Книга или автор
Достающее звено. Книга 1. Обезьяны и все-все-все

Достающее звено. Книга 1. Обезьяны и все-все-все

Достающее звено. Книга 1. Обезьяны и все-все-все
4,4
85 читателей оценили
630 печ. страниц
2017 год
0+
Оцените книгу

О книге

Кто был непосредственным предком человека? Как выглядит цепь, на конце которой находится Homo sapiens, и все ли ее звенья на месте? Почему некоторые находки оказываются не тем, чем кажутся поначалу? И почему разумными стали именно гоминиды, а не другие млекопитающие?

“Достающее звено” – история происхождения человека в двух книгах – подробно и увлекательно отвечает на эти и другие животрепещущие вопросы о нашем прошлом.

Ведущий российский антрополог, научный редактор портала “Антропогенез.ру” и блестящий лектор Станислав Дробышевский знает об этом, вероятно, больше, чем любой другой живущий потомок палеоантропов, и как никто другой умеет заразить интересом к современной, бурно развивающейся науке, имеющей прямое отношение к каждому из нас.

Первая книга посвящена тем, кто внес вклад в формирование нашего вида задолго до того, как мы встали на ноги, расправили плечи и отрастили мозг.

Читайте онлайн полную версию книги «Достающее звено. Книга 1. Обезьяны и все-все-все» автора Станислава Дробышевского на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Достающее звено. Книга 1. Обезьяны и все-все-все» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2017

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785170992157

Дата поступления: 09 января 2018

Объем: 1.1 млн знаков

Купить книгу

Входит в серии

  1. red_star
    red_star
    Оценил книгу

    Хороший, годный научпоп. Автор честно и искренне старался написать доступную книгу, в первой трети тома даже иногда мило шутил. Порой, правда, сбивался на дробь и частил, вываливая на читателя бесконечную систематику и (полтора раза) внутренние дрязги палеонтологов. Но это лишь чуть снижает впечатление от книги (и, возможно, все эти шероховатости мог бы снять более решительный редактор, заодно и срезав некоторое количество воды и лишнего объема).

    Несколько непонятно – какую цель ставил перед собой автор. В этой же нише существует тоже двухтомник Маркова про обезьян и людей (рассматривающий, правда, все в несколько ином ключе - костей и нейронов, так сказать), к нему примыкают две других книги того же Маркова о макроэволюции. Единственным существенным отличием (кроме иной подачи данных и обновления их в некоторых разделах) можно считать именно язык, местами заметно более доступный и, как говорилось выше, часто дополненный юмором.

    Но если вы не читали Маркова, то Дробышевский дает вам хорошую возможность увидеть рождение сложности. Первый том рассказывает нам о жизни до человека (и слегка параллельно человеку). Автор хорошо играет со стереотипами, сначала показывая, что человек – всего лишь засыхающая веточка среди человекообразных обезьян (нас остался всего один вид!), всячески снижает значение и само наличие нашей исключительности, прохаживаясь на предельно спекулятивном значении «прогрессивных» и «примитивных» черт. А потом пишет отдельный том о человеке :)

    Мне в очередной раз понравилось читать и осознавать, что все развивается. Здесь автор был на высоте, ему удалось хорошо нарисовать картину того, что после разделения ветвей (будь то рыбы и наземные рептилии, полуобезьяны и обезьяны, да кто угодно) эволюция у более, э, примитивных не останавливается, просто идет в другом направлении. Поэтому нынешние потомки более примитивных могут быть сильно отличны от них, совсем не смахивая на живых ископаемых. Это совсем не новость, но моему дискретному мозгу иногда стоит напоминать о многолинейности этого процесса, так как это завораживает, ей-богу.

    Особо понравились упоминания о том, как складывались комплексы насекомые-растения. Как отбор, среда и ниши диктуют направления развития, а организмы не всегда готовы с первой попытки эти ниши занять. Так, до возникновения настоящих цветковых растения пытались придумать цветки на иных принципах, а насекомые дали в ответ на это почти бабочек (каллиграматид, про них недавно была любопытная статья в «Науке и жизни»). Да что там, есть мой любимый пример многоклеточной жизни, которая, насколько мы можем судить, возникала не один раз, пока именно наш вариант не оказался относительно устойчивым динамически.

    Не удивительно, что для меня почти самыми интересными стали главы про альтернативные человечества. Мы, кажется, перебили как минимум несколько родственных нам видов, а теперь кропотливо пытаемся что-то о них узнать. Что загадочные денисовцы, что такие родные неандертальцы (2% генов живут в европейцах и сейчас) будоражат воображение. Особенно последние, ведь парадигма меняется на наших глазах – вместо полуживотных ученые теперь говорят о других людях, возможно менее агрессивных, с неким искусством и похоронными обрядами (даже цветы на могилки носили, кажется). В известной мере смена представлений сродни той, что произошла с динозаврами, многие из которых существенно поменяли свои реконструкции и обросли перьями за последние годы.

