Отзывы на книгу «Достающее звено. Книга 1. Обезьяны и все-все-все»

4 отзыва
red_star
Оценил книгу

Хороший, годный научпоп. Автор честно и искренне старался написать доступную книгу, в первой трети тома даже иногда мило шутил. Порой, правда, сбивался на дробь и частил, вываливая на читателя бесконечную систематику и (полтора раза) внутренние дрязги палеонтологов. Но это лишь чуть снижает впечатление от книги (и, возможно, все эти шероховатости мог бы снять более решительный редактор, заодно и срезав некоторое количество воды и лишнего объема).

Несколько непонятно – какую цель ставил перед собой автор. В этой же нише существует тоже двухтомник Маркова про обезьян и людей (рассматривающий, правда, все в несколько ином ключе - костей и нейронов, так сказать), к нему примыкают две других книги того же Маркова о макроэволюции. Единственным существенным отличием (кроме иной подачи данных и обновления их в некоторых разделах) можно считать именно язык, местами заметно более доступный и, как говорилось выше, часто дополненный юмором.

Но если вы не читали Маркова, то Дробышевский дает вам хорошую возможность увидеть рождение сложности. Первый том рассказывает нам о жизни до человека (и слегка параллельно человеку). Автор хорошо играет со стереотипами, сначала показывая, что человек – всего лишь засыхающая веточка среди человекообразных обезьян (нас остался всего один вид!), всячески снижает значение и само наличие нашей исключительности, прохаживаясь на предельно спекулятивном значении «прогрессивных» и «примитивных» черт. А потом пишет отдельный том о человеке :)

Мне в очередной раз понравилось читать и осознавать, что все развивается. Здесь автор был на высоте, ему удалось хорошо нарисовать картину того, что после разделения ветвей (будь то рыбы и наземные рептилии, полуобезьяны и обезьяны, да кто угодно) эволюция у более, э, примитивных не останавливается, просто идет в другом направлении. Поэтому нынешние потомки более примитивных могут быть сильно отличны от них, совсем не смахивая на живых ископаемых. Это совсем не новость, но моему дискретному мозгу иногда стоит напоминать о многолинейности этого процесса, так как это завораживает, ей-богу.

Особо понравились упоминания о том, как складывались комплексы насекомые-растения. Как отбор, среда и ниши диктуют направления развития, а организмы не всегда готовы с первой попытки эти ниши занять. Так, до возникновения настоящих цветковых растения пытались придумать цветки на иных принципах, а насекомые дали в ответ на это почти бабочек (каллиграматид, про них недавно была любопытная статья в «Науке и жизни»). Да что там, есть мой любимый пример многоклеточной жизни, которая, насколько мы можем судить, возникала не один раз, пока именно наш вариант не оказался относительно устойчивым динамически.

Не удивительно, что для меня почти самыми интересными стали главы про альтернативные человечества. Мы, кажется, перебили как минимум несколько родственных нам видов, а теперь кропотливо пытаемся что-то о них узнать. Что загадочные денисовцы, что такие родные неандертальцы (2% генов живут в европейцах и сейчас) будоражат воображение. Особенно последние, ведь парадигма меняется на наших глазах – вместо полуживотных ученые теперь говорят о других людях, возможно менее агрессивных, с неким искусством и похоронными обрядами (даже цветы на могилки носили, кажется). В известной мере смена представлений сродни той, что произошла с динозаврами, многие из которых существенно поменяли свои реконструкции и обросли перьями за последние годы.

Но про неандертальцев в книге не так уж и много, больше про многочисленнее и плохо сохранившихся ископаемых приматов и их предков, вокруг датировок и реконструкций которых кипят нешуточные страсти среди исследователей. Дробышевский интересно пишет о том, как идет интеллектуальная борьба, статья за статьей.

Удачей автора является (пусть и с той самой водой, о которой я говорил выше) картина радиаций приматов. Эти географические закавыки, миграции, вымирания, возвраты и новые миграции, кропотливо восстановленные по ископаемым зубам (насколько это возможно, аккуратно отмечает автор) захватывают, захватывают дух. Посмотрим, что принесет второй том.

