Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Оранжевая рубашка смертника

Читайте в приложениях:
73 уже добавили
Оценка читателей
4.4
  • По популярности
  • По новизне
  • Котов пришел в себя от головной боли. Ломило лицо, где-то, прямо в середину лба, будто вбили раскаленный гвоздь. А вот своего тела он не чувствовал. Почему-то сразу в сознании всплыла книга «Голова профессора Доуэля». Отрезанная голова на столике, живет автономно от тела. Котов напрягся, шевельнул плечами и понял, что это удается, значит, и плечи, и руки, и ноги на месте. Чушь какая в голову лезет, подумал он.
    Разлепить глаза оказалось еще сложнее. Настолько, что капитан в голос застонал. Что-то изменилось вокруг. Какое-то шевеление, потом на лицо вдруг опустилась прохлада, оно перестало гореть, и, наконец, удалось открыть глаза. Серый потолок, серые стены. Комната какая-то. Лицо человека. Незнакомый, давно не бритый. Человек поднял руку, и на лицо полилась прохладная вода. Головная боль сразу отошла, запрятавшись где-то глубоко.
    – Как вы себя чувствуете? – спросил человек почему-то по-английски. Его голос звучал издалека, хотя он сидел совсем рядом.
    Котов хотел ответить, что чувствует себя хреново, но не помнил, как это перевести на английский язык, и прошептал:
    – I feel bad[9].
    Человек поднес к губам Котова кружку и приподнял ему голову. Губ коснулась живительная влага, она стекала по подбородку, по груди, и он хватал ее воспаленными губами и глотал, глотал, понимая, что делать этого не следует, что
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Порывшись в карманах, он нашел ключи зажигания, осторожно открыл машину и вставил ключ. Повернув его, посмотрел на приборы. Бензина почти полный бак, все, кажется, в норме, никаких горящих сигналов неисправностей. Ладно! Выключив зажигание и спрятав ключ в карман, снова подхватил автомат и бросился к дому.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – В машину! Быстро садитесь! – и, прыгнув на переднее сиденье и дождавшись, пока те усядутся, тронулся с места, стараясь не слишком газовать. Пусть подольше не хватятся машины.
    Он ехал, плавно приближаясь к шоссе, и посматривал в зеркало заднего вида. Из здания никто не выбегал, руками никто не размахивал, криков по поводу пропавшей машины не издавал. Хорошо! Повернув руль, Котов вывел машину на асфальт и прибавил скорости.
    – Вы город знаете, Музафир? – спросил он сирийца, сидевшего рядом с ним.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Водитель, стоявший возле открытой передней двери и что-то укладывавший в салон, обернулся на звук. Он не успел даже испугаться, как неизвестный оказался рядом с ним и оглушил его одним ударом в голову. Быстро пробежав рукой по карманам водителя, Котов подтащил тело ближе к спуску и столкнул вниз. Перевернувшись пару раз, тело замерло возле кустов. Тут его никто не заметит, пока он сам не очухается.
    Топот ног за углом здания заставил Котова обернуться и спрятаться за машину. Тонированные стекла «Тойоты» позволяли видеть, что происходит за ней, но скрывали самого спецназовца. Ага, Музафир и Кларк! Он вышел вперед, скомандовал:
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Земля мягко приняла его, и ноги привычно спружинили. Он выпрямился, посмотрел вперед. В этой части территории до выезда на проезжую часть было пусто. С пяток деревьев, склон к реке. На дорогу можно выехать сразу, а можно чуть дальше, метров через пятьдесят.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Стоя у двери с пистолетом наготове, Котов прислушивался к звукам в здании и смотрел, как Музафир сосредоточенно, а Кларк брезгливо раздевают убитых и облачаются в их полувоенное обмундирование. Журналист примерил ботинки охранника и с улыбкой кивнул русскому. Подошли, это уже хорошо. Босиком воевать или убегать – дело безнадежное. Голым можно, но не босым.
