Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Шерли

Шерли
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
502 уже добавили
Оценка читателей
3.88

Творчество Шарлотты Бронте – явление уникальное в английской литературе XIX века, а «Шерли» – пожалуй, самый остросюжетный из ее романов. Он сочетает в себе «готические» и детективные мотивы. Однако его увлекательный сюжет является лишь обрамлением для тончайшей психологической истории непростых отношений мужчины и двух женщин, далеко выходящих за границы традиционного любовного треугольника.

Лучшие рецензии
Shishkodryomov
Shishkodryomov
Оценка:
207

Роман "Шерли" был написан свежераскрутившейся Шарлоттой Бронте сразу вслед за "Джен Эйр" в очень сложное для нее время. Смерть средней сестры Эмили (автора романа "Грозовой перевал") и болезнь младшей сестры Энн ("Агнес Грей") наложили отпечаток на содержание произведения. Взяв в качестве прототипа среднюю сестру, Шарлотта попыталась развить тему, представить - каковой бы была Эмили в дальнейшем, если бы осталась жива, и тем самым вдохнуть в ее образ новую жизнь, сохранив его навеки для себя и читателей. Достойный памятник автору лучшего романа о любви всех времен, которым является "Грозовой перевал".

Несмотря на эпизодическую вычурность Шарлотты (что, впрочем, объясняется не излишней глупостью, а излишней идеализированностью, связанной со свойствами личности и развитием в изолированной среде - сестры Бронте вообще жили очень уединенно), не думаю, что образ Эмили нарочито выдуман, даже в деталях. В тексте "Шерли" присутствуют множественные подтверждения, которые очень органично сочетаются с представлениями о человеке, написавшем "Грозовой перевал". Стоит многого, например, одно лишь обращение Шерли к самой себе в третьем лице. Думаю, что это имело место и в реальной жизни. Мы, королева Эмили, сообщаем вам, жалкие смерды, что любим вас несравнимо больше, чем те две котлеты, что пришлись нам впору на вчерашний ужин.

По тому, как настойчиво Шарлотта в "Шерли" делает из сестры филантропа - можно легко предположить, что Эмили ненавидела людей. Шерли у нас здесь веселая, непринужденная, довольно скромная - совершенно не кичится своим положением, богатством и происхождением - то есть, если мы хотим представить себе реальную Эмили (о которой нам так мало, увы, известно), то следует воспринимать образы, воссозданные Шарлоттой, в точности до наоборот. Понятно, что автор пошла именно таким путем уповая на светлую память и доброе отношение к сестре, тяжелой утрате, но, в настоящий момент, образ Эмили нисколько не теряет, если даже воспринимать ее прототипа как антипода. А собаку Шерли звали Варвар. Хе-хе. Сумасшедшая, сумасбродная, вся в себе девица, мизантроп - образ женщины-загадки - мы гораздо более трепетно будем относиться именно к такой Эмили. И что-то главное, что-то основополагающее из этого Шарлотта смогла передать при всей ее несколько слащавой идеализации собственной сестры.

Ближе к финалу автор "Шерли" оказалась в смысловом тупике - она ведь выбрала сестре мужичка сама, по своему вкусу (а какой роман без счастливого конца - свадьбы. Вот уж воистину "конец") и как бы теперь этак половчее его сестре подсунуть, чтобы все были довольны, в том числе и читатели. А мужичок никак не укладывался в качестве придаточного отростка к личности Шерли, не говоря уж об отношениях с предполагаемым мужем. Но пора было закругляться, ибо романчик в итоге (хотя и выдается за производственное социальное проблемное произведение о восстаниях на фабриках, в итоге все равно по большому счету является дамским романом) получился в два раза толще "Джен Эйр". Кстати, именно из-за этого он гораздо менее читаем и существует исключительно для состоявшихся фанатов автора. В конце концов Шарлотта нашла выход, довольно изящный, хотя и стандартный - написала от лица другого героя. Те самые слова, что якобы исходили из записной книжки нужного героя, придали мыслям автора нужное направление и смогли убедить читателей в реальности происходящего. А самое главное - самою себя. Все это лишний раз доказывает ее искреннюю любовь к Эмили. Впрочем, доказательством является вся книга. И именно любви, а не памяти о свежескончавшейся сестре.

Пару слов, как обычно, о самой Шарлотте. В очередной раз, как и в "Джен Эйр" (помимо эмансипирующей болтовни, в которой нет ничего кроме здравых рассуждений человека, родившегося женщиной по воле богов) Шарлотта поведала миру о своем чудесном мировоззрении, довольно объективном, но чрезвычайно оторванном от реальности. Тему, инициированную маленькой Джен, в "Шерли" автор подвергла обоснованию, уверив всех, что богатство ей нужно исключительно для "добрых" дел. Помните, когда девочкой Джен Эйр говорит о том, что не желает быть бедной. Гувернантка, как мне видится, из Шарлотты отвратительная. Она, как тот самый ученый секретарь, что в далеком прошлом пару дней по причине материального негодования отсидел на вещевом рынке, а затем еще лет этак 25 рассказывал всему свету о хитросплетениях торговли. А еще я углядел прикрытое недовольство, высказанное по отношению к папаше Бронте. В этом не уверен.

