Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Легенда об Уленшпигеле

Добавить в мои книги
55 уже добавили
Оценка читателей
4.4
Написать рецензию
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    100

    При всей моей любви к трикстерам (даже к Хитрому Петру, который постоянно колошматит другого моего любимчика — Ходжу Насреддина), сдружиться с Тилем Уленшпигелем в интерпретации Шарля де Костера я не смогла. Впрочем, я догадываюсь, почему так. Мне нравится, когда трикстер сверкает свои до блеска отмытым шпигелем сам по себе, дурачит там, дурачит сям, борется с каким-нибудь конкретным пройдохой, а потом уходит в закат с криком: "Шалость удалась!" Тут же он стал символом целого течения, одним из лидером и вдохновителей революционного движения, и это меня печалит. Трикстер должен быть один, а если он и объединяется с кем-то для проделки, то один раз. Не на постоянной основе. Трикстер на контракте теряет самого себя.

    Хотя, с другой стороны, обстановка во Фландрии в то время была как раз такова, что место для Уленшпигеля было только посередь баррикад — а где ещё он мог бы находиться?

    А вот первая часть мне нравилась. Уленшпигель в ней был "прямым" (в противовес "кривому") зеркалом для правителя Филиппа. Одна глава про его отношение к дамам — одна про Филиппа. Про отношение к животным — у обоих. Про отношение к родственникам — у обоих. Но важнее всего — отношение к смеху. Жестокий Филипп, даже делая свои гадкие делишки для собственного удовольствия, никогда не смеётся и даже не улыбается. Уленшпигель же, напротив, даже в горестные минуты, когда пепел отца стучит ему в сердце, старается приободрить себя и окружающих шуточками, пусть и далеко не всегда изысканными. А тут нечего мудрить. Поэтому Уленшпигеля невозможно уничтожить, смех может только затихнуть, но исчезнуть — никогда. А уж про революционный катализатор в виде сатиры, насмешек и прочего даже говорить нечего.

    Гораздо больше мне понравились второстепенные персонажи. Конечно же, Ламме Гудзак, который бесконечно хранит верность двум вещам: собственной сбежавшей жене и своему брюху. Чем-то напомнил монаха Тука при Робин Гуде, вот только Тук был мастак в драках, а Ламме разве что поварёшкой может убить кого-нибудь, полезшего к нему на кухню раньше времени. Да и то пожалеет. А интереснее всего безумная Каталина, которая сначала сошла с ума от любви, потом от пыток. И её крики: "Выпустите душу наружу!" страшным рефреном проходят через всю книгу.

    Прочитать эту книжку, конечно, стоит. Тем более, не так уж и много представителей бельгийской литературы мы можем оценить. Я посмотрела два самых распространённых перевода: Горнфельда и Любимова, оба показались неплохими, хотя построчно не сравнивала. Нахваливать, впрочем, книжку не буду. Не моё.

    Читать полностью
  • Fandorin78
    Fandorin78
    Оценка:
    63

    Потрясающая вещь. Неунывающий бродяга становится героем борьбы за освобождение Фландрии от испанского ига. Юмор на фоне ужасов инквизиции. Пепел отца, стучащий в сердце...

    Короток плащ его дорожный,
    Крепок кулак, шаги легки.
    Пеплом Фламандии безбожной
    Густо покрыты башмаки...

  • innashpitzberg
    innashpitzberg
    Оценка:
    42

    Одна из любимых книг детства. Так это было тогда интересно, захватывающе, хорошо, восхитительно, но и необыкновенно больно, читать эту вещь. Мне кажется, такие книги помогают взрослеть. Ведь это о добре и зле, и история, и страсть - когда пепел отца стучит в сердце.

    Очень хотела сначала перечитать, а потом уже написать отзыв, но испугалась. А вдруг детские впечатления о книге снимутся и все покажется уже не таким безусловным.

    Пусть все останется как есть, и как важная часть прекрасных воспоминаний детства - восторг обладания этой замечательной книгой, восторг ее чтения.

  • Roni
    Roni
    Оценка:
    24

    Обманул меня papa_i_more , обманул! Я к нему: Чё за дела, папашка? Где бродячие актёры, странствующие комедианты, слоняющиеся лицедеи, затребованные в моей заявке в ТТТ? А он как начал латинообразно матерится: Трикстер, мол, медиатор, ля-ля-фа-фа и всё такое. Ужас просто!
    На самом-то деле мне понравилось и я весьма благодарна, но когда 432 страницы выискиваешь в любом прохожем странствующего актёра, поневоле станешь нервной и ворчливой.

    Итак, герои хороши, особенно Ламме, Неле и Тиль, хотя он бы мог поменьше изменять, но тут женская солидарность, что ты хочешь. Эпоха интересная - смена религий, Фландрия под кровавой пятой Испании. Очень смешно местами. И написано не плохо, а весьма даже хорошо.

    А на ворчание моё не обращайте внимание. Это я так, для затравки рецензии. Ведь если бы не тройное обязательство: совет papa_i_more в ТТТ, предложение прочитать книгу в РКК от, если мне память не изменяет, Ere , и давнишние просьбы моего любимого мужа, я б Костера не одолела. Так что всем спасибо! Кто б ещё меня насчёт Рабле пнул? И-эх!

    Читать полностью
  • Maria1994
    Maria1994
    Оценка:
    22

    Давно я не читала такой увлекательной книги, друзья мои! Она – точно наша жизнь: веселая, брызжущая искрометным юмором, чуть фривольная, но одновременно и страшная, горькая, несправедливая. Страницы ее переворачиваются легко, но о тяжких вещах повествуют они: о страдании, пытках, боли, безумии. Нет иного пути, кроме мести, мести такой же страшной и беспощадной, как и то, чем она вызвана. И Тиль Уленшпигель, беспечный, отважный, жизнелюбивый сын угольщика, мстит. Мстит за отца, чей пепел стучит в его сердце, за мать, умершую от пыток и горя, за Катлину – жертву безумия и жестокости Божьих слуг, за Неле, свою осиротевшую возлюбленную… Но не только о родных и близких печется Тиль, не только о них сокрушается его доброе сердце. Он желает счастья и своей прекрасной родине – Фландрии, цветущей, трудолюбивой стране, и ее жителям – веселым и добрым, таким как, например, Ламме Гудзак, этот настоящий поэт кухни и еды. И нельзя не пожелать того же для Фландрии, вслед за Тилем Уленшпигелем.

    Читая эту книгу, я смеялась, негодовала, ужасалась. Жаль было Катлину, Сооткин, Клааса, и многих-многих других, погибших так страшно и так нелепо. Ну а, читая о всяких выходках Тиля, особенно в первой части и особенно о тех, что касаются монахов, невозможно было удержать смех. Так и чередовались веселье и страх… Радует то, что Тиль – дух Фландрии и Неле – сердце ее все так же юны и жизнелюбивы в конце этой истории, как и в начале ее.

    Да здравствуют гёзы!

    Читать полностью