    – Тела затащите в камеру, – велел Котов. – Неизвестно, как дальше пойдут наши дела, но пусть эти ребята поиграют нам на руку. Может, дадут нам хоть пару минут форы. Тихо!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Обычная бетонная лестница, как в обычных жилых домах, имела всего два пролета, а потом выходила на обширную площадку. Это оказался большой тамбур у вторых ворот с торца здания. Наверное, сюда загоняли большегрузные машины. Тут было темно, и после освещенных коридоров и комнат подвалов глаза на миг вообще перестали видеть. Из темноты ударила автоматная очередь, потом со второй точки чуть в стороне раздалось несколько одиночных пистолетных выстрелов. Котов бросился на пол и в перекате ушел с линии огня, уже в полете дав очередь в пространство. Просто для острастки, а не для того, чтобы в кого-то попасть.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Это был, скорее всего, грузовой люк для спуска в подвальное помещение насосной станции каких-то грузов. Может, через него спускали вниз во время ремонтных работ габаритные детали, может быть, реактивы для очистки воды, может, люк просто служил для откачки из подвала воды или нефтепродуктов.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • количество караульного подразделения, получается, что объект охраняют 18 боевиков. Но это минимум. Наверняка патрулируются и другие части периметра, есть еще и стационарные посты. Например, пулеметные точки, просто наблюдательные пункты. Вот вам и порядок чисел. Их тут должно быть не меньше тридцати человек. Взвод! Не хило для… четверых.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Котов продолжал осматривать территорию. Он так и не понял, откуда вышли патрули и куда ушел только что виденный им. Завод большой, правда основательно разрушенный, но прятаться тут могут боевики в любом количестве и в любом месте. Ясно, что их тут мало, ясно, что это не место дислокации огромных подразделений. Но все же. Трое у Зимина под носом, трое только что были с этой стороны. Уже шестеро. Если взять по минимуму
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • где главный маскировщик? Ларкина Котов так и не нашел, хотя минут пять водил биноклем по зарослям. Ну, глупо было бы надеяться – прирожденный разведчик, признанный мастер рукопашного боя. Опустив бинокль, Котов осмотрел панораму разрушенного завода, остатки асфальтированного шоссе, ведущего к заводу с запада, развороченные железнодорожные пути с перекрученными рельсами, торчащими разбитыми бетонными шпалами. Несколько поваленных сгоревших железнодорожных цистерн дополняли пейзаж с южной стороны. Дальше лопнувшие нефтехранилища – огромные цилиндрические баки. Вышки с факелами для отжига высвобождаемого при крекинге газа, которые потухли годы назад. И что за нефтехранилищами, ниоткуда и не видно. Видно было бы с северной части, но там нет холмов, куда можно было бы подняться с биноклем. Котов приложил к глазам бинокль и стал рассматривать развалины по секторам.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Устроившись на опавшей хвое с биноклем, Котов первым делом посмотрел на заросли, где была спрятана машина. Хорошо
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Можжевельник кончился, и Котову пришлось осторожно пробираться среди стволов алеппской сосны. Мощные старые деревья гибли здесь, видимо, еще со времен работы нефтеперерабатывающего завода и своей обычной высоты до 40 метров не достигли. Стволы изогнуты, кроны редкие. Но росли они тут часто и представляли собой прекрасное место для скрытного наблюдательного пункта.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Остаешься здесь. Твоя задача – охрана машины и снаряжения. Займи позицию чуть выше по склону. Наблюдаешь за подходами к заводу. В случае опасности действовать по обстоятельствам.
    – Есть, – кивнул Ларкин, проверяя автоматные магазины в нагрудных карманах.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Провинция Хомс. Окраина города Аш-Абас. Территория, подконтрольная отрядам вооруженной оппозиции
    В густых зарослях можжевельника и акации машину удалось спрятать так, что ее не разглядеть и с двух шагов. Максим Ларкин отошел и присел на корточки, рассматривая свое творение.
    – Ну как, пойдет, товарищ капитан?
    – Молоток! – кивнул Котов. – Не маячь и следов не оставляй с этой стороны. Значит, так, парни! До захода солнца у нас времени не так много. Лимон!
    – Я, – согнал с лица улыбку Ларкин, услышав свой позывной.
    В мои цитаты Удалить из цитат