Читать книгу «Изнуряющий самоанализ» онлайн полностью📖 — Сергея Александровича Комарова — MyBook.

В поисках логики

Каждый человек подвержен влиянию той культуры, в которой становился как личность, веянию эпохи и в общем накопленными знаниями…

К сожалению, это еще не всё…

Каждый из нас обладает чисто человеческой природой.

Пока звучит банально?

В вопросе причинности и истоков логики стоит обратить внимание на нейробиологию.

Всё с приставкой «нейро» обычно пугает своей сложностью и запутанностью.

Давайте отбросим предрассудки…

В прошлом веке идея расщеплённого мозга завладела академическими умами. Современная интеллигенция из раза в раз говорит о том, что идея двух независимых полушарий устарела.

Роджер Сперри и Майкл Газзанига (на тот момент ещё в роли ученика) исследовали расщеплённый мозг, когда его делили на два полушария, разрезая мозолистое тело (через которое они «общаются»). Делали это не праздности ради – в то время так лечились тяжёлые случаи эпилепсии. Мозг должен был начать функционировать по-другому, соединяясь только через ствол, за этот факт и ухватились учёные. Действительно, передача информации от левого полушария к правому (и наоборот) не производилась и могло показаться, что у нас два независимых мозга или личности.

Сперри пришёл к выводу, что каждое из полушарий имеет некоторую специализацию, левое отвечает за логические задачи, правое – за визуальные и субъективные, а именно:

– Правая часть мозга – управляет левой рукой, информацию собирает левый глаз, лучше выполняет зрительно-пространственные задачи, может легко запомнить любую последовательность.

– Левая часть мозга – управляет правой кистью, информацию собирает правый глаз, не способна нарисовать картинку, но хорошо ориентируется в словестных конструкциях и специализируется на «разумном поведении».

Подтверждено было чередой опытов, за что Роджер Сперри получил Нобелевскую премию.

Это знание, и правда, нужно оставить в прошлом веке. Важно не само разделение мозга, а другой нюанс психики в целом. Майкл Газзанига (уже в роли наставника) со своим учеником Джозефом Леду в 1978 году решили усложнить эксперимент и провели серию наблюдений, самым знаменитым из которых стал опыт с изображениями курицы и лопаты. Левому полушарию (правому глазу) показали куриную лапку, а зимний пейзаж показали правому полушарию (левому глазу). После, попросили испытуемого выбрать картинку, которая больше соотносится с увиденным. Левая рука (правое полушарие) указала на лопату, а правая рука (левое полушарие) на курицу.

Если вы спросите: «А в чём усложнение?». Как раз таки в вопросе после: «Почему вы указали на лопату?». Левое полушарие придумало целую историю, что лопата нужна для чистки курятника. У больных эпилепсией с разделённым мозгом (это уточнение забывают, когда описывают эксперименты) каждое полушарие работает независимо (Рисунок 1).


Одна из моих любимых книг «Кто за главного!?» от Майкла Газзаниги, в ней исследователь планомерно и системно описывает те выводы, которые он сделал из результатов бесчисленных экспериментов. Вот еще парочка из них (Рисунок 2 и 3). Они чуть лучше описывают механизм, поскольку испытуемым показывали вместо картинок – слова.





Учёный ввёл понятие, абстракцию – внутреннего интерпретатора, который уже присущ каждому человеку (не только больному). В человеческой природе – искать объяснения всему подряд, создавая свою цельную историю. Рассказ о своей жизни должен быть заполнен, не должно быть пробелов и неясностей.

У интерпретатора нет конкретного места, мы его не найдём. Мозг состоит из множества систем и это скорее эффект нескольких из них, но он точно находится в левом полушарии.

А что находится в правом? Область, которая выявляет сильные противоречия. Справедливости ради, у наших «сознательных» объяснений должна хоть немного сохраняться логика.

Логика вашего внутреннего интерпретатора проста – нужно описать всё в единую историю, чтоб отсутствовали сильные расхождения.

Вы на постоянной основе (даже сейчас, читая книгу) создаёте порядок из хаоса.

Этот процесс не остановить, мы пользуемся модулем интерпретации на протяжение всего дня, левый мозг жульничает.

После прочтения может остаться впечатление, что исследовали вроде как больных людей. Каждому самому решать, принимать это или нет, но по-другому это было и не выявить.

Наш мозг перегружен не только сознательной информацией, до нашего «Я» не доходит большой пласт бессознательного восприятия и посылов. Но левое полушарие бдит и тщательно изучает все поступающие данные. Нет желания перегружать вас чередой исследований, показательные 5оставлю6 в сносках7.

