Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Врата Мертвого Дома

Добавить в мои книги
9 уже добавили
Оценка читателей
4.0
Написать рецензию
  • medvezhonok_bobo
    medvezhonok_bobo
    Оценка:
    60

    Не закрывай глаза.
    Смотри.
    Это единственное, что ты можешь для них сделать, историк.
    Пусть судороги их душ станут твоими, их мука и отчаяние затопят тебя. Если человеческая суть вынуждена нести непосильную ей тяжесть, всегда наступает момент, благословенный момент, когда переступаешь порог отстраненности, за которым воспринимаешь себя как чужого. Тогда ты получишь право свидетельствовать. Смотри...
    ...Полководец пытается совершить невозможное. Он руководит отступлением, вернее, организованным побегом, прорываясь сквозь охваченный кровавым пламенем восстания целый континент. Имперская армия сопровождает колонну из тысяч и тысяч беженцев, отбивая бессчетные бешеные атаки кочевых племен и день ото дня крепнущих армий Апокалипсиса. Это — Дриджна. Богиня вздохнула, и Вихрь проснулся. Так было предначертано. Ради чего ты теряешь своих лучших воинов, Колтейн из Вороньего клана? Ты веришь в успех, когда твои капитаны опускают глаза на совете? Твоя армия скована Собачьей цепью, и тявкающие шавки в ее звеньях так и норовят укусить оберегающую и кормящую их руку. Слышишь смех, Колтейн, смех бога?
    Что бы мы ни делали, Худ улыбается.
    ...Юная девушка, совсем девочка, нежная аристократка брошена в отатараловые копи в пустыне, откуда не возвращаются, вместе с другими высокородными жертвами Отбраковки. Почему она расплачивается за то, что ее брат предал Империю, а сестра возвысилась, став адъюнктом Императрицы? Потому что кто-то должен. Забудь, кем ты была, наращивай шипы и жала, юная Фелисин, панцирь, который защитит даже ребенка. Особенно ребенка. Копи яд, но помни: перед расплатой идет выживание. Поэтому раздвигай ноги перед каждым ублюдком в этом аду. Слышишь смех, девочка? Или это одурманенный дурхангом мозг играет с тобой?
    Что бы мы ни делали, Худ улыбается.
    ...Вечные путники, не единожды прошедшие весь мир из конца в конец, стряхивают с одежды пыль бессчетных веков странствий. Дружба, которая не должна была возникнуть, проросшая, словно цветок в безжизненной ядовитой земле. Ты так красива и удивительна, пусть и порождена ложью и страхом, и оттого болезненна. По крайней мере, для одного из вас. Трелль Маппо, ты всегда поддерживаешь Икария на пути к цели, но... тебе нельзя позволить ему дойти до конца. Нельзя дать ему вспомнить. Долг выше дружбы, так ведь, Маппо? Каково это, знать, что нужно бояться того, кого искренне любишь? Каково это, сталкивать его память обратно в пустоту, когда он едва подобрался к краю? Кем ты чувствуешь себя, трелль Маппо, благодетелем или мучителем, освобождая друга от чувства вины? Слышишь смех, смех бога?
    Что бы мы ни делали, Худ улыбается.
    ...Ты плачешь, историк? Нет, всему виной пепел сожженных городов, едкий смрад оставленных без погребения трупов. Ты — свидетель, историк, твои чувства и мысли потеряны и существуют отдельно. Ты не оплакиваешь ушедших во всегда распахнутые Врата Худа. Ты слишком долго держал глаза открытыми, и слезная пленка застит взор, искажает увиденное. Тебе позволено моргнуть. На краткий миг оказаться в спасительном покое тьмы за ве́ками. Наверное, ты хочешь остаться и раствориться в ней навсегда. Слышишь смех, историк, слышишь смех единственного для всех бога? Он так доволен тем, как подшутил над тобой, несчастный!
    Что бы мы ни делали, Смерть улыбается.

