Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль

4,3
31 читатель оценил
548 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. Zelenoglazka
    Оценил книгу

    Наконец-то я одолела этого 2000-страничного монстра (или это он меня одолел?). И как раз здесь, после третьей книги все только начинается... Грядет Второй Армагеддон.

    А я так надеялась, пробираясь сквозь ужасы Эарвы, войны и сражения, колдовские Абстракции, спасаясь от нападения оборотней-шпионов, застывая в кошмаре Древнего Севера и крепости Голготеррат, умирая от жары и жажды в пустыне Каратай - надеялась, что достигнув Шайме, Святого города, мы наконец придем к завершению. Мы - это Келлхус и Найюр, Эсменет и Ахкеймион. А я была их тенью - каждого из них.

    В стремлении убежать от штампов и сделать героев неоднозначными, Бэккер даже несколько переборщил. Персонажи открываются настолько с разных сторон - вот, буквально главу назад ты восторгался героем, а сейчас ненавидишь его или совершенно не понимаешь. Какие чувства вызывает Келлхус? Чистый Разум, в совершенстве владеющий своими мыслями, эмоциями, побуждениями. Почему остальные ему поклоняются? Он видит каждого насквозь, говорит ему именно то, что человек хочет услышать. Он всех ПОНИМАЕТ - до глубины души. И легко, играючи овладевает этими душами. Но каковы его цели? Зачем ему все это, и кто же он на самом деле?

    Найюр, дикий воин - тот, наоборот живет только эмоциями. Может быть по-этому он - единственный, кто не поддается Келлхусу, не верит ему? Они настолько антиподы, что Найюр чутьем дикого зверя ощущает чуждость, инородность Келлхуса. Эсменет же была моей любимой героиней, до своего... перерождения. Проститутка, наделенная острым умом и наблюдательностью, ироничная, не любит жалеть себя. Но после того, что произошло между ней и Келлхусом, она стала просто статисткой. Как же Эсми, такая умница, не видит чтО он такое? И, наконец, Ахкеймион. Колдун из самой могущественной школы. И одновременно - слишком человек. Здесь, в Эарве, таким не место - постоянно сомневается, раскаивается, тоскует. Только он, Акка, умеет любить. И только за него я переживаю. Он владеет тайнами древнего Гнозиса, может за секунду испепелить целую армию, его боятся остальные колдуны - но он не властен над собой и своими чувствами.

    Я оставила их в Шайме - Святом городе. И это только начало. Что будет дальше, трудно даже представить. По-прежнему не могу сказать, что полюбила эту книгу - скорее, запуталась в ее сетях. А вдруг Бэккер писал Келлхуса... с себя?

    Книги, честно говоря, порой внушают страх - так городские жители опасаются змей. Лучше их избегать
  2. Rosio
    Оценил книгу

    Вот и дочитана первая трилогия и, честно признаюсь, что несколько разочарована последней книгой. Во-первых, мы так и не пришли ни к чему, кроме как к тому, что было предрешено, преднаписано и, самое главное, выведено в уме у нашего величайшего манипулятора. Все в итоге развернулось по его сценарию. За некоторыми исключениями. Но от этого не легче. Хотя... Ну вот в свете борьбы с Консультом и под угрозой Второго Армагедона вроде как такие действия "Пророка" вроде как оправданы, так как надо было объединять. Но ведь цель-то была не только в этом... Келлхус обвиняет своего отца в том, что тот остался дунианином. А кем же тогда стал сам Келлхус, который с одной стороны кое-где проявлял эмоции и даже всплакнул разок, а с другой эта его мертвая, нечеловеческая речь с нелюдскими интонациями... Что же за новое божество или орудие какого бога было создано? И кто создал? Келлхус, скажите вы. Но нет, люди.

    Ох уж эта двойная мораль. Ох уж эти философствования и метафизика. Ох уж эти размышления и слова, что выворачиваются наизнанку и представляются уже совсем в ином свете и несут зачастую абсолютно противоположный смысл. Все эти игры, вся эта ложь, все эти разыгрываемые представления - от этого в конце концов становится тошно. Как и от всего этого Священного воинства, что больше похоже на баранов, слепо следующих за пастухом, а удары кнута принимающих за благо, что направляет и очищает. В свете всего происходящего как-то ненароком начинаешь симпатизировать безумному Найюру, что в итоге резко сменил сторону, спесивому и не в меру амбициозному гордецу Конфасу, что в итоге предал, и постоянно рефлексирующему Ахкеймиону. Эти видят. Эти сопротивляются. Конфаса, кстати, лично мне очень жаль. Ахкеймиону - удачи!

    Если про первую книгу я писала, что она мне жутко напомнила шахматную партию, то здесь, блин, какой-то преферанс. Да, да, игра в преимущество и предпочтение. Действующих игроков, которые реально держат карты в руках, осталось совсем немного. Мало кто пытается торговаться и мало кто рискует делать свои ставки. Остальные проиграли ещё в шахматы. И кто его знает, что там в прикупе. И кто что скинет. Даже Воин-Пророк ошибается. Вроде скинул двух игроков, раньше времени записав их в карты, а они возьми и начни пытаться сыграть свой расклад.

