4,4
5 читателей оценили
181 печ. страниц
2014 год

Сергей Зверев
Гамма-воин

Книга основана на реальных событиях


Глава первая
Герой России

Кремль, будто драгоценный камень, сиял в лучах утреннего солнца. Брусчатка Красной площади, казалось, испускала бриллиантовые блики. И огромное синее небо висело над Москвой.

В этот день Россия раздавала награды – магические знаки для тех, кто сделал страну быстрее, выше, сильнее. Разнообразный столичный люд и гости города готовились к приему в Кремле. Гражданские гладили брюки, военные надраивали обувь до хрустального блеска. Сияющий Георгиевский зал, подготовленный к встрече гостей, обшаривали работники службы безопасности. Техники тянули змеистые шнуры.

По Красной площади проехала поливальная машина, оросив брусчатку мириадами искрящихся капель.

Утреннее солнце забралось под жалюзи, пустило лучик вдоль спальни. До звонка будильника оставалось ровно пятнадцать минут. Майор спецназа Артем Тарасов оглядел результаты ночного боя. Смятые простыни, бутылка шампанского, закатившаяся под кресло, окурок со следами помады, воткнутый в вазочку, полную апельсиновой кожуры… Боевая подруга дрыхла, раскидав голые руки. Ее губы чуть подрагивали.

Артем сделал несколько приседаний, потянулся. Голова была ясная, от вчерашнего хмеля не осталось и следа. И девка хорошая.

«По-моему, я ей вчера лишнего наболтал, – нахмурился Тарасов. – Героем представился… А ей-то фиолетово – ржала все время… Веселая девка эта Аня».

Под ногой хрустнула банка из-под сока. Девушка вскинула ресницы и сонно взглянула на Артема.

– Уже собираешься? – спросила она.

– Ну да, мне пора.

– Что тебе дают-то? – лениво спросила Аня, выпрастывая из-под простыни свою длинную мускулистую ногу. – Героя России?

– Нет, «железный крест», – отозвался из ванной Артем.

– Обалдеть! – не поняла юмора малообразованная красавица.

– Ну, называем его так между собой, – пояснил Тарасов. – А на самом деле – орден Мужества.

– Круто!.. А в кафе идем вечером? – не унималась Анька.

«Девочка-тинейджер, потяни за пейджер!» – вспомнилась Артему неприличная частушка, и он улыбнулся своему отражению в высоком зеркале. Ярославскую девку не переделаешь… Аня, конечно, перестала быть тинейджером – в прошлом году ей стукнуло девятнадцать, – но замашки остались прежние. Вот босота!..

Не ответив, майор Тарасов стал бриться.

Двадцать минут на сборы – какая неприличная роскошь!..

Артем поправил галстук, подергал шеей. Черт, в камуфляже все-таки поудобнее будет…

– А машину тебе персональную теперь дадут? С водителем? – простодушно поинтересовалась девушка, со смаком закуривая.

– Зачем? – отозвался Артем, возясь с галстучной заколкой.

– В «Рамстор» ездить…

Запиликал мобильный. Подполковник Завитуша на проводе.

– Здорово, черт из духовки! – бодро сказал Артем. – Поздравлять еще рано – чищусь-глажусь… Куда?! Ты охренел, комбат, честное слово!.. Ладно, на президента посмотрю, потом наберу твой номер… Отбой…

Сунув телефон в карман, Артем по привычке взглянул на погоны. Красивая ребристая звезда солидно лежала между двумя полосками. Золотое шитье фуражки тускло сияло в полутьме прихожей.

Послышался шелест ткани и легкие шаги.

– Стой-ка, Герой России! Не двигайся!

Голая Аня прошлепала из спальни, обняла Артема, высоко закинув локти, и с хихиканьем жарко забормотала в самое ухо.

– …только я все на камеру сниму! – разобрал Тарасов.

– Сдурела! – отстраняя девичью руку, Артем несильно шлепнул девушку по заднице.

Аня фыркнула и снова спросила:

– Так в кафе идем вечером?