Kozmarin
Оценил книгу

А вы знаете, почему мы размахиваем руками при ходьбе? Это наш мозг отрабатывает четвероногий бег! Наш мозг до сих пор полагает, что мы передвигаемся на четырех лапах!! - Если из научпопа вы узнаете хотя бы один нетривиальный факт о чем-то совершенно обычном - факт, которым вы сможете доставать всех окружающих, - то этот научпоп вы прочли не зря.

В книге Дробышевского, конечно, очень много морфологических описаний и систематики, и всё это очень трудно воспринимать, особенно без иллюстративного материала.

Не о книге, а обо мнеМне было читать это особенно сложно, потому что анатомию человека я учила и сдавала по ней экзамен примерно 4 раза в жизни, и сдавала на отлично, но я благополучно отправила эти знания в небытие - и это был мой осознанный выбор. И я уже далеко не та восторженная первокурсница биофака, испытывающая пиетет по отношению ко всем биологическим наукам; зоология - не моё вот прям по самое, и книга Дробышевского, при всех своих достоинствах, не вызвала у меня даже толику сожаления, что много лет назад я не выбрала специализацию на кафедре зоологии.свернуть

Автор делает очень много, пытаясь адаптировать свой текст хоть чуточку под рядового читателя, - в первую очередь, помещая совсем уж экстремальную заумь в уголки занудства, и потом уже - разбавляя все это шутками. Мне кажется, у значительной части этой книги тон мягко ироничный. Ну вот посудите сами:

внимательный глаз бывалого географа может узреть, что Перуанская Амазония находится на прямо противоположном от атлантического побережья конце континента

Тем не менее, биологический бэкграунд - хорошее подспорье при чтении книги. Ну вот, например:

В кладистике фактически игнорируются идеи об ароморфозах и идиоадаптациях, уровнях и значениях эволюционных преобразований.

Не уверена, что рядовой читатель без гугла-яндекса поймет, что такое ароморфозы и идиоадаптации и что дает их игнор. В общем, из такой книги получится хорошее учебное пособие для студентов биологических специальностей.

Еще критикаВо всяком случае, может студентам удастся держать концентрацию в течение особо описательных моментов и избежать судьбы редакторов этого издания, которые, периодически, оказывались в объятиях Морфея - потому что только этим я могу объяснить наличие в книге таких фраз, как
даже мы, гордящиеся своей теплокровностью, одеваем чего потеплее уже при плюс пятнадцати
свернуть

Мне также показалось немного неудобной композиция книги. В последней части описываются разные семейства приматов. Такая информация была бы полезной перед многими другими частями, которые автор поместил до, например, в части про продвинутость этих самых приматов («Мир глазами руконожки»). А так получается, что какая-то информация повторяется несколько раз.

Но плюсы книги, все же, перевешивают минусы! Да, местами было сложновато разобраться - но если читателю это удавалось, то ему открывались очень даже годные моменты! И, в конце концов, научпоп должен заставлять думать.
Меня эта книга заставила, все-таки, немного разобраться с приматами, и иже с ними, и немного до них. Вот, например, кое-кто из наших родственничков.

И я обнаружила страшное: наши предки в эволюционном пути свернули куда-то не туда - мы утеряли няшность, до сих пор присущую многим нашим дальним родственничкам!.. Теперь сублимируем кошечками-собачками.

Эта книга дает очень много к пониманию того, как исследуется антропогенез. Наверное, для непосвященного в эти тонкости человека звучит полной фантастикой то, как на основании одной кости или одного осколочка зуба ученые умудряются определять аж видовую принадлежность данной особи и как они умудряются восстанавливать облик этого животного!

Первые рыбы были совсем небольшими животными, и добыча их была невелика, но, видимо, иногда достаточно прытка, так что зубы в целом оказались полезным приобретением. А уж в далеком будущем функции их необычайно расширились, вплоть до демонстративной и сигнальной. В следующий раз, когда будете улыбаться белозубой улыбкой, с благодарностью припомните жизнелюбивых ордовикских червячков, которые не хотели быть проглоченными первыми рыбами, отчего последние были вынуждены обзавестись крючками во рту.

