Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Вторая Мировая – война между реальностями

Вторая Мировая – война между реальностями
Книга доступна в премиум-подписке
Добавить в мои книги
9 уже добавили
Оценка читателей
1.0

Казалось бы, что нового можно сказать о Второй Мировой, про которую написаны целые библиотеки? Однако Сергею Переслегину это удалось. Его культовый бестселлер переворачивает все прежние представления о прошлом, прокладывая путь в лабиринте исторических альтернатив, впервые рассматривая войну не только как столкновение стратегий и цивилизаций, но и как битву враждующих реальностей.

Могла ли Красная Армия остановить Вермахт на западных рубежах, не допустив врага до Москвы и Сталинграда? Был ли у Гитлера шанс одержать победу над СССР? Ответ в обоих случаях утвердительный. Да, такой шанс был. Да, Советский Союз мог пресечь немецкое вторжение «малой кровью». Каким образом? Читайте эту сенсационную книгу – путеводитель по Второй Мировой!

Лучшая рецензия
viktork
viktork
Оценка:
3

Реакция на переслегинские тексты, будь то статьи в интернете или прочитанные книги, у меня всегда сходная: сначала большой интерес, потом – огромное отвращение. Зарекся уже обращать на него внимание, хотя раньше брал и читал, несмотря на разочарования. Многочисленные статьи «Кашалота» в Сети посвящены многим проблемам (ещё один всезнайка); меня привлекали темы, связанные с историей, политикой и фантастикой. Не мог пройти мимо, когда видел упоминание своего любимого И.А.Ефремова. И получал ужасно мерзкое «послевкусие». Возьмем для примера пару переслегинских книжек, уже не новых.

Всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны…
Хотел ограничиться этой строчкой, комментируя очередную переслегинскую «альтернативку», но, видимо надо объяснить свое раздражение и даже негодование от «Второй мировой» «войны между Реальностями». Я вовсе не отрицаю, что книга порой интересна и даже познавательна. Например, мне, как русскому человеку, читать про Войну интересно с детства, по вполне понятным причинам. Прочитанная книга позволила ликвидировать кое-какие лакуны (например, про операции в Крыму в 42 году) в моих дилетантских познаниях. Но не это главное.

Основное расхождение с автором данной версии «Второй мировой» выражается следующей цитатой про эту войну: « В самой минимальной степени её следует рассматривать с эмоционально-этических позиций…» (С.343). Но вот и вся суть! Я то считаю, что войну надо рассматривать с эмоционально-этических позиций в максимальной степени. Это - не «о разном», это – о Главном. Иначе война предстает не больше, чем игрой в солдатики, кораблики и самолетики. Собственно, у Переслегина почти ничего другого и нет.

Как же тогда быть со Стратегиями, Опытом и т.п. у нашего доморощенного «генштабиста». Очень просто, по-моему. Опыт показывает, что генералы всегда готовы к прошлой войне, а потом учатся на кровавых ошибках (это в лучшем случае!). И всегда по-новому, потому что очень многое меняется. Никакие стратегические планы не выполняются полностью, если речь идет о солдатах, убивающих друг друга, а не о солдатиках на игровом столе или в воображении «альтеративных историков». Стресс от страха смерти постоянно вносят свои коррективы в самые прекрасные планы. Да и не стратеги решают исход войн в конечном-то счете, и не они сообщают правду о войнах. Я опять не про разное, а про Главное.

Если говорить о книгах, то проза Вячеслава Кондратьева и Константина Воробьева говорит о ВОВ больше, нежели какие-нибудь насквозь лживые «Воспоминания и размышления» кровавого мясника Жукова, почему-то считающегося «великим полководцем» или, тем более, мемуары фашистских зверей Гудериана и Манштейна.

И это не подмена аргументов по существу эмоциями и моральным негодованием. У врагов учиться приемам войны – это святой долг. Но, дело е в этом. Просто полный «объективизм» в рассмотрении социальных противоречий и конфликтов, тем более, войн, НЕВОЗМОЖЕН. В теории можно представить себя существом, которое к происходящему не имеет никакого отношения (приемы этнометодологии), но на практике надо где-то «расположиться». Не получиться парить в небесах в каком-нибудь НЛО, придется определить, рано или поздно, свою позицию. Наш герой любит занимать место в летающей тарелке с крестом, «играть» за третий рейх. За это его свирепо критиковал известный харьковский фантаст Андрей Валентинов (Шмалько). Его статья «Четвертый рейх» полна негодования против идеализации нацистов в отечественной фантастике. Это же надо довести было народ до такого состояния, что даже нацисты стали рассматриваться как положительная альтернатива. На таком фоне и переслегинщина цветет махровым цветом.

