Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Депеш Мод. Ще одна розмова

Депеш Мод. Ще одна розмова
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
9 уже добавили
Оценка читателей
4.2

Троє друзів вирушають на пошуки четвертого, щоби терміново повідомити йому про загибель вітчима… Хтось може назвати цей роман гімном маргіналів або портретом жорстокого міжчасся дев’яностих. А хтось – літературою про підлітків – з усією їхньою зневірою, несприйняттям світу дорослих, прагненням свободи, відчаєм та беззахисністю,– які на задвірках індустріальних краєвидів шукають себе і власне місце у житті. Та чи знайдуть?

Обережно! Ненормативна лексика!

Лучшие рецензии
Romashka28
Romashka28
Оценка:
29

Хороша книжка. Мені сподобалась, весела, гарна українська мова. Не завантажена лишньою інформацією і описами. Навіть проглядається сюжетна лінія.
Але в мене є декілька АЛЕ.

Перше - не знайшла поживи для розуму. Дух дев'яностих переданий відмінно, але цим із сучасних авторів не займався тільки ледачий.

Друге - автор, швидше за все, навмисно веде розповідь в стилі закомплексованого підлітка. Тому круті оповідання, хто як накурився та напився (прям гра "Коктейль" у Берна) вже не вражають.

Ну і останнє, але не менш вагоме - велика кількість мату. Я не проти мату в мові героїв, щоб передати точність атмосфери, настрою, але поливання всього на світі нецензурними висловами трохи пригнічує і залишає погане враження про сучукрліт в цілому.

Читать полностью
Whatever
Whatever
Оценка:
22

Нежный возраст

Жизнь, как известно, полна изящных несправедливостей. Например, герои книги «Депеш Мод» родились всего лишь на десять лет раньше меня, то есть в смысле реалий, запечатленных на сетчатке, почти что ровесники, но вместо ощущения бескрайней идеологической свободы, воздуха новой демократии и короткого мига покоя и благоденствия (ох свезло мне, свезло!), огребли на свою подростковую жопу всех прелестей в стиле фильмов Сергея Соловьева или – если без тяги к поэзии и привилегированному гнидству – Алексея Балабанова.

Говоря страшное числительное «девяностые», люди почему-то вспоминают поколение «Пи» – безвольных пионеров, просвинговавших лучшие годы на халявных харчах и потом вдруг растерянно вперившихся на свои руки, которыми, оказывается, надо что-то в этой жизни делать. Эти люди, вошедшие в головокружительную новь сложившимися, мускулистыми бездельниками и негодяями, конечно, заслуживают жалостливого взгляда истории, но, как бы сказал тут Достоевский, детей всё же жальче. Их младшие братья и ранние дети, оттарабанившие в девяностые период первых экзистенциальных исканий, сексуального, морального и простого гастрономического голода – в полном вакууме, абсолютными сиротами, даже не очень понимающими, что такое «семья» и на что она сдалась, - вот эти-то всё-таки без вины, и их оттого наблюдать гораздо интереснее и страшнее. Половина в итоге перемерла, вторая теперь составляет поколение «молодых профессионалов» и философски-маргинальный стратегзапас страны. Но самое главное: кажется, у них есть совесть. Юродивая, но всё-таки совесть. При чем массово как-то, в большинстве, что опять же говорит в пользу юродивости, прекрасного душевного ущерба.
Едва ли жадановские герои сколотят в итоге прочные семьи или оставят по себе память какого-то благотворного социального поворота, но зато, незамеченные, без особого драматизма разменянные, останутся мелочью в кармашке истории, будут звенеть по-доброму.

«Депеш мод» поет им песнь песней, используя в основном художественные средства уровня «Карты, деньги, два ствола». При этом малоросская модификация недотёпистого бандитизма время от времени выдает что-то до слез смешное на уровне синтаксиса, а иногда, напротив, – лиричное и прямое, как взгляд Сережи Бодрова мл.

Это очередное «лучшее шоу на Земле в полупустом зале», очаровательное в своей необязательности (нам в общем-то похуй, выживет ли Какао или Карбюратор в жерновах харьковского беспредела – и, может быть, именно это заставляет смотреть на них с особым интересом). Мало что написано о не совсем уродской молодежи девяностых, в основном, потому что молодежь эта не вполне умела писать и читать, и оттого за себя говорить не любит, но коль уж что-то о них в итоге написалось, то эти пара-тройка обугленных листочков с юмористическими диалогами и рецептами взрывчатых веществ (варварски отцензуренных в русскоязычном издании!) – нечто very special. Маруся, Серега, Вася и бедный сирота Карбюратор… они не в курсе, но таковых есть царствие небесное. Обдолбанные, сидели они у "прикольной радиолы", слушали потусторонний рокот Степана Галябарды про «мамины очи» и мучительно пытались дойти своим умом до тех базовых, очень нужных вещей, которые прочим объясняют, укрывая одеялом, усаживая на отцовское место за обеденным столом, читая молитву, цитируя Ленина или включая телевизор.

И, ёпт, кажется, они дошли, и уж получше некоторых.

Читать полностью
Seducia
Seducia
Оценка:
14
Книга была найдена в ящике с детективчиками во время отдыха на море. К тому моменту мозги мои начали тихо сворачиваться в трубочку под влиянем "Улисса", и в произведение я вцепилась с огромной радостью, тем более что смутно припомнилось, как Жаданом зачитывался кто-то из моих одногруппников. С современной украинской литературой я не очень. а точнее, очень не, поэтому решила использовать подвернувшийся шанс и просветиться.
В "Депеш Мод" много мата и пьяных филосовствований, которых я не люблю. И тем ни менее - тем не менее есть в ней что-то, что цепляет. Отчаянное, отчаянно-уставшее поколение обломков Союза, которое кое-как барахтается на плаву с поднятой головой, чтобы не нахлебаться того, что плавает вокруг, поглощает алкоголь на завтрак и едет разговоры о марксизме-ленинизме. Разрабатывает теорию "похуизма", ворует с заводов бюст Молотова (а был ли то Молотов?), старается не вспоминать, как было раньше и не думать о том, как будет потом.
Мне кажется, вряд ли книга задумывалась для массового "потребления", потому что через строчки виднеется много авторского, личного, и делом Жадана было написать, а читать или нет - это уже наше дело. И вот именно поэтому хочется читать - потому что он честен. Не надрывно, не на грани, а со специфическим юмором, от которого смеешься, а потом грустно, без прикрас (может, со сгущением красок, но кто этим не грешит?). Я насмеялась, надумалась и налюбовалась - любоваться тоже есть чем, несмотря на то, что большую часть времени рассказывается про вещи не слишком приятные. Но на их фоне редкий лиризм воспоминаний и очарования небом над заброшенными заводами острый и слегка мутноватый, будто стертый временем и той странной жизнью, которую приходится (?) вести.
Говорят, у него стихи неплохи. Если они так же чесны и пахнут торфом с жизненных болот, в которых попадаются блуждающие огоньки, - это, должно быть, правда.

PS: на всякий случай - поклонникам музыкального коллектива беспокоиться не обязательно, про него пару страниц и вряд ли на них искомое.
Читать полностью