А уж как палеозоологи должны благодарить этих червячков!…

Дробышевский показывает сложности, с которыми сталкиваются палеонтологи, как делаются открытия - и как они превращаются в закрытия, как, порой, сложно сопоставить палеозоологические изыскания с движениями материков или данными молекулярной биологии. А конвергенция-то какова - страшнейший враг для палеозоолога, или величайший друг - в зависимости от того, подразумевает ли гипотеза схожесть признаков вследствие близкого родства или нет. А внутренние споры палеонтологов - прям песня! Мне, ученому из другой области биологии, было очень интересно взглянуть на эту кухню.

Ну и самые шикарные части - про то, почему разумом не обладают другие животные, и рубрики Минутка фантазии. Почему какие-нибудь хищные или грызуны не обладают разумом - это, по сути, тот же вопрос, почему им обладаем мы. Ведь есть универсальные характеристики, предпосылки для разумности. И, с одной стороны, такая постановка вопроса подчеркивает нашу уникальность - ведь у нас разум реализовался, но с другой стороны, подчеркивает и то, что это всё в рамках биологических законов, в рамках эволюционного процесса - ничего экстраординарного или сверхъестественного! и не случись разумности у нас, то, может, она бы и реализовалась у других животных (а становление на путь разумности у каких-либо животных сейчас, при наличии разумного человека, уже проблематично - будет сложновато выдержать конкуренцию с нами. Хотя если это будут по-настоящему разумные индивиды - то показывать свою разумность человеку они будут в последнюю очередь).

Для того, чтобы рассуждать о том, почему такого-то признака нет у такого-то животного - и при каких обстоятельствах этот признак бы мог появиться, нужно обладать очень хорошей фантазией. И то, что автор обладает ею, как раз и подчеркивают его минутки фантазии. И я получала громадное наслаждение от фантазии автора! Из многих идей, высказанных Дробышевским, могли бы получиться классные фантастические истории: очень бы хотела почитать про столкновение цивилизации ранних сапиенсов и цивилизации гигантопитеков, или на мир, в котором разумными стали еноты и каланы!

Boring2Read
Оценил книгу

Отдавая должное интеллекту автора, а также его ораторскому искусству, должен отметить что читать эту книгу довольно неприятное занятие. Конечно есть и весьма удачные рассуждения(многие из которых хочется цитировать), местами уместный юмор и огромное количество полезных для любопытного читателя фактов. Да и рассуждение о биологической систематике и дискретности человеческого мышления хоть и не ново, но в купе с огромным разнообразием перечисляемых видов и форм жизни думаю сформирует у многих правильное представление об эволюции.
Да только не прочтёт массовый читатель эту книгу, потому как читать её очень сложно, после бодрого почти музыкального начала автор всё больше утопает с той самой дискретности, о которой говорит: "название ископаемого гоминида - не такая уж важная штука". Чем ближе к концу книги тем сильнее эта тенденция, последнюю четверть из-за этого читать просто отвратительно. Если вам кажется, что это преувеличение, то извольте ознакомиться с цитатой:

Чаще всего одни и те же находки обозначались разными авторами под несколькими названиями, которые потом могли оказаться разнесенными даже в разные семейства. Потому одни и те же слова встречаются в самых разных сочетаниях: Proconsul africanus назывался Dryopithecus africanus, Sivapithecus africanus и Kenyapithecus africanus; Equatorius africanus имеет частичные синонимы Kenyapithecus africanus, Griphopithecus africanus, Proconsul nyanzae и Sivapithecus africanus; Nyanzapithecus vancouveringorum в литературе может быть помянут как Dryopithecus (Rangwapithecus) vancouveringi, Proconsul vancouveringi или Rangwapithecus vancouveringi; Ugandapithecus major – как Proconsul major, Dryopithecus (Proconsul) major или Morotopithecus bishopi. Род Sivapithecus – это то же, что Ramapithecus, Bramapithecus, Palaeopithecus, Anthropopithecus, Sugrivapithecus и Dryopithecus (Sivapithecus), тогда как Dryopithecus – Adaetontherium, Anthropodus, Neopithecus, Hispanopithecus и Hungaropithecus. Очень не повезло роду кениапитеков, ведь под названием Kenyapithecus africanus кроются останки и Proconsul africanus, и Equatorius africanus, и Mabokopithecus clarki, и Kenyapithecus wickeri. Разобраться в этом балагане крайне трудно даже узким специалистам, особенно учитывая крайнюю фрагментарность большинства находок.