Расхождения между реальностями существуют, но не там, где их усматривает заигравшийся в солдатиков бородатый и седой мальчуган. Нашей, «текущей реальности» противостоит Реальность АДА. Ее познал, например, мой дед, ползая в степях под Сталинградом и собирая в баночку НЗ – осыпавшие зерна с обгорелых колосьев. При форсировании Днепра он был обречен, но как-то выжил, вернулся израненный. Поэтому не могу я принять игру в переслегинские «альтернативы». Или – если уж Переслегиных вдохновляют другие примеры – эту Альтернативу знал пилот, взлетающий с палубы авианосца, без особой надежды вернуться… Не штабная игра это!

При этом нам вовсе не приходит в голову отрицать саму постановку вопроса об исторических альтернативах. Это не прерогатива «терры фантастики», а начало исторического познания. История как наука начинается не с хроник, а с вопроса «что было бы, если?..» То есть с поиска причин, определяющих развитие событий. Автор рассматриваемой книги ищет явно не там, но позволяет наметить пространство, где стоит поискать. Это отнюдь не действия какого-нибудь генерала/адмирала, который начал наступление/отступление на день раньше/позже, поплыл/полетел не в том направлении и т.п.

Война – в определенном смысле – это соревнование ошибок; и если бы она была игрой, как у Переслегина, то великое множество принимаемых с обеих сторон правильных и неправильных решений и совершаемых действий должны бы были уравновешивать друг друга, а вопрос о выигрыше решался бы математически. Ой, какой соблазн написать о каких-нибудь «геополитических шахматах» и т.д. Но так ведь не решается – действует «человеческий фактор». Реальные альтернативы здесь. В частности описания событий 41 года вновь ставит вопрос об ублюдочности военно-политического руководства нашей страны, которая есть какая-то проклятущая константа. В частности, даже не бог весть какой писатель и теоретик В.Звягинцев в романе «Одиссей покидает Итаку» (А «альтернативное 22 июня» Переслегин переписывает именно из этого посредственного фантастического романа!), но даже и он - условием спасения советской авиации на первом рассвете войны делает решительные коррективы политического характера в руководстве страной. Без этого – ничего! И в прошлом, и в настоящем, и в будущем.

В одной из своих книжек «стратег» опять фантазирует про войну. Что было бы, если бы в СССР не погиб Чкалов и успешно прошел испытание истребитель такой то. (Все-таки технарю социально-гуманиронное знание, его специфика никак не дается!). Да были у Сталина и истребители, и танки по количеству и качеству немецкие показатели превосходящие. Создано было это железо недоеданием, каторжным трудом и погублением Русского крестьянина. Создано – и брошено в приграничных сражениях, в ходе драпа, из-за неумения и нежелания воевать. Вот когда русские уперлись, тогда и танки пригодились, и даже то, что к 43-му году Т-34; устарел и проигрывал по ТТХ говнючему (так обожаемому некоторыми альтернативщиками!) дойчему «зверинцу» не помешало русским выстоять у Прохоровки и пойти дальше. Но как объяснить это переслегиным и другим «детям», разыгрывающим сценарии начала войны с бомбардировкой румынских нефтепромыслов и воображающим себя .. адмиралом Дендрой фон Лееб (Лееб в 41-м командовал группой армий «Север».

Да, не зря А.Валентинов возмущался этими «профашистскими симпатиями» ленинградцев. Любопытно, что серия «Миры братьев Стругацких» (тех, тех) вышла с предисловием Переслегина. Там он конструирует проект альтернативной истории и предполагает. Что если бы СССР замирился с Гитлером, то полет в космос произошел бы намного раньше. Почему Стругацкий не возмутился, не отказались от такого альтернативного предисловия к своим сказкам? Валентинов удивляется по поводу «четвертого рейха». Действительно, парадокс – евреи, с симпатиями к третьему рейху, это что-то вроде «пархатых казаков». Но «стратега» это не смущает. Ролевые игры в « генштаб» продолжаются. Право, побегать с «толконутыми» было бы не так вредно.

