Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Пелевин и поколение пустоты

Пелевин и поколение пустоты
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
357 уже добавили
Оценка читателей
3.75

Книга-расследование критика Сергея Полотовского и журналиста Романа Козака – первая попытка описать жизненный путь Виктора Пелевина, одного из самых влиятельных и загадочных писателей современной России. Кто прототипы самых известных героев пелевинских произведений? Что скрыто в книгах Пелевина между строк? И каков истинный смысл его романов? В конечном счете все эти вопросы приводят авторов к одному главному: какова роль писателя в современном мире, когда настало время айпадов и андроидов, интернет-телевидения и фейсбука?

Чтобы написать первую биографию Виктора Пелевина, авторы в течение года исследовали произведения писателя, разыскивали и интервьюировали людей, которые учились, работали и путешествовали с ним. А также поговорили о Пелевине и современной литературе со множеством замечательных людей, среди которых Леонид Парфенов, Сергей Шнуров, Владимир Сорокин, Лев Рубинштейн, Михаил Елизаров, Марат Гельман, Александр Генис, Захар Прилепин и многие другие.

Лучшие рецензии
yrimono
yrimono
Оценка:
13

Сергей Полотовский и Роман Козак - журналисты, которые написали книжку про известного и популярного в массах писателя Виктора Олеговича Пелевина. Не хочу показаться банальным, но тут явный пример наличия причины и следствия. Журналисты решили заработать на известном имени, а анализ жизнедеятельности писателя сводится к тому, как зарабатывает он. Простите, Серёжа и Рома, но впечатление именно такое. Хотя любопытная информация в книге имеется, так что, может, имеет смысл почитать. В конце концов, о Пелевине известно довольно мало, а тут всё же определённая работа проделана, поклонникам Виктора Олеговича может покатить.

skorkin
skorkin
Оценка:
12

Пройти мимо первой биографии Виктора Пелевина сложно. Все-таки тот идейно-эстетический континуум, который этот писатель создал своими произведениями, был и остается определяющим для постсоветской интеллектуальной атмосферы. Книгу уже успели растерзать критики, обвинив в поверхностности, отсутствии логики и фактов («биография из пустоты»). Однако стоит признать, что создать жизнеописание человека ведущего максимально непубличную жизнь, сознательно мистифицирующего факты своей биографии и сделавшего пустоту одним из главных героев своих романов, чертовски трудно. Такое под силу разве что опытному частному сыщику с недюжинными литературными способностями.

Однако Полотовский и Козак не сыщики, а всего лишь переводчик и светский репортер, что и сказалось на тональности книги – первый старательно клонит к выводу, что главная мечта Пелевина вырваться из русского контекста в глобальный (что ему не особо удается, тянет к земле самовитый русский логос), а второй – честно собирает сплетни и считает заработки Пелевина.

Единственный путь показать человека избегающего давать на себя материал, в том числе и для биографов – это внимательно прочесть его книги, попытаться разглядеть за текстами человека. Что авторы и пытаются сделать. Конечно, многие трактовки книг Пелевина, покажутся фанатам упрощенными и почти кощунственными, однако сверхзадаче авторов разглядеть сквозь них человеческое, слишком человеческое, вполне соответствуют. Вообще пересказать в двух простых словах книгу Пелевина – подобное занятие лично бы меня поставило в тупик. Однако авторам это как-то удается, даже захотелось перечитать старые, читанные сто лет назад, вещи. Сравнить, так сказать, впечатления.

Впрочем, на все важные вопросы о Пелевине книга дает исчерпывающие ответы – употреблял ли Пелевин наркотики, чем он отличается от Сорокина, почему ненавидит литературных критиков и действительно ли он буддист – обо всем этом в книге есть. Попадаются и совершеннейшие изюминки – о том, как слоганы Пелевина использовали реальные капиталисты, о том, как встречи с Березовским в реале были отражены в “Generation”, или о трудностях перевода Пелевина в Германии, где нет специфического криминального жаргона, выходящего за пределы “своего” круга.