    Но про неандертальцев в книге не так уж и много, больше про многочисленнее и плохо сохранившихся ископаемых приматов и их предков, вокруг датировок и реконструкций которых кипят нешуточные страсти среди исследователей. Дробышевский интересно пишет о том, как идет интеллектуальная борьба, статья за статьей.

    Удачей автора является (пусть и с той самой водой, о которой я говорил выше) картина радиаций приматов. Эти географические закавыки, миграции, вымирания, возвраты и новые миграции, кропотливо восстановленные по ископаемым зубам (насколько это возможно, аккуратно отмечает автор) захватывают, захватывают дух. Посмотрим, что принесет второй том.

  2. Kozmarin
    Kozmarin
    Оценил книгу

    А вы знаете, почему мы размахиваем руками при ходьбе? Это наш мозг отрабатывает четвероногий бег! Наш мозг до сих пор полагает, что мы передвигаемся на четырех лапах!! - Если из научпопа вы узнаете хотя бы один нетривиальный факт о чем-то совершенно обычном - факт, которым вы сможете доставать всех окружающих, - то этот научпоп вы прочли не зря.

    В книге Дробышевского, конечно, очень много морфологических описаний и систематики, и всё это очень трудно воспринимать, особенно без иллюстративного материала.

    Не о книге, а обо мнеМне было читать это особенно сложно, потому что анатомию человека я учила и сдавала по ней экзамен примерно 4 раза в жизни, и сдавала на отлично, но я благополучно отправила эти знания в небытие - и это был мой осознанный выбор. И я уже далеко не та восторженная первокурсница биофака, испытывающая пиетет по отношению ко всем биологическим наукам; зоология - не моё вот прям по самое, и книга Дробышевского, при всех своих достоинствах, не вызвала у меня даже толику сожаления, что много лет назад я не выбрала специализацию на кафедре зоологии.свернуть

    Автор делает очень много, пытаясь адаптировать свой текст хоть чуточку под рядового читателя, - в первую очередь, помещая совсем уж экстремальную заумь в уголки занудства, и потом уже - разбавляя все это шутками. Мне кажется, у значительной части этой книги тон мягко ироничный. Ну вот посудите сами:

    внимательный глаз бывалого географа может узреть, что Перуанская Амазония находится на прямо противоположном от атлантического побережья конце континента

    Тем не менее, биологический бэкграунд - хорошее подспорье при чтении книги. Ну вот, например:

    В кладистике фактически игнорируются идеи об ароморфозах и идиоадаптациях, уровнях и значениях эволюционных преобразований.

    Не уверена, что рядовой читатель без гугла-яндекса поймет, что такое ароморфозы и идиоадаптации и что дает их игнор. В общем, из такой книги получится хорошее учебное пособие для студентов биологических специальностей.

    Еще критикаВо всяком случае, может студентам удастся держать концентрацию в течение особо описательных моментов и избежать судьбы редакторов этого издания, которые, периодически, оказывались в объятиях Морфея - потому что только этим я могу объяснить наличие в книге таких фраз, как
    даже мы, гордящиеся своей теплокровностью, одеваем чего потеплее уже при плюс пятнадцати
    свернуть

    Мне также показалось немного неудобной композиция книги. В последней части описываются разные семейства приматов. Такая информация была бы полезной перед многими другими частями, которые автор поместил до, например, в части про продвинутость этих самых приматов («Мир глазами руконожки»). А так получается, что какая-то информация повторяется несколько раз.

    Но плюсы книги, все же, перевешивают минусы! Да, местами было сложновато разобраться - но если читателю это удавалось, то ему открывались очень даже годные моменты! И, в конце концов, научпоп должен заставлять думать.
    Меня эта книга заставила, все-таки, немного разобраться с приматами, и иже с ними, и немного до них. Вот, например, кое-кто из наших родственничков.

    И я обнаружила страшное: наши предки в эволюционном пути свернули куда-то не туда - мы утеряли няшность, до сих пор присущую многим нашим дальним родственничкам!.. Теперь сублимируем кошечками-собачками.

    Эта книга дает очень много к пониманию того, как исследуется антропогенез. Наверное, для непосвященного в эти тонкости человека звучит полной фантастикой то, как на основании одной кости или одного осколочка зуба ученые умудряются определять аж видовую принадлежность данной особи и как они умудряются восстанавливать облик этого животного!

    Первые рыбы были совсем небольшими животными, и добыча их была невелика, но, видимо, иногда достаточно прытка, так что зубы в целом оказались полезным приобретением. А уж в далеком будущем функции их необычайно расширились, вплоть до демонстративной и сигнальной. В следующий раз, когда будете улыбаться белозубой улыбкой, с благодарностью припомните жизнелюбивых ордовикских червячков, которые не хотели быть проглоченными первыми рыбами, отчего последние были вынуждены обзавестись крючками во рту.

    А уж как палеозоологи должны благодарить этих червячков!…

    Дробышевский показывает сложности, с которыми сталкиваются палеонтологи, как делаются открытия - и как они превращаются в закрытия, как, порой, сложно сопоставить палеозоологические изыскания с движениями материков или данными молекулярной биологии. А конвергенция-то какова - страшнейший враг для палеозоолога, или величайший друг - в зависимости от того, подразумевает ли гипотеза схожесть признаков вследствие близкого родства или нет. А внутренние споры палеонтологов - прям песня! Мне, ученому из другой области биологии, было очень интересно взглянуть на эту кухню.

    Ну и самые шикарные части - про то, почему разумом не обладают другие животные, и рубрики Минутка фантазии. Почему какие-нибудь хищные или грызуны не обладают разумом - это, по сути, тот же вопрос, почему им обладаем мы. Ведь есть универсальные характеристики, предпосылки для разумности. И, с одной стороны, такая постановка вопроса подчеркивает нашу уникальность - ведь у нас разум реализовался, но с другой стороны, подчеркивает и то, что это всё в рамках биологических законов, в рамках эволюционного процесса - ничего экстраординарного или сверхъестественного! и не случись разумности у нас, то, может, она бы и реализовалась у других животных (а становление на путь разумности у каких-либо животных сейчас, при наличии разумного человека, уже проблематично - будет сложновато выдержать конкуренцию с нами. Хотя если это будут по-настоящему разумные индивиды - то показывать свою разумность человеку они будут в последнюю очередь).

    Для того, чтобы рассуждать о том, почему такого-то признака нет у такого-то животного - и при каких обстоятельствах этот признак бы мог появиться, нужно обладать очень хорошей фантазией. И то, что автор обладает ею, как раз и подчеркивают его минутки фантазии. И я получала громадное наслаждение от фантазии автора! Из многих идей, высказанных Дробышевским, могли бы получиться классные фантастические истории: очень бы хотела почитать про столкновение цивилизации ранних сапиенсов и цивилизации гигантопитеков, или на мир, в котором разумными стали еноты и каланы!

  3. noctu
    noctu
    Оценил книгу

    Меня так сильно зацепил "Неандерталец" Сванте Пэабо, что потянуло на другие книги по схожей тематике. На глаза недавно попалось "Достающее звено" Станислава Дробышевского в аудиоформате (21 час) в отличном исполнении Суслова Максима. Только когда начала слушать, поняла, что весь тот массив информации, что ждет меня впереди, очень трудно воспринять на слух... Так на моей полке появились два пухлячка, настоящих гигантопитеков книжного мира - 2 тома "Достающего звена". Первая часть, которую запоем (со мной все в порядке?) читала все выходные, посвящена обезьянам и всем-всем-всем, как метко обозначено на обложке.

    Дробышевский действительно рассказывает обо всем, начиная с зарождения одноклеточных и через описание всякий кайнозоев, палеозоев, мелов и пермей показывает эволюцию животного мира и то, как мы вообще докатились до брахиации, поздно зарастающих швов на черепе и прямохождения.

    Количество информации о разных родах, видах и особенностях черепов, зубов, тазовых костей и всего того, что ученые смогли раскопать и идентифицировать, подавляет, конечно, но подается все это с юмором. К тому же, по разным углам ринга текста разошлись уголки занудства и минутки фантазии. Первые завершают битву читателя с книгой мощным хуком справа, а вторые снова вдыхают искру жизни в потухшие глаза. Тонус в мышцах поддерживает и безумный гуглеж всего того, что стоит за обезличенными латинскими названиями.

    Все, конечно, не так страшно, как я тут малюю. Очень много полезной информации можно почерпнуть на все случаи жизни. Я вот жду не дождусь момента, когда достану из рукава туз двухметрового гигантского гуся или образ мартышки-серфингиста, преодолевающего путь на Яву или по волнам несущегося к тому, что в будущем будет обозвано Южной Америкой.

    Неисповедимы пути эволюции и именно с этой книгой понятно, что человек, конечно, создание удивительное во многих смыслах, но вместе с тем и не очень-то уж уникальное. Просто, видимо, пару миллионов лет назад наши предки оказались чуть менее специализированны и чуть более отбиты на голову, чтобы спуститься в саванну и начать кошмарить чуть позже всю землю.

    Впереди меня ждет второй том, посвященный людям. В него погружусь уже в следующие выходные, чтобы ничто не мешало рандеву с Homo sapiens. Надеюсь, в этот раз мне больше не будет сниться эволюция австралопитеков.

  1. Появление плаценты – уникального органа, сформированного двумя организмами, матери и детеныша, – стало величайшим достижением, позволившим рожать достаточно развитых детенышей, что снизило их смертность и стало залогом будущего прогресса.
    16 марта 2020
  2. Для основных столпов человечности даже есть красивый термин “гоминидная триада”. Она включает, во-первых, прямохождение, или бипедию, и весь комплекс морфологических адаптаций к ней; во-вторых, кисть, приспособленную не только к использованию, но и к изготовлению орудий; в-третьих, высокоразвитый мозг и сложное поведение.
    13 марта 2020
  3. Когда большинство людей могут жить годами, не особо напрягая интеллект, отбор на разумность оказывается ослаблен. Это не значит, что миром серых посредственностей правят некие выдающиеся гении или что мы обречены на тотальное поглупение. Просто интеллект распределяется по всему коллективу.
    2 августа 2018

Автор