Война и мы»