Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Тринадцатая категория рассудка

Тринадцатая категория рассудка
Бесплатно
Добавить в мои книги
32 уже добавили
Оценка читателей
5.0

«Прозеванным гением» назвал Сигизмунда Кржижановского Георгий Шенгели. «С сегодняшним днем я не в ладах, но меня любит вечность», – говорил о себе сам писатель. Он не увидел ни одной своей книги, первая книга вышла через тридцать девять лет после его смерти. Сейчас его называют «русским Борхесом», «русским Кафкой», переводят на европейские языки, издают, изучают и, самое главное, увлеченно читают. Новеллы Кржижановского – ярчайший образец интеллектуальной прозы, они изящны, как шахматные этюды, но в каждой из них ощущается пульс времени и намечаются пути к вечным загадкам бытия.

Лучшие рецензии
igori199200
igori199200
Оценка:
147

Долгое время я считал, что лучшее, что случилось с русской прозой в ХХ веке — это Владимир Набоков. Но теперь я готов к этому имени прибавить еще одно, Сигизмунда Кржижановского, который в свое время оказался едва ли не полностью забытым и которому даже сегодня уделяют несоизмеримо малое внимание по сравнению с величиной его таланта.
Новеллистика Кржижановского поражает богатством тем, сюжетов, стилей. Новелла за новеллой — и ничего вхолостую, ничего скучного или "пустого". Каждая из них настолько концентрирована, что читать их "залпом" не получается: после каждой хочется остановиться, чтобы "переварить" прочитанное. Быть может, для малой формы русской прозы ХХ века Кржижановский значит ровно столько же, сколько Чехов для века XIX. И это вовсе не громкие слова. Просто так получается, что это писатель у нас всерьез не прочитан.
Но давайте я лучше расскажу о наиболее впечатливших новеллах, их тематике, стилистике, динамике творческого пути Кржижановского-писателя.
Ранние работы у него особенно хороши. Новеллы этого периода предназначались для так и не изданного сборника "Сказки для вундеркиндов", который мог бы стать событием не только русской, а мировой литературы. В сущности, они представляют то, что сегодня называют магическим реализмом. Иногда это сюрреализм. Но всегда это преображенная реальность. Так, например, в пронзительном "Квадрате Пегаса" рассказана старая, как мир, история засасывающей обывательщины, но сделано это настолько новаторски, через аллегорические образы, что прежняя чеховская тема играет новыми красками. "Итанесиэс" — маленькое сюрреалистическое чудо о злоключениях народца, представители которого состояли из одного огромного уха. Чудо, обретающее какой-то надмирный подтекст. "Грайи" — увлекательная игра с античной мифологией, восхитительный сюр с деревьями, на которых растут вместо плодов глаза; перевернувшимся, словно в камере обскуре, миром и проч, и проч. Обыгрывать мифологические сюжеты Кржижановский будет и в позднем творчестве, но уже интерпретируя их либо в ироническом ключе ("Орфей в аду"), либо для создания философской притчи ("Три сестры", "Гусь"). Помимо мифологических сюжетов писатель иногда обыгрывает и некие философские сентенции, как, например, кантианское высказывание о звездном небе — моральном законе. Сюда же примыкает более поздняя новелла "В зрачке", в которой рассказано, что творится на дне женских глаз — читатель найдет здесь довольно нетривиальные размышления о любви. Наконец, "Бог умер" — одно из самых сильных произведений Кржижановского, от которого по коже ползут мурашки; история вселенской катастрофы, написанной с такой выразительностью, что это тянет на шедевр.
А вот дальше Кржижановский мрачнеет. Причем значительно, его философские фантазии превращаются в пугающие видения, иногда уподобляются ночным кошмарам. Некоторые его произведения приобретают отчетливый кафкианский окрас. Думаю, самой кафкианской новеллой Кржижановского можно назвать "Квадратурин", в которой герою предоставился шанс расширить пространство своей комнаты благодаря странной мази. Но исполнение задуманного превращается в абсурдистский ужас.
Целый ряд новелл отмечен темой, которая у Кржижановского повторяется в различных вариациях и становится едва ли не доминирующей. Впервые она проглядывает в восхитительной "Стране нетов", которая еще вписывается в первый период его творчества, период магического реализма. Но здесь впервые же поднимается тема прижизненного небытия. Не раз затем возникнет в работах Кржижановского эта метафора смерти в жизни, не-жизни. Сильнее всего, быть может, она проступает в "Фантоме", одновременно напоминающем и "Морфий" Булгакова, и "Франкенштейна" Мэри Шелли. Речь здесь идет о неком вживне, ожившем мертворожденном ребенке, который не в силах вписаться в окружающий мир и находит лишь боль существования. Образ живого мертвеца возникнет и в "Тринадцатой категории рассудка". Это прямо какая-то томасоманновская тема, за которой проступает жизненная драма самого писателя.
И, наконец, эта же тема найдет конечное и уже нефантастическое воплощение в одной из самых пронзительных новелл Кржижановского — "Одиночестве", написанной в 1939. Это одна из самых поздних работ писателя, где от первоначального стиля не остается ничего. Это чистый экзистенциализм, причем невероятно сильный во воздействию. Темы вычеркнутости из жизни, из социума, невозможности коммуникации с миром здесь достигают ошеломительной кульминации.
Что еще хочется отметить: Кржижановскому удалось создать стиль вне времени и пространства, о котором мечтает любой писатель. Кржижановский настолько универсальный, настолько для всех времен, для всех стран, что редко кому удается достигнуть такого прорыва в вечность и такого гармоничного космополитизма.