    Ну и самое главное разочарование - концовка. Объясню. Она динамична, она многое рассказывает и объясняет, она многое раскрывает, но она по сути концовкой-то не является. Келлхус становится тем, кем становится, меняя уклад этого мира и распределяя роли по-новому. Эта Священная война закончилась, но и только. Больше не закончилось ничего. Более того - всё только началось. Закончилось всё только для тех, кто сложил свою голову в этом долгом крестовом походе.

  3. Iriya83
    Оценил книгу
    "Для обычных людей колдовство не отличается от мира - а как же иначе, если они видят мир под одним углом. Для человека, не способного двигаться, фасад и есть Храм".

    *

    "Истина и Надежда - как странники, что идут в противоположные стороны. В жизни человека они встречаются только раз."

    *

    "Подобно многим, отправившимся в нелегкое путешествие, я покинул страну мудрых и вернулся в страну дураков. Невежество, как и время, необратимо."

    О чем
    Мир Эарвы. 4112 год Бивня. Поход Священного воинства в город Шайме под предводительством Воина-Пророка подходит к своему логическому завершению. Настало время для кульминационной битвы, где сойдутся силы соперничающих наций и враждующих религиозный фракций против общего врага - язычников. Именно сейчас выйдет наружу правда об истинных мотивах участников сражения. И никто из них даже не предполагает, что все они - всего лишь звенья паттерна Тысячекратной Мысли, к осознанию которого надо прийти, чтобы пустить ход Истории Мира Эарвы в другое русло.

    Особенности
    Бэккер взорвал мое отношение к жанру фэнтези, потому что эта книга больше, чем просто фэнтези. Она несет в себе не просто картинки, превратившиеся в историю, а историю, превратившуюся в мысли. Она больше, чем философия, потому что здесь нет места скуки и словоблудию, но при этом каждая фраза несет в себе мощный смысл, обогащая сознание. Это был тот случай, когда книгу можно было разбить на миллионы афоризмов. Язык повествования автора на высшем уровне. Сам сюжет по-прежнему завораживает. Если благими намерениями вымощена дорога в Ад, тогда плохими намерениями вымощена дорога в Рай? Ну...или не в Рай, а хотя бы в Священный город, которым и является Шайме. И эта книга - тому подтверждение, потому что она просто пропитана болью, кровью, сценами насилия и борьбы, интригами и неожиданными открытиями. Но это не делает ее менее увлекательной. Не было ни одного эпизода, после которого захотелось отложить книгу и подумать о чем-нибудь другом. Здесь каждая глава - звено цепи невероятно запутанной и продуманной истории, которая завораживает тайнами и не отпускает да самого финала. И снова потрясающие сцены сражений, настолько яркие и образные, что кажутся реальными. Если в предыдущих книгах персонажи лишь упоминали о своих волшебных способностях, то здесь герои показали себя во всей красе, продемонстрировав читателю весь свой мощный магический потенциал. Сказать, что это было невероятно зрелищно, ничего не сказать!

    Главные герои
    Преображаются и растут в глазах читателя главные герои. Если раньше к некоторым из них я питала не самые теплые чувства, граничащие с неприязнью и отвращением, то здесь я, откровенно говоря, многими восхищалась. Образ воина скюльвенда - тому пример! Немногочисленные женские образы этой трилогии для меня оказались пустым местом. Не смогла я до конца прочувствовать всей сути внутреннего мира главной героини романа и все ее поступки, вне зависимости от роста ее положения в обществе, мне были абсолютно чуждыми. На первый план в этой части для меня выходит образ монаха Завета, который поражает своими глубокими мыслями, зрелыми чувствами и бережным отношением к окружающим людям. В финальной части романа он оказался превосходным, его сильнейший монолог "Я отрекаюсь..." вызывает восторг!!! Хотелось сказать автору "Браво!" и пожать монаху дружественную руку в знак восхищения. Продолжают радовать второстепенные герои, которые своим противоречивым отношением друг к другу делают роман ярче.

    Любовная линия
    Очень удивил автор, уделив больше внимания сердечным взаимоотношениям. Любовь здесь - эмоциональное, щемящее сердце чувство, начавшееся с запретных отношений, пронизанное предательством и клеймящей душу мыслью: "Как я умру в следующий раз?" Любовь в этом романе - пылкое, животное, низменное чувство, поздно превратившееся в светлое осознание истинного стремления, где женщина, вместо предмета для насилия, становится "женой сердца". Любовь - метания человека, пытающегося осознать, что есть страсть и чем она отличается от жажды пробуждения древнего инстинкта.

    Финальная часть
    Заключительная часть трилогии настолько захватывает, что финал наступает неожиданно. Автор представил ее в виде калейдоскопа постоянно меняющихся и чередующихся между собой сюжетных линий, сплетающихся в единую нить повествования. Я читала и казалось, что не успеваю реагировать на происходящие события. Здесь есть ответы на все вопросы, касающиеся серии "Князь пустоты". В то же время автор добавил предпосылки для зарождения интереса к следующей серии под названием "Аспект-Император", с которой я надеюсь познакомиться в обозримом будущем. Продолжение следует...

Интересные факты

Издатели книг на русском языке почему-то решили изменить название. Из-за этого более глубокий смысл, на который давало намёк название оригинала "А The Thousandfold Thought" (Тысячекратная мысль), спрятался за более поверхностным - самим действием - «Падение святого города».