Подытожу, ибо вероятность дочитывания "Городка" очень мала. Шарлотта в итоге так и не смогла самоиндетифицироваться, ее долгие метания на страницах собственных романов не привели к какому-то осмысленному завершению. И это хорошо, ибо мало найдется в мировой литературе таких непосредственных, искренних, мало подверженных чужому влиянию натур. При упоминании имени "Шарлотта Бронте" перед внутренним оком встает нечто первозданное, гибкое, но незыблемое, сама природа во всей ее красе. Шарлотта - это уличный певец, который немного наивно, но от чистого сердца являет миру свои баллады. А перед ней нет ни чехла от гитары, ни какого-либо иного приспособления для сбора денег. Видели когда-нибудь такое?

Читать полностью
lynn
lynn
Оценка:
59
В аннотации к книге сказано, что "Шерли" - наиболее остросюжетный роман Шарлотты Бронте. В этом есть доля истины: восстания, стрельба из-за угла, рассуждения о судьбах мира в тревожное время наполеоновских завоеваний, погони и преследования - все это в "Шерли" есть. Тем не менее, рассказ, как это и свойственно книгам Шарлотты Бронте, идет неспешно, как полноводная река и быстрины экшена не умаляют общую глубину повествования. Тревоги и потрясения внешннего мира являются лишь фоном для переживаний более личных и событий более судьбоносных, фоном, на котором выписываются характеры не только героев, но и самой эпохи. И это сказано без преувеличений. Здесь есть и поднимающий голову прогресс, который всего парой десятилетий позже полностью изменит лик старой доброй Англии, да и всей Европы вцелом; есть и уходящий в тень век аристократизма и галантности, родовых поместий и рыцарства и уже чувствуется, как со скрежетом, неохотно этот старый уклад подминается новым, энергичным, иногда жестоким молодым девятнадцатым веком. И тут же, под аккомпонимент ломки старого феодального уклада пробуждается новый класс - неожиданный, незваный, непрошеный. У Шарлотты Бронте голос женщины звучит пока еще просительно, пока еще она обращается к властьимущим отцам и мужьям с просьбой не угнетать ее природные способности, не гноить их в кухне и за шитьем, а дать волю и возможность для развития; пока еще признается патриархальное первенство и женщина устами Каролины Хэлстоун просит лишь о возможности стать рядом с мужем, чтобы помогать ему в его деле и его трудах; пока еще яркость и своеобразие женщины в образе Шерли Килдар добровольно подчиняется мужской руке, но уже только одной - той, что она сама выбрала. Однако уже подрастают юные Роза и Джесси Йорк, которые не просят и даже не требуют, а просто констатируют факт "я буду", приводя в неистовство и трепет целые пласты предшествующих поколений.
Эта книга, несмотря на прямое обращение к мужчинам, мне кажется, написана была в первую очередь для женщин. Для тех из них, кто тяготился отупляющей бессмысленностью и узостью той роли, что "по праву рождения" была им уготована обществом; для тех, кто, преодолевая многовековой бытовой уклад, сам пугался своей дерзости и временами сомневался в себе и своем праве на самореализацию и для тех, кто нуждался в поддержке и знании, что они не одиноки и их чаяния не преступны, а вполне естественны.
Мне кажется, надо обладать душевной стойкостью и большой смелостью, чтобы идти против укорененной в веках и правилах хорошего тона несправедливости.
Читать полностью
Knizhnaya_vorovka...
Knizhnaya_vorovka...
Оценка:
47

— Впрочем, Свобода, эта горная нимфа, скорее всего разочарует меня. Я подозреваю, что она сродни Одиночеству, к которому я прежде так стремился и от которого ныне решительно отказываюсь. Эти ореады — странные создания: они привлекают вас неземной красотой, подобной красоте звездного неба; очаровывают, но не согревают душу. Их красота призрачна; в их прелести нет жизни, ее можно сравнить с очарованием времен года или пейзажей, восхищающих нас утренней росой, восходом солнца, вечерними сумерками, мирным светом луны или вечным бегом облаков.
***
Конечно, она не сравнима с лучшей работой Шарлотты Бронте "Джейн Эйр", но и роман "Шерли" тоже по-своему хорош. Немногие любят эту книгу, так как она кажется им нудной и скучной, но мне так не показалось. В книге можно найти пишу для ума - рассуждения автора о любви, церкви и многих других важных темах. В романе хорошо описаны рабочий труд той эпохи, также поднимающий тему о машинах\автоматах, заменяющие рабочий труд (хотя и владельцев фабрик тоже можно понять) Она вызвала во мне определённые эмоции, я искренне переживала за Коралину во время болезни, особенно в тот момент когда она узнала о маме. Нельзя передать, как я обрадовалась! Между тем, хочу всем порекомендовать эту книгу!

Читать полностью
Лучшая цитата
– Mauvaise tête vous-même; je ne fais que mon devoir: quant à vos lourdauds de paysans, je m’en moque![3]
В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
После выхода романа в свет, популярность имени Шерли неимоверно возросла, причём это имя можно использовать как для девочек, так и для мальчиков
Оглавление