    Еще (не)множко и для себя

    Книга из немногочисленного рода тех, после которых трудно адекватно воспринимать другие произведения. Создавая ее, Стивен Эриксон, должно быть, был осенен рукой Дессембрея, Господина Трагедий. "Сады Луны" были эпиком в лучшей форме, тяжеловесным, размашистым, туго переплетавшим нити сюжета, но и только. Иногда он напоминал компьютерную РПГ, где за "боссом" есть еще более сложный противник, а за ним ждет враг еще сложнее и мощнее. "Врата Мертвого Дома" добавили к этому один существенный компонент, вознесший книгу в высоты, по крайней мере, моего личного рейтинга: драму. Поход армии Колтейна, побег Фелисин и безрукого Геборика и путь Маппо и Икария — невозможно погрузиться в эти истории и остаться при этом равнодушным камнем. Забавно, что именно эти сюжетные линии, локальные для цикла, превосходят основную во всем. Опять же, верно ли считать их локальными? Кто знает, как сыграют они для цикла в последующих книгах, потому что "Малазанская Книга Павших" структурно сложна, а за автором не было замечено попыток обрыва сюжетных нитей. Все взаимосвязано.
    Тем временем, отряд "мостожогов" продолжает идти к цели, но теперь разными путями: Калам движется к столице Империи, попутно поднося запал для Дриджны в Семи Городах, и с чертовски странной спутницей. В то время как Скрипач, Апсалар и Крокус ищут мифический Треморлор, через который можно попасть прямиком в Мертвый Дом в Малазе, и оказываются в эпицентре бури: д'иверсы и одиночники убивают все на своем пути и друг друга, привлеченные шансом совершить Восхождение. Просто представьте себе оборотня, который может перекидываться не в тривиального волка, а в целую стаю, в рой кровавых слепней или полчище крыс. А теперь представьте множество оборотней, способных на это. Все это для услаждения внутреннего взора. Если кому-то захочется причаститься к смерти физической и не очень, к тайне перерождения и сокрушительным по силе сдерживаемого свидетельствам историка, и утратить при этом лишь несколько часов реальности, то "Врата" ждут. Врата всегда открыты. А я пока внесу свое имя в Список Павших от таланта автора.

    Читать полностью
  • Redrick-Wolf
    Redrick-Wolf
    Оценка:
    3

    Ох, чёрт возьми...
    Не ждал я, что второй том "Малазанской книги павших" вызовет у меня подобные эмоции. Конечно, многие утверждали, что Эриксон серьёзно повышает уровень вот буквально после "Садов Луны", но, честно говоря, если бы не знал - не поверил бы, что эти две книги написал один и тот же автор.
    Начинается книга вполне в духе "Садов Луны". Ну да, имперские чистки в линии Геборика и Фелисин. Нас таким не удивишь. Остальные линии открываются совсем спокойно - автор вводит новых персонажей и продолжает историю старых (которых, кстати, немного - всего две линии: Калам раз, Скрипач, Крокус и Апсалар - два). Экспозиция проходит более-менее гладко. Понемногу чувствуешь интерес: что это за Схождение такое, что это за два загадочных спутника - трелль и яггут, чем закончится для Фелисин ссылка на рудники, как справится Колтейн с ролью имперского кулака - и прочитав примерно десятую часть книги, понимаешь, что уже втянулся и чертовски хочешь узнать, что будет дальше.
    К счастью, дальше Эриксон не разочаровывает.

    Ну, во-первых, персонажи стали гораздо, гораздо живее. Они по-прежнему не слишком выпуклы, Эриксон выписывает их в холодной, отстранённой манере, зато больше не напоминают непослушных кукол. Их мотивы, настроения, метаморфозы понятны и уже вызывают временами сопереживание. Наконец, поскольку теперь герои ведут себя естественно, за их судьбой наконец-то интересно следить; не появляется раздражающего чувства, что смотришь неумелый кукольный спектакль, как в первой книге.
    Во-вторых, значительно более удачная композиция. Во "Вратах Мёртвого дома" по-прежнему хватает персонажей и сюжетных линий, но сплетает их автор на сей раз куда более мастерски. Некоторые эпизоды и персонажи, подозреваю, введены как задел на будущее - и мне уже интересно, что с ними произойдёт в следующих книгах.
    В-третьих, особым талантом мне видится умение автора показывать через индивидуальные линии героев историю целого восстания. В самом начале книги тебе сообщают, что континент Семерых Городов находится на грани войны; коренные обитатели ждут прихода мессии, которая поведёт их против оккупантов из Малазанской империи. Подсознательно ожидаешь, что вся книга будет проникнута атмосферой собирающейся бури, но где там - Эриксон бьёт тебе под дых, и кровавый бунт начинается сразу же, и ты видишь его не в одном городе и не в одном эпизоде. При том, что лишних кусков, которые не влияли бы на развитие сюжета и героев, вместо этого просто показывая происходящее на континенте, дополняя общую картину, здесь нет - впрочем, одна из сюжетных линий посвящена восстанию целиком. Естественно, это самая жестокая, кровавая и печальная линия во всей книге.