Читать полностью
zhem4uzhinka
zhem4uzhinka
Оценка:
28

Что я могу сказать об этом сборнике рассказов.

1) Кржижановский охрененен.
2) Но рассказать об этом связно мне почему-то сложно.
3) Насыщенный, красивый, образный язык; текст хочется разобрать на цитаты, почти ничего не оставив.
4) При этом текст концентрированный, густой, читается медленно; советую разбавлять его если не другими книгами, то хотя бы просто временем. Разом читать трудно.
5) Хотя не все рассказы понравились, пару я даже пролистала, все равно не могу поставить ниже пяти звезд.
6) Народ чуть-чутей, тех самых, кто превращает унылое в прекрасное. Общество человечков, которые живут в зрачках влюбчивых женщин. Писатели, отказавшиеся писать. Некто, тот самый, о ком пишут в задачниках: из пункта А в пункт Б; купил и продал, а оставшееся поделил. Коварный Зачемжить, поселившийся в фетровой шляпе. Слон, раздутый из мухи. Ну как рассказать об этом сундуке, полном сокровищ?
7) Емкий, едкий, мрачный сказочник Кржижановский охрененен, и это оправданное повторение, мои маленькие электронные друзья.

Читать полностью
satanakoga
satanakoga
Оценка:
28

Ещё один прекрасный сумеречный гений так полюбившийся мне. Вроде Шульца, да только другой, более конкретный. Генератор не словес, а идей, той плотной мысленной взвеси, что всё более заполняет читательское нутро с каждым прочитанным рассказом. Его сказки умны, тонки и пронизаны кротовыми норами, уводящими в глубины смысла и замысла, и где-то там, в самой глубине, можно обнаружить затаившегося зверька с блестящим мокрым носом - мораль, но не обязательно. Почему сумеречный? Ну, жутковатые у него всё-таки задумки, изящные, но мрачненькие такие.
Убийцы букв собираются на тайные заседания, некто из задачника рассказывает о своей нелёгкой жизни-нежизни, потому как перфекционисту от точности тяжко приходится в нашем мире; в зрачки любимых женщин не заглядывай праздно, а не то засосёт и утянет; жалобщики на плохие жилищные условия, приобретите чудо-увеличитель стен и пространств квадратурин, но прежде подумайте, а лучше бегите прочь; локти неистово кусают напоказ, человечество жиреет на жёлтом угле злобы, с постаментов сходят памятники, а нудный и опасный зачемжить пробирается в шляпы и неподготовленные к таким глобальным вопросам головешки, и, и..
...страшно, со скрипом, могильной тяжестью угрожая, переворачивается страница истории, чу, осторожно, зашибёт ведь!

Эта книга - настоящий сундук с сокровищами, так и подмывает подсесть к нему ещё и ещё раз, перебирать замысловатые искрящиеся вещички жадными пальцами разума, любоваться блеском, огранкой, плетением, авось, что и осядет в голове.
И только зачемжитю от дома отказано насовсем.

Читать полностью
  • Русская классика
  • Правообладатель: Public Domain
  • Год издания: 2006
  • ISBN (EAN): 9785699187980
  • Дата поступления: 3 сентября 2012
  • Объем: (1,2 млн знаков)
    ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
    ● ●