Да это даже для этой книги из ряда вон, обычно масштаб поменьше. Да здесь автор специально показывает творящуюся дичь. Но надеюсь вы понимаете что это всё читается обычным человеком, ведь книга преподносится как НАУЧПОП. К концу перечисления этих "Всёподрядпитеков" ты не то что не запоминаешь ни слова, а вообще плохо понимаешь с чего и по какому поводу оно началось.
Такое разбросано по всей книге как графитовые стержни в Чернобыле, пробираться нужно, обойти никак.

В общем даже меня коробило от того как автор уничтожает свой текст, но я то хоть примерно знал на что иду и для меня у книги есть большое количество несомненных плюсов. А вот неподготовленный читатель окажется просто подставлен. И ведь усилия по этому поводу прилагаются.

Двухтомник антрополога Станислава Дробышевского — книга, из которой можно долго (возможно, бесконечно) черпать смешные байки и исторические параллели и которую хочется, едва дочитав, купить в подарок другу — разумеется, не бескорыстно, а чтобы потом обсудить. Написанная с ироничной легкостью, она заставляет забыть о том, что ее автор — один из ведущих специалистов в области антропогенеза, крупнейший исследователь человека как биологического вида.
Галина Юзефович

Очень похоже на то что уважаемый критик книгу не читала. Иначе понимала бы, что другу такое может предложить только весьма наивный человек, ведь друг практически наверняка её не прочтёт, если он конечно не антрополог.

По итогу могу предположить что Станислав Дробышевский забыл о читабельности своей книги. Это же видно и в последней книге Маркова и Найтмарк "Эволюция. Классические идеи в свете новых открытий", читать которую тоже не очень приятно. Надеюсь это не станет тенденцией Российского научпопа, который так ударно набирал обороты в последние годы.
Ни в коем случае не могу советовать как первую книгу или даже вторую в этом жанре. Ридли, Докинз, тот же Марков(предыдущие книги), Харрари, Фрит, Казанцева, Саган, Хокинг да почти все подходят для простого обывателя лучше чем Дробышевский. К этой книге нужно прийти постепенно, когда вы узнаете поверхностно о теме из более дружелюбных к читателю книг.
Ни в коем случае не ведитесь на слащавые отзывы критиков, пустые обещания аннотаций и номинации книги на премии (для этой книги уже несколько видел).

hate_kate
Оценил книгу

Человек отличается от животного развитым чувством юмора (с)

У каждого свои кумиры, мой - это щуплый дядька с нечесаной бородой, который постоянно говорит "вот", я очень хочу, чтобы он приехал в Краснодар с лекцией и подписал мой экземпляр книги. Я уже прочитала, уже можно ехать.

Станислав Дробышевский - ученый - антрополог, преподаватель и популяризатор науки. Его лекции можно найти на ютубе и на сайте "Антропогенез.ру". В 2017 году вышла книга в двух частях об эволюции человека "Достающее звено". Первая книга называется "Обезьяны и все-все-все" - в ней описан весь процесс от зарождения клетки до появления человекообразных.

В школе биологию преподавали не очень, может что-то и было о Дарвине, но это мало чем помогает. Зарождение жизни в моей голове выглядело, как старый мультик со сценой, где из моря вылезает уродливая рыба. Но рыба-то вылезала не из моря, а из застоявшегося водоёма, потому что была большая, а воды становилось меньше и дно загрязнялось из-за того что первые растения гнили и падали в воду.

Книга разбита на главы и части. Томик получился довольно увесистый и может отпугнуть своей толщиной неопытного читателя. Но не стоит бояться, книга написана хорошим языком, обильно приправлена юмором, чтобы читатель не потерялся в латинских названиях и не заскучал. В основном из-за этого она такая большая. Дробышевский мог написать сухой учебник, но кто бы его прочитал из простых смертных. Наверно, не многие бы отважились.

Вторая книга уже о человеке. Советую почитать.