Среди очевидных плюсов динамичность книги, ее хорошая структурированность, среди очевидных же минусов – глянцевая поверхностность, «Пелевин для чайников». В любом случае общие контуры личности проступают – волк-одиночка, одновременно стремящийся уйти от мира, и ревниво за ним наблюдающий, жаждущий славы и бегущий ее. По сути дела, движущей силой Пелевина всегда остается стремление получить признание в некоем «большом мире» по отношению к той среде, в которой он начинает достигать успеха (соотносящихся примерно как оффшар и нижний мир из «S.N.U.F.F»). Вначале, будучи успешным автором-фантастом, Пелевин захотел стать своим в среде мейнстримовских авторов, в редакциях «толстых журналов», получив признание литературной тусовки, ему понадобилось признание истеблишмента, войдя в истеблишмент, он жаждет славы на Западе. Этот постоянный подъем планки выше головы плюс высокая работоспособность и есть секрет его успеха. Будучи чуждым понятиям о своем месте в литературе, своей нише и целевой группе, подчеркнуто социопатичный Пелевин тем не менее каждый раз попадает в цель, демонстрируя самую что ни на есть «чуйку» конъюнктуры. Такой вывод можно сделать из тех фактов, что нам сообщают Полотовский и Козак в своей книге.

Кому-то такой вывод покажется слишком банальным, выводом, который можно сделать самостоятельно, просто следя за текущим творчеством Виктора Олеговича, без чтения необязательных биографических опусов. А для кого-то, ничего о Пелевине не знающего, книга покажется настоящей бездной, полной звезд.

Первым вообще всегда трудно. Начало «пелевиноведению» положено, будем ждать новых, более глубоких интерпретаций

Читать полностью
audry
audry
Оценка:
12

Неужели кто-то действительно ожидал увидеть в этой книге биографию самого скрытного российского писателя?! Рецепт-то книги прост – прочесть произведения Пелевина, поговорить с несколькими его знакомыми – и все готово!
Да, к чести авторов нужно сказать, что они, наверное, надеялись, что выполняют трудную и важную задача. А писать о Пелевине без него (авторы сами признали, что поговорить с тем, книгу про кого они взялись писать, им не удалось) – это ведь действительно трудно. Из плюсов – здесь есть вполне себе даже интересные моменты, например, то, чем пользовался Виктор Олегович для создания сюжетов, или как ему приходили некоторые идеи (и я совсем не о грибах или чем-то подобном, я всего лишь об американском альбоме о насекомых).
Здесь есть все – история СССР, история России, фашизма, кинематографа, роли мифов в литературе, издательства Вагриус (и это достаточно интересно читать) – все, кроме биографии Пелевина. Но как пишут сами авторы, «можно было бы, и это оказалось бы скучнее всего, придерживаться прямого, как палка вектора: родился, учился, дебют, успех, хиты, прием у британской королевы, распад, убили Джона Леннона»… Возможно, они и правы, это было бы скучно. Так что тем, кто рассчитывал увидеть энциклопедичные данные о Пелевине придется разочароваться – этого здесь нет, потому что «у Пелевина было относительно обычное для его времени советское детство относительно обеспеченного класса». Вот так – обычное детство, обычное отрочество, обычная юность. Что тут можно еще сказать?!
Куда интересней авторам считать заработки Пелевина, вспоминая курс доллара и минимальную пенсию в Москве в 1996 году.
Большинство глав напомнили мне один некрасивый ход: когда я работала в газете, и мне нечего было сказать по теме, я брала то, что мне интересно, писала об этом, вскользь упоминая и о теме, которую нужно было затронуть в статье. Вот читая больше половины книги меня не оставляло ощущение, что и у авторов было такое же состояние. Ну, а остальные главы – сочинения на тему «К чему обращается Пелевин в крупных формах своих произведений» или «Какие герои книг Пелевина существуют в реале».
В целом книга проходная. А авторов мне даже немного жалко – все так против них ополчились. Но что же еще делать, когда хочется денег и известности?

Вот таков он, мир русской современной окололитературы!

Читать полностью
Лучшая цитата
Так или иначе, это явно противоречит сугубо русской писательской традиции, по которой у литератора есть всего одна опция карьерного роста – в пророки.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление