Большой театр. Культура и политика. Новая история

3,8
4 читателя оценили
953 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

О книге

Большой театр – один из самых прославленных брендов России. На Западе слово Bolshoi не нуждается в переводе.

А ведь так было не всегда. Долгие годы главным музыкальным театром империи считался Мариинский, а Москва была своего рода «театральной Сибирью».

Ситуация круто переменилась к концу XIX века. Усилиями меценатов была создана цветущая культура, и на гребне этой волны взмыл и Большой. В нем блистали Федор Шаляпин, Леонид Собинов, Антонина Нежданова, Сергей Рахманинов.

Первые послереволюционные годы стали самыми трудными в истории театра. Ленин с фанатической настойчивостью стремился закрыть его. В роли спасителя выступил… Иосиф Сталин, оценив Большой как профессиональный политик.

Большой театр всегда был важнейшим инструментом в диалоге власти и общества. Книга культуролога и музыковеда Соломона Волкова – политическая история Большого от XIX века до наших дней. История взаимодействия Царя и Театра.

Подробная информация

Правообладатель: АСТ

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171053390

Дата поступления: 26 апреля 2018

Объем: 858.1 тыс. знаков

ID: 247969

Отзывы на книгу

  1. blaze2012
    Оценил книгу

    Как и Большой театр, книга о нём Соломона Волкова может служить выражением текущих политических устремлений. Нездоровую атмосферу современной РФ передаёт восхваление организаторов массовых убийств, какое не должно быть терпимо в приличном обществе. С.М. Волковым Вл. Ленин определяется как феноменально одарённый правитель, безусловный политический гений, в отличие от неотступно враждебных социализму подлинно великих русских государственных деятелей, имена которых забываются или порочатся.

    Оказывается, чтобы в 1918 г. восстановить разгромленный красногвардейцами Кремль, надо быть великим прагматиком. Не великий – не Ленин, оставил бы всё разбомбленным на века. Соломон Волков с таким упоением пересказывает россказни Анатолия Луначарского о Ленине, как будто нарком просвещения установлен историками как самый объективный мемуарист, чья болтовня про величайшую практическую хватку Ленина не является пустым и ложным звуком тоталитарного коммунистического пресмыкательства перед правящими террористами.

    Удручающе тревожит, что это не одинокое мнение, а выражение господствующей советской антирусской политической культуры, принуждающей считать великими вождями, титанами, тех, кто сумел обмануть и заставить пойти за собой как можно больше людей, кто убил, арестовал, ограбил, выслал, унизил больше несогласных, нежели политики, не предавшие свою честность за сиюминутные аплодисменты или голосования, как Русские Императоры и Царские министры, применявшие силу полиции весьма ограниченно и вынужденно, защищаясь от террористических организаций социалистов, готовивших водворить в России чекистское рабство.

    Передачей советских предпочтений является и поддержка Соломоном Моисеевичем “общественного” запроса в РФ на художественные продукты эпохи сталинизма. Постоянные сравнения Сталина с Николаем I по нелепости напоминают публицистику Дмитрия Быкова. Разбирать все суждения автора о сталинской эпохе времязатратно. Среди достоинств есть воспроизведения честных свидетельств, насколько в СССР ненавидели большевиков: «население в деревнях откровенно ждёт немцев» (с.365) Такие записи сохранились в каждом из дневников за 1941 г., которые и объясняют великие поражения красных. А грубые ошибки вновь возникнут при очередном воспроизведении заунылой советской пропаганды, восхвалении мудрости коммунистических вождей и их прагматизма, например, за «мировую с “попами”» (с.296-297) и открытие 20 тыс. храмов, в которых якобы молились за победу над немцами.

    Истребительное уничтожение прежней Церкви и замену её новой советской патриархией ни в коем случае нельзя назвать перемирием. Такой же почти 100%-й подменой правды является и обмолвка про храмы, поскольку к 1948 г. за московской патриархией числилось 14329 церквей, а не 20 тыс. Однако из них 12577 – это 87,7%, были открыты во время немецкой оккупации, против красных, а вовсе не мудрыми коммунистическими прагматиками. На территорию РСФСР приходилось всего лишь 3217 действующих храмов, что означало отсутствие на целые области и края даже одной церкви, в каких-то имелось 1 или 5. За послепобедный 1946 г. было заново открыто всего 369 старых церквей, а за 1947-й – умопомрачительные 185 [А. Роккуччи «Сталин и патриарх. Православная церковь и советская власть. 1917-1958» М.: РОССПЭН, 2016, с.271-274].

    Из примеров изложенного о Николае II, Ленине и Сталине, видно насколько С.М. Волков разбирается в истории и политике, которые значатся в подзаголовке «Большого театра». Лучше бы на эту область он вовсе не отвлекался от сцены. Зато в качестве искусствоведа автор может оказаться достаточно компетентен, несмотря на то что местами кажется, что книга написана ещё в 1970-е.

    Автор работал в журнале «Советская музыка» уже в те додревние времена, часто ссылается на свои публикации того времени и раскрашивает книгу многими уникальными мемуарными набросками, указывающими на неординарные знакомства автора.

    По дальнейшему времени, С.М. Волков часто ссылается на Майю Плисецкую и Галину Вишневскую, но не передаёт в полном объёме присущего их книгам принципиально всеохватного антикоммунизма. При такой последовательности нечего удивляться и последним страницам книги, в которых 1990-е и путинская эпоха представлены как у любого пропагандиста на госмонополистической зарплате. У них всегда не КПСС привела СССР к полному банкротству, из которого приходилось Ельцину как-то вытаскивать нищую страну. Совсем наоборот, это стремления Б.Н. Ельцина похоронить коммунистический режим «оказывались деструктивными» (с.520). В утешение, постельцинские восстановители советского деградационного застоя, узурпаторы и коррупционеры изображены уже с подобострастным пиететом.