– Далось тебе это кафе! – проворчал Тарасов, но тут к его губам прижались губы Аньки, и майор сдался: – Пойдем, конечно… И не в кафе, а в ресторан…

Когда Артем закрывал за собой дверь, до него донесся девичий вопль:

– Возьми меня с собой! – за которым последовал заливистый смех, перекрываемый звонким плеском воды.

Ради достойной цели можно вынести все – даже проверку на металлоискателе.

Ярко сияли люстры. Матово поблескивала красная дорожка. Темные пиджаки, клобуки церковных иерархов, кители смешались в пестрый узор. Почетный караул в старинных мундирах и киверах, щеголяя выправкой, выстроился у белоснежных колонн.

Появление героев дня предварял привычный с детства спокойный голос диктора. В центр зала по одному выходили награждаемые. Сначала шли Герои России, за ними те, кто удостаивался наград помельче… В Георгиевском зале оказалось неожиданно много знакомых лиц: большинство из них Тарасову приходилось видеть по телевизору.

Артем волновался как мальчишка: вдруг о нем забудут и не вызовут? Но вот прозвучал голос диктора:

– Тарасов Артем Леонидович, майор Российских Вооруженных сил, награждается орденом Мужества…

Заиграл марш. Печатая шаг, Артем уже шел по проходу между рядами к украшенному имперским орлом пюпитру, у которого, улыбаясь, стоял президент. За его спиной находился штандарт. Красное, белое и золотое колебалось перед глазами Тарасова. Он ответил на рукопожатие и принял из маленькой руки коробочку с орденом. Артем вернулся на свое место и с облегчением вздохнул. Наградами не избалованы, вот и нет привычки их получать…

Церемония оказалась не слишком утомительной, хотя и долгой. Награжденные и гости перешли в соседний зал, где стоял сервированный серебром и хрусталем фуршетный стол. Двое солидных господ в костюмах уже нарезали поросенка.

Перекинувшись парой ничего не значащих реплик с малознакомыми военными, Артем положил себе в тарелку кусок курицы, немного морского салата и отошел в сторонку: аппетит был зверский. Но толком поесть Тарасову не дали.

– Артем! Товарищ майор!..

Его окликал незнакомый плюгавый человечек с плешью, одетый в двубортный серый костюм.

Артем вопросительно взглянул на незнакомца, а тот, радостно размахивая рукой, уже пробирался в сторону Тарасова, лавируя между раззолоченными мундирами и строгими костюмами гостей.

– Что вам угодно? – солидным голосом спросил Артем.

– Моя фамилия Ициксон, – представился плешивый. – И у меня есть к вам интересное предложение…

– Спасибо и всего доброго, – тем же тоном ответил Тарасов, бросив печальный взгляд на свою тарелку. В Кремле кого-нибудь на хер послать – плохая примета.

Человечек пожал плечами и ускакал в другой угол зала. Через минуту Артема снова окликнули.

– Товарищ майор! Тарасов! – прогудел начальственный баритон.

Внутренне подобравшись, Артем выпятил грудь с серым крестиком ордена в сторону приближающегося генерала в парадной форме. Это был действительно знакомый: генерал-генштабист по фамилии Ларичев, занимавший неудобопроизносимую должность, который заезжал временами на базу отдельного спецбатальона «Гамма», или, говоря официальным языком, отдельного батальона 36-17, – просто так, чтобы прополоскать мозги зарвавшимся диверсантам.

– Здравия желаю, товарищ генерал! – выпалил Тарасов, отвечая на рукопожатие. «Как бы тарелку на мундир не вывернуть, черт!» – пронеслось в голове.

– Тут с тобой один человек поговорить хочет, – доверительно сообщил Ларичев, беря Артема под локоть. – Он гражданский, но ты считай, что со мной разговариваешь. Ясно?

– Так точно!

– Борис Евгеньевич! – помахал рукой генерал. – Вот он, ваш герой!

Из-за белой спины официанта вынырнул тот самый Ициксон и с улыбкой заспешил в сторону Тарасова.

«Нет, без интимной беседы сегодня не обойдется, – понял Артем. – Значит, будем сначала говорить, а кушать потом!»