«Барбаросса» была обречена – неоднократно утверждает «один из самых оригинальных и востребованных мыслителей современности, автор культовых книг, перевернувших наши представления о Второй Мировой». Да уж! А десятки миллионов прерванных до срока жизней (именно по вине военно-политической элиты СССР) - это разве менее важная Альтернатива, чем потеря темпа танкового наступления Гудериана на Москву, которое переслегин прямо-таки воспевает?

А если все же на время зажать нос и пофантазировать в этой логике, сконструировать альтернативную реальность. Если уж нацики столь популярны… У Михаила Харитонова (псевдоним Константина Крылова) есть роман, где события развиваются прямо-таки по переслегинской схеме. Немцы убирают гитлера, объединяются с власовцами и побеждают большевиков, образуя союз против либерального запада. Немецкий экипаж еще в 1950-е годы оказывается в космосе. Интересно, как все это развивается и к чему приводит… Читайте, не будем лишать удовольствия от умной «альтернативки».

Но представить, что ракета, стартовавшая с нацистской базы в Пенемюнде, достигла «мира «Полдня» или породила «Стажеров» - это абсурд. Должно быть, даже страх перед нацистами (уже прошедший) оказался слабее ненависти к потомкам тех, кто спас «стругацких» от концлагерей. И теперь уже их объявляют «фашистами». С легкостью необыкновенной стругач утверждает: «Патриотизм - это любовь к своему народу, а национализм - неприязнь к чужому». (Интервью «Невскому времени»). С чего он это взял?! Речь идет, конечно, о национализме русских, по крайней мере, в первую очередь. И, разумеется, вопрос не об отдельном русофобствующем литераторе, а о «тенденции, однако». На фоне постоянной борьбы с «русским фашизмом» и всех подлых подмен со стороны тех, кого предки «фашистов» спасли, все эти игры в «альтернативных немецких космонавтов» кажутся невинными шалостями. Хорошо об этом, в связи с рассматриваемым субъектом, написал тот же Шмалько в переписке с молодым фантастом С.Ястребовым: «к загибам Переслегина в Питере привыкли относиться снисходительно. Почему так? Да потому, что и Лазарчук, и Переслегин – приближенные и допущенные «к телу», посему и индульгенция «на коричневое» выдается заодно и их последователям …» А ради чего? Разве непонятно.
Итак, читаем "Войну на пороге", играем в "стратегов" – так что ли?
О таких, как автор книги «Вторая мировая: война между реальностями», в народе говорят: «Умный, но дурак».

Можно было бы и оставить, пусть разбирается в стратегии построение звездолетных флотов или пишет альтернативную историю как выиграть немцам вторую мировую – на мостике адмирал Дендра фон Лееб… Смирна!

Но вот встретилась мне теория «атропотоков», которую в начале нулевых двигали некий Градировский (был при киндер-сюрпризе в ПФО) и наш анти-герой, «»Кашалот». П-н – конечно, за миграцию – шире рот отворяй. А то, дескать, модернизацию не произойдет, или альтернативой будет модернизация при помощи ГУЛАГа. Ну-ну, известные песни. За приток мигрантов выступают активно тишковы-вишневские. Наш анти-герой в этой тепленькой компашке, сторонник новых антропотоков на русские равнины. То, что не получилось у парней со шмайсерами, может получиться у ребят с кинжалами. Первые начинали с комиссаров, но потом загоняли в рабство коренное население. Вторые пока режут на площадях баранов, но уже не только их. Аборигены на очереди и в массовом масштабе. Гудериан не сумел «ради скорейшего выхода в космос», значит раздадим всем подряд гражданство РФ «ради модернизации».

Интересно, здесь просто клиническая ненависть и желание уничтожить объект ненависти любыми способами или просто трусость, патологическая тяга предавать и стремление угодить тому, кто выглядит сильнее. Процитируем опять Валентинова: «Если бы на СССР напали неандертальцы (заранее извиняюсь перед неандретальцами!), то очередной сдавшийся в плен Переслегин и тут нашел бы аргументы. Скажем, Сила, Естественность, Искренность, Тысячелетняя Мудрость, Глубинные Обряды …»

Конечно, дело в нем самом. Сей субъект нам был противен, но более неинтересен. Конкретно о человеке «переслегине» мы тоже, по сути ничего не писали, как и о его определенной личной популярности. Нас волнует «переслегинщина», как весьма распространенное ныне явление. Её основные черты: инфантилизм, глупость, ненависть к «этой стране» и постоянная готовность предать.

Читать полностью
Оглавление