    Язык повествования однозначно улучшился, хотя временами он по-прежнему весьма тяжеловесен. Зато устами героев автор делает немало философских замечаний, которые легко растаскиваются на цитаты; это пока не "Дюна" с её броскими эпиграфами, но читать приятно.
    Что любопытно, по сравнению с "Садами Луны" в сюжете значительно меньшую роль играют боги, Взошедшие и вообще вся эта перумовщина, хотя магии по-прежнему хватает. Мне это, скорее, по вкусу.
    Несколько раз меня смутило использование клише и сюжетных ходов более... ммм... легковесного приключенческого фэнтези, но зачастую автор при этом крутил в кармане фигу; так, в одном эпизоде героям помогает deus ex machina... но их судьбу в итоге это нисколько не облегчает. Однажды попалась сцена, которая "сфальшивила" - вместо ожидаемого пафоса показалась раздражающей из-за своей неестественности.
    Впрочем, это всё настоящие мелочи по сравнению с общей мощью этого внушительного тома. Под конец начинаешь чувствовать настоящий эмоциональный отклик, не просто по отношению к персонажам - по отношению ко всему происходящему, и это очень мощное чувство. Разительный контраст после картонных "Садов Луны". Отдельное спасибо автору за явную кульминацию и вполне чёткий промежуточный финал. В крупных циклах с этим нередко бывают проблемы.

    Долго колебался, ставить четыре или пять звёзд. Ставлю четыре, но только потому, что надеюсь - в следующих томах Эриксон поднимет планку.

    Читать полностью
  • Aoidos
    Aoidos
    Оценка:
    2

    По хронологии книга является продолжением «Садов Луны». Но автор бросает читателя в другой конец своего мира – континент Семь Городов. Читатель, забудь на время про Аномандера Рейка, Скворца, капитана Парана и славный город Даруджистан, а познакомься с новыми героями и местами.
    В книге стало меньше мозговыносящих описаний магических битв и ритуалов. Сражения, в основном, решают доблесть воинов и искусство или бездарность полководца. Континент показан интересно – с описаниями народов, их верований, обычаев и традиций, который придают им уникальность, но не перегружают текст. Налет арабского и персидского Востока и «Дюны» Фрэнка Герберта…
    Континент за некоторое время до начала романа был завоеван Малазанской империей. Но сбывается пророчество, и против захватчиков начинается всеобщее восстание. Только один город на охваченном огнем континенте остается в руках империи, и туда ведет свое войско и несколько десятков тысяч малазанских беженцев полководец Колтейн.
    Герои. Из предыдущей книги в новую перешли Калам, Скрипач, Крокус, Апсалар, которые оказываются на континенте Семь Городов. Другая сюжетная линия – аристократка Фелисин Паран (сестра героя первой книги), и ее невольные спутники, сосланные на рудники на острове около побережья материка. Большую часть событий отступления малазанской армии в Арэн мы видим глазами императорского историка и солдата Дукера. Достаточно симпатичный человек. Большую часть книги я думал, что он нужен только, чтобы его глазами показывать отступление Колтейна в Арэн, но в конце он сказал свое веское слово. Ну, и самый интересный из героев романа и его главное украшение – Колтейн. Герой, несгибаемый лидер, великолепный стратег. Очень сильный образ.
    Вторая книга «Малазанской книги павших» получилась даже более интересной, чем первая. Интересные герои, масштаб событий, захватывающий сюжет. Когда я читал первую, книгу у меня была уверенность, что никто из центральных героев не погибнет, тут такого не было. И центральные герои действительно гибли.

    Читать полностью