– Эта беседа предварительная, – как ни в чем не бывало сказал плешивый. – А вообще нам надо бы встретиться на свежем воздухе. Поговорим?

– Поговорим, если генерал просит, – попробовал улыбнуться Тарасов.

– Завтра вас устроит?

– Похмельем не страдаю, так что устроит, – теперь Тарасову удалось улыбнуться по-настоящему.

– Закусывайте, майор, и к делу! – проговорил Ларичев и отчалил в сторону группы военачальников.

Ициксон сердечно пожал свободное запястье Тарасова потной ладонью и растворился в толпе – будто его и не было.

От ресторана, предложенного Ициксоном, Артем отказался: платить по сумасшедшему счету – пусть и половину – ему не улыбалось. Сошлись на ресторации «Онегин», что у метро «Кропоткинская». Анька, понятное дело, увязалась за Артемом – да и обещал ведь… Оделся Тарасов в гражданку.

Они явились рановато: в полупустом зале Ициксон отсутствовал.

– Выпей пока чего-нибудь, – предложил Артем.

Аня наморщила нос и неохотно раскрыла карту вин. Ей хотелось пива из банки, но тут, похоже, такого пива не держали. Девушка с раздраженным видом закурила.

Тишина, тяжелые портьеры, задрапированные кресла, как у Ленина в Горках, металлические столовые приборы – все располагало к задушевной беседе.

– Ну и где он, друг твой? – проворчала Аня.

– Я сейчас, – поднялся Артем.

Он прошел в другой конец зала и вдруг увидел Ициксона. Тот сидел в уголке, нервно барабаня пальцами по скатерти. Рукопожатия удалось как-то избежать, чему Тарасов был несказанно рад.

– Почему вы с девушкой? – спросил плешивый. – У нас серьезная беседа… Я не привык работать на широкую публику!

– Предупреждать же надо! – отрезал Артем, но тем не менее вернулся к столику, пошептался с Аней и проводил ее к выходу.

Когда он вернулся к Ициксону, тот уже беседовал с официантом. Нервозность плешивого как рукой сняло: он мило щебетал и улыбался. Скоро официант воздвиг перед гостями судки, из-под крышек которых валил вкусно пахнущий парок.

– Вы покушайте! – радушно пригласил плешивый. – Работа работой, а еда – едой! Я заказал мясо ассорти, вареный язык, сырную тарелку… Приятного аппетита!

И Ициксон принялся за еду. Тарасов пожал плечами и последовал его примеру. Покончив с мясом ассорти, плешивый вытер губы салфеткой и проговорил:

– Такой человек, как вы, Артем, мне и нужен. Умный и в то же время простой. Настоящий российский офицер!

– Предстоит грязная работа, – сделал вывод Артем.

Ициксон поморщился.

– Зачем этакие нехорошие слова, майор? – пробормотал он. – В Венесуэле ничего грязного вас не ждет – только работа для спецназовского специалиста…

– У меня вопрос: почему со мной общаетесь сейчас вы, а не… мои прямые руководители? – задал Артем давно интересовавший его вопрос.

Ициксон, помолчав, проговорил:

– Я представляю нефтяную компанию «Лак-Ойл»…

Тарасов присвистнул.

– Вот вы уже все и поняли! – облегченно сказал плешивый. – Нашим интересам – а значит, интересам России – в Венесуэле угрожают американцы. Ваша задача – пресечь действия тех, кто подбирается к венесуэльской нефти… и тем самым вредит России. «Су-30» мы им продали – крику потом по всему миру было, как на базаре! А почему? Да потому, что сильная Венесуэла – это конкурент Соединенных Штатов и потенциальный союзник нашей родной Российской Федерации!

– Не великоват для меня размерчик-то? – спросил Артем. – Организовать спецоперацию я могу – это тактический уровень, – объяснил он штатскому Ициксону. – Но если нужно работать в оперативном или даже стратегическом направлении – это совсем другой уровень! – от меня толку будет мало…

– Не пылите мне мозги, товарищ! – прервал Ициксон. – Устраивать американцам Сталинград вас никто и не просит. Постреляете немного – и домой… Контракт будет с «Лак-Ойл», а у нас есть деньги, чтобы заплатить, можете мне поверить…

– И все-таки я хотел бы получить вводную от представителя военного командования, – начиная раздражаться, сказал Тарасов.

