Большой театр. Культура и политика. Новая история

3,7
6 читателей оценили
476 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

О книге

Большой театр – один из самых прославленных брендов России. На Западе слово Bolshoi не нуждается в переводе.

А ведь так было не всегда. Долгие годы главным музыкальным театром империи считался Мариинский, а Москва была своего рода «театральной Сибирью».

Ситуация круто переменилась к концу XIX века. Усилиями меценатов была создана цветущая культура, и на гребне этой волны взмыл и Большой. В нем блистали Федор Шаляпин, Леонид Собинов, Антонина Нежданова, Сергей Рахманинов.

Первые послереволюционные годы стали самыми трудными в истории театра. Ленин с фанатической настойчивостью стремился закрыть его. В роли спасителя выступил… Иосиф Сталин, оценив Большой как профессиональный политик.

Большой театр всегда был важнейшим инструментом в диалоге власти и общества. Книга культуролога и музыковеда Соломона Волкова – политическая история Большого от XIX века до наших дней. История взаимодействия Царя и Театра.

Подробная информация

Правообладатель: АСТ

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171053390

Дата поступления: 26 апреля 2018

Объем: 858.1 тыс. знаков

Отзывы на книгу

  1. Kroinn
    Оценил книгу

    Довольно странный опус С. Волкова. Книга рассчитана, вероятно, на очень массового читателя, автор избавил нас от глубокого анализа именно музыкальной жизни театра, сделав основной упор на политику вокруг театра, даже НЕ внутри его. Поэтому честнее было бы назвать всю книгу Политика и Большой Театр. Основной акцент в книге поставлен на трёх периодах жизни театра, а именно, эпохи Николая 1, Ленин/Сталин (последний в первую очередь) и совсем галопом «постсталинское» время. Удивило, что периода Александра 2 и 3 вообще нет в книге. Другое недоумение вызывает совсем поверхностное упоминание Чайковского (его опер, кроме «Онегина»), Римского-Корсакова (опер), Даргомыжского, фамилию Бородина я вообще в книге не встретил. В итоге впечатление, что Большой вообще не имеет к ним никакого отношения. Зато фамилии Собинова, Неждановой и Шаляпина просто набили оскомину от многократного их упоминания, при этом автор довольно слабо даёт их портреты, Википедия в разы информативнее...
    Последние главы о современном развитии театра вообще, похоже, писались по принципу «что-бы было».
    Театралов книга разочарует точно, для тех же, кто не имеет представления о Театре вообще, чтение даже можно рекомендовать, так как написана довольно живым языком.

  2. blaze2012
    Оценил книгу

    Как и Большой театр, книга о нём Соломона Волкова может служить выражением текущих политических устремлений. Нездоровую атмосферу современной РФ передаёт восхваление организаторов массовых убийств, какое не должно быть терпимо в приличном обществе. С.М. Волковым Вл. Ленин определяется как феноменально одарённый правитель, безусловный политический гений, в отличие от неотступно враждебных социализму подлинно великих русских государственных деятелей, имена которых забываются или порочатся.

    Оказывается, чтобы в 1918 г. восстановить разгромленный красногвардейцами Кремль, надо быть великим прагматиком. Не великий – не Ленин, оставил бы всё разбомбленным на века. Соломон Волков с таким упоением пересказывает россказни Анатолия Луначарского о Ленине, как будто нарком просвещения установлен историками как самый объективный мемуарист, чья болтовня про величайшую практическую хватку Ленина не является пустым и ложным звуком тоталитарного коммунистического пресмыкательства перед правящими террористами.

    Удручающе тревожит, что это не одинокое мнение, а выражение господствующей советской антирусской политической культуры, принуждающей считать великими вождями, титанами, тех, кто сумел обмануть и заставить пойти за собой как можно больше людей, кто убил, арестовал, ограбил, выслал, унизил больше несогласных, нежели политики, не предавшие свою честность за сиюминутные аплодисменты или голосования, как Русские Императоры и Царские министры, применявшие силу полиции весьма ограниченно и вынужденно, защищаясь от террористических организаций социалистов, готовивших водворить в России чекистское рабство.

    Передачей советских предпочтений является и поддержка Соломоном Моисеевичем “общественного” запроса в РФ на художественные продукты эпохи сталинизма. Постоянные сравнения Сталина с Николаем I по нелепости напоминают публицистику Дмитрия Быкова. Разбирать все суждения автора о сталинской эпохе времязатратно. Среди достоинств есть воспроизведения честных свидетельств, насколько в СССР ненавидели большевиков: «население в деревнях откровенно ждёт немцев» (с.365) Такие записи сохранились в каждом из дневников за 1941 г., которые и объясняют великие поражения красных. А грубые ошибки вновь возникнут при очередном воспроизведении заунылой советской пропаганды, восхвалении мудрости коммунистических вождей и их прагматизма, например, за «мировую с “попами”» (с.296-297) и открытие 20 тыс. храмов, в которых якобы молились за победу над немцами.

    Истребительное уничтожение прежней Церкви и замену её новой советской патриархией ни в коем случае нельзя назвать перемирием. Такой же почти 100%-й подменой правды является и обмолвка про храмы, поскольку к 1948 г. за московской патриархией числилось 14329 церквей, а не 20 тыс. Однако из них 12577 – это 87,7%, были открыты во время немецкой оккупации, против красных, а вовсе не мудрыми коммунистическими прагматиками. На территорию РСФСР приходилось всего лишь 3217 действующих храмов, что означало отсутствие на целые области и края даже одной церкви, в каких-то имелось 1 или 5. За послепобедный 1946 г. было заново открыто всего 369 старых церквей, а за 1947-й – умопомрачительные 185 [А. Роккуччи «Сталин и патриарх. Православная церковь и советская власть. 1917-1958» М.: РОССПЭН, 2016, с.271-274].

    Из примеров изложенного о Николае II, Ленине и Сталине, видно насколько С.М. Волков разбирается в истории и политике, которые значатся в подзаголовке «Большого театра». Лучше бы на эту область он вовсе не отвлекался от сцены. Зато в качестве искусствоведа автор может оказаться достаточно компетентен, несмотря на то что местами кажется, что книга написана ещё в 1970-е.

    Автор работал в журнале «Советская музыка» уже в те додревние времена, часто ссылается на свои публикации того времени и раскрашивает книгу многими уникальными мемуарными набросками, указывающими на неординарные знакомства автора.

    По дальнейшему времени, С.М. Волков часто ссылается на Майю Плисецкую и Галину Вишневскую, но не передаёт в полном объёме присущего их книгам принципиально всеохватного антикоммунизма. При такой последовательности нечего удивляться и последним страницам книги, в которых 1990-е и путинская эпоха представлены как у любого пропагандиста на госмонополистической зарплате. У них всегда не КПСС привела СССР к полному банкротству, из которого приходилось Ельцину как-то вытаскивать нищую страну. Совсем наоборот, это стремления Б.Н. Ельцина похоронить коммунистический режим «оказывались деструктивными» (с.520). В утешение, постельцинские восстановители советского деградационного застоя, узурпаторы и коррупционеры изображены уже с подобострастным пиететом.