А мы еще думаем, что поступаем логично?!


Без таких понятий как пространство, время и причинность – мы не способны мыслить.

Давайте опишем философский виток, который начался с Юма, писавшего: у людей нет оснований быть уверенными в том, что одно событие в мире должно следовать за другим. Также он обозначил что человек в основном опирается на ожидания, основанные из прошлого опыта.

Эту идею подхватил Кант – со своим мозгом мы не можем познать мир в себе. То восприятие, которым мы обладаем, достаточно хорошо согласуется с миром реальных вещей, что делает возможным саму науку.

Автор этой книги не силён в философии и если продолжу дальше, то могу много чего упустить.

Причина этой вставки в том, чтобы показать озадаченность «светил» своего (хоть и прошедшего) времени понятиями причинности.

Вторая причина в том, что когда Газзанига провёл свои замечательные эксперименты, то это сразу подхватили философы разных мастей. И переименовали (ссылаясь на исследования) интерпретатора в «Пресс-секретаря», о нём любят рассуждать Дэннет, Хайд и Курцбан.

Так где же нам найти логику?

Можно ли объяснить всё случайностями, совпадениями и есть ли смысл строить везде систему из накопленных знаний?

Наша информация поверхностна больше, чем мы можем себе представить.

Корнелле Кейл поставил цель найти способ, чтобы научным языком показать разницу между тем, что знают люди на самом деле, и тем, как они себе это знание интерпретируют. Так появился метод изучения невежества:

–людей сначала просят оценить, как они понимают устройство или понятие;

–далее просят описать их как можно подробней;

–а после – заново просят оценить, как они понимают то же самое.

И люди снижают оценку во второй раз. Если вас попросить (как подопытных): «Знаете ли вы как работает застёжка-молния?», а после попросить описать весь этап работы, то вас посетит задняя мысль: «А зачем я вообще сказал, что знаю это?».

Вопросы были разного плана – и про спидометры, фортепьянные клавиши, унитазы, замки, вертолёты, часы и швейные машинки, финансы и интернет, государственный аппарат и природу человека. Каждый раз люди переоценивали свой уровень знаний.

Мы живём в плену своих иллюзий и полагаемся на ошибочные установки…

Они намного больше и масштабней, чем нам кажутся.

Логика обычно отождествляется с ясным видением, меркой объективности и лучшим методом в решении любых задач. Если на логику посмотреть с точки зрения мозга, то это обратный процесс. То есть сначала у нас возникает вопрос, на внутренней сцене собирается противоречивая информация, а уже потом наш Интерпретатор ищет всему объяснение.

Как учение логика хороша и лаконична, но человеческая логика – это совершенно другое явление. Мир в любой из областей полон хаоса, несовершенства и порой неоднозначен.


Когнитивистика и нейробиология в своё время пошатнули общественные устои, поскольку «тогда» образованные люди верили в метафору «благородного бунтаря» и «духа в машине». А логика и человеческое мышление в целом возводились в абсолютные и непоколебимые категории личности и души. Внутреннего интерпретатора (пресс-секретаря) сложно принять, особенно просто как функцию мозга.

В поисках ориентира

Все мы люди со своей искажённой логикой, но где же тогда взять ориентир?

Если вы хотите отклониться от научного познания, то вас ждут неприятные сюрпризы. Вера в то, что поверхность земли находится не снаружи, а внутри. Вера в то, что можно медитировать и выходить из физического тела. Вера в непонятных чудовищ и НЛО. Вера в суеверия и гороскопы. Вера в нумерологию, провидцев и многое, многое другое.

Отчасти наука сама себя на это обрекает. Мы (как публика) часто не успеваем привыкнуть и освоить какое-то знание, как оно уже меняется. Наука конкурентная сфера настолько, что деятели не без доли агрессии и огня в глазах пытаются доказать свою правоту.

Мы говорили о проблемах науки, о сложности и о том, что направляют её заинтересованные лица. Имеем ли мы моральное право осуждать (да и кого, нет конкретных лиц, это сложная система)?

Для нас, как представителей человеческого рода, научное познание сулит много возможностей. Еще в XVI веке мы не могли подняться в воздух, мир неба принадлежал птицам, что уж говорить про покорение других планет. Только в XVII веке мы смогли впервые разглядеть микроорганизмы, после чего мы начали борьбу за здоровье каждого. Еще недавно экономика (как научная дисциплина) не открывала путь борьбы с бедностью и голодом так, как это возможно в XXI веке. Еще пару десятилетий назад можно было расшифровать только 0,0001% генома отдельного человека и не представлялось возможным хранить на маленьком устройстве терабайты данных, сейчас это «в порядке вещей».