– Чем моя вводная вас не устраивает? – искренне удивился плешивый и тут же сдался: – Хорошо, будет вам инструктаж. Кандидатура генерала Ларичева вас устроит?

– Разумеется, – сдержанно ответил Артем.

Похоже, это было предложение, от которого нельзя отказаться. Заработать в «Лак-Ойле» – чем не работа для диверсанта?

А вот Анька обиделась. Сидит сейчас где-нибудь на лавочке и пиво сосет. Девочка моя золотая…

Кабинет генерала Ларичева сегодня напоминал проходной двор: военные и штатские входили с докладом и без доклада, принося хозяину кабинета какие-то бумаги. Сам генерал трудился не покладая рук. Два телефона звонили попеременно. В довершение, отразившись в лакированной дубовой панели, прибежала, а затем убежала девочка-лейтенант на низких, по уставу, каблуках и с узлом волос на затылке.

– Вот обновляемся, реорганизуемся, суетимся, – пожимая руку Артему, сказал Ларичев. – Ваше задание – одно в цепи многочисленных заданий, и каждое неотложное!.. Взгляните, майор, – хозяин кабинета положил перед Тарасовым зеленовато-бурую распечатку спутниковой карты. – Узнаете?

– Я мог бы блеснуть эрудицией и сказать, что это побережье Венесуэлы, нефтяной район, – сказал Артем. – Мне ведь господин из «Лак-Ойла» уже изложил ситуацию.

– Вот и прекрасно! – Генерал убрал карту, дал отбой зазуммерившему телефону и уставился на Тарасова. – Готовы?

– Так точно, – казенной фразой ответил Тарасов.

– По месту службы оформите командировку – Завитуше я позвоню. Работать будете с венесуэльской контрразведкой, – добавил Ларичев. – Учитывайте их специфику и делайте поправку на южный темперамент. Связь будете держать с Борисом Евгеньевичем – он даст свой канал.

– Разрешите вопрос: я отправляюсь один? – поинтересовался Артем.

– Нужен еще кто-то? – вскинул брови генерал. – У вас есть кандидатура? Учитывая особую важность задания, думаю, можно будет решить этот вопрос положительно… Так кто вам нужен?

– Бывший сослуживец по батальону «Гамма» – прапорщик Чиковани, – сказал Тарасов.

На лице Ларичева отобразилось сомнение:

– Прапорщик? Всего-то? И чем он вам, боевому офицеру, поможет?

– Боевой прапорщик еще ни одному боевому офицеру не помешал, – возразил Артем.

– Ладно… Он уволился из Вооруженных сил, говорите?

– Так точно.

– Это даже проще: «Лак-Ойл» заключит с ним контракт без моего посредничества. Укажут в документах что-нибудь вроде консультаций по безопасности или что-то в этом роде…

Вбежал взмыленный полковник с кожаной тисненой папкой, которую он нес, как икону, прижав к груди. Ларичев бегло просмотрел бумаги, подписал один лист и вернул папку.

– Итак, майор, сейчас отправляетесь в распоряжение Завитуши, заканчиваете текущие дела и ждете звонка. Остальное вам сообщит Ициксон.

Артем сказал слова, которые ожидал услышать хозяин кабинета:

– Есть, товарищ генерал!

Идея взять с собой Багратиона была чистой импровизацией. За годы службы в «Гамме» этот замечательный грузин проявил себя с лучшей стороны, точнее – сразу с нескольких лучших сторон. Военная жизнь наскучила Сашке Чиковани, и он убрался подальше от подмосковного «Шишкина леса», где базировался батальон «Гамма», чтобы заняться чистым бизнесом. Где он теперь, Артем и представить не мог: их пути разошлись, и повода позвонить как-то все не случалось. А вот теперь…

Тарасов набрал номер мобильного Багратиона. Гудок пошел сразу.

– Алло, – глухо прозвучал голос прапорщика Чиковани.

