Читайте и слушайте
170 000 книг и 9 000 аудиокниг

Отзывы на книгу «Семейная хроника»

4 отзыва
Whatever
Оценил книгу

Совершенно прелестные семейные байки. Всем этим Рубиным и Улицким такого никогда не написать.

tblkba
Оценил книгу

Всем, кто любит эти всякие "широкие панорамы помещичьего быта", читать обязательно.
Очень добротная книжка.

RittaStashek
Оценил книгу

После Кинга Аксаков - это вроде как чистая ключевая вода в сравнении с "Пепси-колой".
Свежесть. Здоровье. Простота. Счастье.
Детство.
Эту книгу очень любила покойная прабабушка Таня. Я тоже пыталась читать ее в юности, но не смогла продраться сквозь описания природы и архаичные семейные отношения. В памяти осталось только одно: старый деспотический дед, скучно.
И ничего почти не происходит.
А в этом-то и вся прелесть.
Книжки едва хватило на два вечера. Не оторваться.
Люди здесь ни с кем не воюют, ничего не изобретают, ни от кого не скрываются. Просто живут. Сюжет развивается на протяжении десятилетий, на протяжении поколений.
Патриархальность самая милая и самая дикая. Отношения, которые сейчас трудно и представить. Не хочу и думать, что сказали бы о них феминистки. А чего думать? Я и так знаю, что сказали бы, и от этого заранее скучно.
Пример дикой и милой патриархальности.
"В несколько минут весь дом был на ногах, и все уже знали, что старый барин проснулся весел. Через четверть часа стоял у крыльца стол, накрытый белою браною скатерткой домашнего изделья, кипел самовар в виде огромного медного чайника, суетилась около него Аксютка, и здоровалась старая барыня, Арина Васильевна, с Степаном Михайловичем, не охая и не стоная, что было нужно в иное утро, а весело и громко спрашивала его о здоровье: "Как почивал и что во сне видел?" Ласково поздоровался дедушка с своей супругой и назвал ее Аришей; он никогда не целовал ее руки, а свою давал целовать в знак милости. Арина Васильевна расцвела и помолодела: куда девалась ее тучность и неуклюжесть! Сейчас принесла скамеечку и уселась возле дедушки на крыльце, чего никогда не смела делать, если он неласково встречал ее. "Напьемся-ка вместе чайку, Ариша! -- заговорил Степан Михайлович, -- покуда не жарко. Хотя спать было душно, а спал я крепко, так что и сны все заспал. Ну, а ты?" Такой вопрос был необыкновенная ласка, и бабушка поспешно отвечала, что которую ночь Степан Михайлович хорошо почивает, ту и она хорошо спит; но что Танюша всю ночь металась. Танюша была меньшая дочь, и старик любил ее больше других дочерей, как это часто случается; он обеспокоился такими словами и не приказал будить Танюшу до тех пор, покуда сама не проснется. Татьяну Степановну разбудили вместе с Александрой и Елизаветой Степановнами, и она уже оделась; но об этом сказать не осмелились. Танюша проворно разделась, легла в постель, велела затворить ставни в своей горнице и хотя заснуть не могла, но пролежала в потемках часа два; дедушка остался доволен, что Танюша хорошо выспалась".
У меня детгизовское издание 1955 года. 55 года! И мне умилительно в нем все: то, что это Детгиз (какие дети будут читать такое, скажите на милость?), устаревшая орфография ("вовремя" через дефис, а "темно-красный" без дефиса), архаичный синтаксис ("В исходе июня стояли сильные жары"), собственно ТЕКСТ.
Нет, теперь я понимаю, почему я могла читать в 12 лет "Детские годы Багрова-внука", а "Семейную хронику" не могла. В первом случае речь идет о взрослении ребенка, пробуждении детского сознания... нет, не детского, сознания вообще; во втором - об истории семьи, рода. Династии, если угодно.
Вторая книга - для человека уже пожившего, желательно даже семейного. Иначе всех этих тонкостей отношений со свекрами, золовками, невестками просто не понять.
Какое счастье, что нас не заставляли ее читать в вузе! И не по возрасту, и не по статусу, а главное, тогда просто не хватило бы времени, чтобы оценить язык, все эти смешные милые детали, подробности устаревшего быта...
Я бы сказала, что Аксаков - это крайне увлекательное чтение для взрослых. 25+. А может быть, даже и больше. Впрочем, это индивидуально все равно.

Oliga
Оценил книгу

Очень теплая и очень "настоящая" книга,без прикрас и преувеличений. Хотела прочитать еще со школьных времен после "Детские годы Багрова-внука" - сбылась мечта идиота.