Учёные готовы перепроверять и ставить под сомнение различные теории (в том числе свои). Науку отличает от всех остальных ориентиров – готовность признать своё невежество, основные тенденции показывают, что информация дополняется с геометрической прогрессией.

Учёные тоже люди, как ни странно и у них такой же интерпретатор. Если вы взглянете на науку прошлых веков, то ужаснётесь. Вам будет не по себе когда вы узнаете, как оправдывали еще недавно СВДС8, применяя обратную логику – увеличенные вилочковые железы, что якобы она давила на трахею. И бесконечное множество других врачебных и научных ошибок поставит вас в тупик.

Не переживайте, наша близорукость тоже озадачит будущие поколения. Они будут смотреть на нас как мы в музее на неандертальцев. Хотя чем плоха жизнь в древности – ходишь собираешь ягоды, перед зимой охотишься, на досуг у тебя часов 10 в день. Они будут рассуждать примерно так же.

Но что это означает для нас?

Мы – дети своей эпохи, где господствуют свои догмы и предрассудки.

Единственный наш ориентир – критическое мышление по важным вопросам.

У каждого популяризатора науки свой стиль исследования.

Оно, в свою очередь, может быть и умозрительным.

Кто-то осторожней и не создаёт «абсолютного знания», кто-то делает свою фамилию нарицательной, выдвигая самые смелые идеи (и делая теорию бесполезной).

Не так давно, когда писал книгу-брошюру – выдвинул «Теорию второго мяу».

В чём она заключается…

4:30 – 5:00 просыпаюсь разбитым, как будто не спал вовсе.

И что самое странное, проснулся САМ.

Кот медленно зевает и делает вид, что только-только встал сам.

Кот издаёт «мяу», как знак, что его пора бы покормить. Только вот это «мяу» второе, первое было после которого я проснулся. Вычислить это было несложно, НО…

Днём, когда дома никого, мы оставляем ему приоткрытый балкон.

Но мой кот хитрее чем мог бы кто подумать, он научился «ворковать» у голубей (или нам показалось, что тоже имеет место быть). И через раз теперь мы просыпаемся от «УРрр».

Странная теория. Спросите зачем она в относительно серьёзном диалоге с вами?

Зачем мы говорим об этом скотском поведении с хозяином толи кота, толи голубя внутри кота?

Теория второго «мяу» или уже второго «уррр»?

Многие авторы пишут книги про «второе мяу», возводят категорию и заставляют вас в него верить. Всегда ли «мяу» второе? Всегда ли вы вообще просыпаетесь от мяу, а если у вас нет кота? Может ли кот научиться у голубей? Или это просто неуместная шутка, хотя звуки, и правда, похожи!?

Мяу – это не всегда мяу.

Мяу – олицетворяет ошибочность выводов, и искажённую логику научных и околонаучных деятелей.

Знания не бывают абсолютными, а выражение:

«ЗНАНИЕ – СИЛА», означает лишь открывающиеся возможности…

Авторитетов в различных сферах человеческой деятельности не нужно возводить в абсолют, а знания воспринимать как истину в последней инстанции – это путь в никуда…

Ученые ошибаются и это непреднамеренная ложь.

Хватит уже искать

Всю главу мы что-то ищем…

А истина всегда где-то рядом…

Не важно сколько вы литературы прочли, если вы не сомневаетесь в прочитанном!

Читая всё больше и больше – вы будете знать всё меньше и меньше, если из раза в раз вы принимаете ошибочные выводы за чистую монету.

Говоря о самосознании и самоанализе стоит изучить более точные науки вроде нейробиологии и, уже основанной на ней (в XXI веке), психологии. Прошло время Аристотеля, который оставлял за мозгом функцию охлаждения, радиатора для крови. После этого сменилось бесчисленное количество поколений мыслителей и учёных, подобные предположения вызывают непроизвольную улыбку.

Социальная психология, эволюционная психология, когнитивная нейронаука… Почти в каждой научной дисциплине можно найти уйму занимательных и логичных фактов.

Рассматривать психику человека в ракурсе какой-то одной дисциплины – это непростительное упущение.

Стандарт

4.71 
(7 оценок)

Читать книгу: «Изнуряющий самоанализ»

Установите приложение, чтобы читать эту книгу