– Здорово, Саня! Как живешь? – поинтересовался Артем.

– Ничего живу, – подумав, сказал Багратион. – Чего звонишь-то?

– Дело есть. Командировка интересная намечается. Ты да я.

– Ага, дай сообразить… Нет, Тема, не могу сейчас: бизнес держит.

– Сам, что ли, до сих пор паришься? Исполнительного директора себе не завел?

– Завел… директрису… Выгнать пришлось… – как-то принужденно сказал Чиковани.

– Ты говорить, что ли, не можешь? Ты не один?

Опять пауза. Наконец Багратион проговорил:

– Тема, я тебе вечером позвоню, хорошо?

– Так приедешь или нет? – Артем уже начинал злиться.

– Понимаешь, дорогой, не все у меня здесь просто, – после секундной паузы сообщил Багратион. – Есть проблемы, понимаешь, дорогой…

С тем и отключил боевой товарищ связь.

«Где он? Что у него за проблемы, блин? – размышлял Тарасов. – Узнаю – за уши из дерьма вытащу, а со мной ты все равно поедешь, Багратиончик…»

Артем позвонил Ане, но ее номер отвечал стандартным «Абонент не может принять ваш звонок». Как голос судьбы, черт…

День выдался суматошный. Комбат «Гаммы» долго не хотел понять, что учебный план части на полгода рухнул: командировку майору Тарасову обещали длительную.

– Товарищ военный советник! – кипятился подполковник Завитуша. – Артем, скажи, ты вот взял и согласился?! Или Ларичев надавил?!

– На меня надавить не так просто, – возразил Тарасов. – Проветрюсь и денег заработаю. Может, машину куплю наконец…

– Машину! – взмахнув от удивления руками, завопил эмоциональный Завитуша. – Знаешь, какие у военного советника перспективы?! Малярию из джунглей привезешь – раз! Пулю схлопочешь – два! Если с девками путаться будешь – такой эбоникс-триппер поимеешь, что конец отвалится…

– А все потому, – в тон собеседнику проговорил Артем, – что у тебя, комбат, горят летние учения…

Завитуша закурил, что делал крайне редко, и сказал уже почти спокойно:

– Ты ведь знаешь, ради чего в прошлом году «Гамму» решили сохранить: для темной работы. Тренировались-тренировались – и на тебе! – майор Тарасов записался в «зеленые береты»!

– Слушай, я ведь первую роту подготовил? Подготовил! Вторую роту два месяца тренировал? Тренировал! Чего тебе еще надо, комбат?!

На правах старого сослуживца Артем фамильярничал с Завитушей.

– Катись к черту! – махнул рукой подполковник. – И если учения завалятся, а «Шишкин лес» прикроют, виноват в этом будешь ты! Если бы не Ларичев, хрен бы ты куда поехал, понял?!

– Считай, что я заплакал, – усмехнулся Тарасов. – Ты, кстати, не в курсе, где Багратион обитает?

– Кто?! – удивился Завитуша. – А-а, Чиковани! Это ты у нас с прапорами дружбу водишь – а я не в курсе…

– Некоторые прапора побольше твоего воевали, – заметил Артем, и комбат проглотил это существенное замечание.

Вернувшись с базы в свою съемную московскую квартиру, Тарасов застал там Аню с подружкой. Девки ржали и хлестали пиво. Пугливая подружка убралась, едва Артем поздоровался, а Анька потащила майора с порога в постель… Уже вечером Тарасов вспомнил, что Багратион так и не позвонил. Артем отыскал среди вороха разбросанной одежды мобильник – нет, не звонил Сашка.

– Я уезжаю в командировку, – сообщил Ане Тарасов. – Месяца на два ориентировочно. Тусуйся здесь, если хочешь…

– Конечно, хочу! – кивнула девушка разлохмаченной головой и впилась губами в сигарету. – В общагу не хочу.

– Денег тебе оставлю… – начал Артем, но тут противно завибрировал мобильный.

– Артем, говорить можешь? – Это был Багратион. – Слушай, дорогой…

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
219 000 книг 
и 35 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно