Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
287 печ. страниц
2019 год
18+
5

Заколдованные окна
Роман
Сергей Викторович Ерёмин

© Сергей Викторович Ерёмин, 2019

ISBN 978-5-0050-1206-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Осталось понять, куда я попал

Перемена произошла стремительно, можно сказать, молниеносно. Не помню, чтобы я долго терзался сомнениями, просчитывал возможные варианты, сопоставлял все «за» и «против». Как говорят, в таких случаях – раз, и всё. Даже не заметил, как завертелось, закрутилось одно колёсико, потом другое… И понеслось…

Во всём виновато моё нежелание трудиться по институтской специальности. Я человек сугубо городской и не горячий любитель постоянных и дальних разъездов. Не буду углубляться в причину моего выбора специальности, но в тех обстоятельствах и с теми общими вводными данными, получить другой итоговый результат было нереально. Получилось, что получилось, и нужно было искать обходные пути, чтобы выбраться из прогнозируемого жизненного тупика, в который я столь же прогнозируемо и угодил. Вариант был предложен, и мне не оставалось ничего другого, как попытаться им воспользоваться и погрузиться в совершенно незнакомый мне мир со своими правилами и условностями. Сразу понимаешь, как это прекрасно, когда у тебя есть знакомый человек, который может из кармана достать заманчивое предложение, отказ от которого может означать только одно – ты сбрендил окончательно и совершенно не ориентируешься в современных реалиях.

Всегда восхищался мастерством некоторых счастливчиков спокойно перебирать множество вариантов применения собственных способностей. Вот, сидят они перед ворохом вариантов и перебирают… Спокойно, без напряжения учитывают все нюансы, просчитывают возможные негативные последствия и принимают взвешенное решение. Непонятно даже, чему я больше восхищался или мастерству, или наличию множества вариантов. Может быть, и тому, и другому вместе взятыми. Не знаю… В любом случае, у меня не было ни того, ни другого. С другой стороны, мне не нужно терзаться в бесконечных сомнениях – есть чёткое и конкретное предложение от человека, которому доверяю. Не нужно восхищений – требуется простой ответ.

Я уже привык, что меня кидает из одной крайности в другую, поэтому не очень удивился этому предложению попробовать свои силы в производстве пластиковых окон. Я к стыду своему даже и не знал, что оказывается окна можно делать из пластика. Завис где-то в своей вселенной и потерялся в собственном невежестве. А прогресс-то не стоит на месте! Утопал семимильными шагами в туманную даль, уже из виду пропал… Получается так, что мне предлагают пуститься за ним вдогонку. В те годы возрождающегося капитализма в России это направление считалось чрезвычайно перспективным и однозначно прибыльным. Почему бы и нет? Терять я ничего не теряю, а посмотреть, как выглядит эта диковинка – интересно.

– Как я понимаю, желания поработать на свежем воздухе у тебя никогда и не было? – Иван Фёдорович всегда отличался тем, что максимально близко к истине схватывал все душевные сомнения собеседника.

– Пожалуй… Но, тут нельзя упускать из виду предрасположенность к чему-то конкретному. Дрова на свежем воздухе очень неплохо рубятся… А с институтом вышла откровенная промашка… Не думал, что так категорично получится…

– И не жалко было терять пять лет, если знал, что так получится?

– Ну, окончательно разуверился я на третьем курсе… А потом, стало интересно, смогу ли я осилить всю программу. Не люблю останавливаться на полпути. Военная кафедра опять же… И ребята, с которыми было интересно…

– То есть, пришлось съесть весь кусок протухшего мяса – запаха оказалось недостаточно? Не в каждом деле нужно идти до конца, иногда нужно остановиться, подумать…

– Возможно, но доучиться было нужно. Получилось, что получилось… К тому же не всё было так ужасно. Совершенно не жалею о состоявшемся опыте.

– Тебе видней. Можно только позавидовать твоей настойчивости. Пожалуй, если ты согласишься на моё предложение, твой диплом сможет помочь. Если не по прямому назначению, то по факту наличия, так сказать.

– Должен же он был, где-то пригодиться…

– Давай-ка, о деле… Ты примерно представляешь, чем занимается наша фирма? Что ты знаешь о пластиковых окнах? Как они конструируются на этапе проектирования?

– Да-да… Хотелось бы, больше конкретики. Я краем уха что-то слышал, но всегда надёжней начинать с первоисточника. Меньше углов скалывать придётся.

– Фирма у нас молодая, но уже борзая, – Иван Фёдорович славился не только своей прозорливостью, но и предельной точностью в выражении мыслей.

– Рэкетом, что ли, занимаетесь? – я не был уверен в корректности своего вопроса, но всё же, его озвучил.

Мы с Иваном Фёдоровичем были в его кабинете одни и могли себе позволить высказываться вполне свободно, так сказать, по-семейному. Без совершенно неуместного сейчас политеса и прочих условностей. Говорили, как два старых приятеля, только один в два раза старше. И умнее…

– Ха-ха-ха… Насмешил и нисколько не обидел. Конечно, нет. У нас два направления в развитии и оба законные. Ха-ха-ха…

– Я спросил, чтобы снять напряжение в разговоре. Видимо, получилось…

– Нет, не получилось… Проехали… Итак, мы развиваем, как я уже сказал, два законных направления, которые имеют перспективу. Гаражи «Ракушка» и пластиковые окна. «Ракушки» сейчас на подъёме, но в московском правительстве, что-то темнят и готовят какую-то подлянку. Окна выглядят надёжнее, но они ещё не раскручены, а на гаражах ребята неплохо получают уже сегодня.

– Для общего развития, хотелось бы пройтись по всем ступенькам. Два – три месяца с гаражами повозиться, привыкнуть к рабочей атмосфере. Потом переметнуться на окна и снова с самого низа начать… Если так можно.

– Можно. Я-то планировал тебя сразу в конструкторский отдел определить. Окошки рисовать… Решай сам. Начни с гаражей, если здоровье позволяет – работа пыльная, нервная…

– Тяжело в ученье – легко в бою! – рискуя удариться в патетику, воскликнул я.

– Ну – ну… Дерзай. Документы отдай бухгалтеру. Вот тебе телефон бригадира. Я его предупрежу о новом работнике, а ты ему перезвони вечерком и договорись о ближайшей установке. Зовут его Николай, он тебе всё объяснит и расскажет. Толковый мужик.

– У меня ещё один вопрос, если можно? А как так получилось… Пластиковые окна и, вдруг, «ракушки»? Какая связь?

– Никакой связи нет. Когда фирма делала первые шаги, то хватались за всё подряд. Чем только мы не занимались! Остались гаражи – пару лет назад они были на подъёме. Где только их не ставили, а себестоимость копеечная. Но и они оказались под угрозой – портят лицо города. Кое-какие деньги на них заработали – всё бросили на окна. Должно раскрутиться…

– Понял, – ответил я тоном человека, которому ничего конкретно не понятно, но искренне стремящегося прикоснуться к теме и разобраться.

Будет правильным, если я расскажу несколько слов об Иване Фёдоровиче. Человек он мне не чужой, двоюродный дядя. Так, что, если говорить совсем откровенно, то моё неожиданное трудоустройство – проявление на практике махрового блата. Я оказался в роли блатного протеже. Ну, наверное, каждый из нас оказывался в подобном положении… Кстати, совсем неплохо себя чувствовал, не испытывал никаких угрызений совести, что, может быть, займу место какого-нибудь более подготовленного и более достойного человека. Очень был о себе высокого мнения и не представлял такого авторитета, который мог бы заткнуть меня за пояс. Ничего, в голове уже начали ворочаться смутные предположения, что такое неподкреплённое жизнью безответственное умозаключение, это глупое недоразумение очень скоро будет исправлено, обязательно внесутся соответствующие корректировки…

Иван Фёдорович относится к той категории людей, которые обладают замечательным свойством давать другим «путёвку в жизнь». Не знаю, врождённое ли это качество или приобретено с опытом, но оно распространялось на всё его окружение, дарилось и разбрызгивалось со щедростью без намёков на желательность возможных ответных «реверансов». Просто так, от щедрот широкой души. С ним было легко и просто и на рыбалке под водочку, и в производственном цеху со стеклопакетом в руках, и в его кабинете с заявлением об увольнении. В каждой ситуации он умел находить правильные и необходимые в данную минуту слова. Получалось у него ладить с разными людьми и, одновременно, принимать ответственные и неприятные решения таким образом, что собеседник со спокойным сердцем соглашался со всеми словами. Если же чувствовалось напряжение, то оно мгновенно снималась удачно построенной фразой к обоюдному согласию. Очень полезный талант не только для руководителя, он каждому пригодиться. В нашем разговоре, например, очень пригодилось. Во всяком случае, я по достоинству оценил всю силу этого качества.

Как и любой выходец из деревни, обладающий живым и деятельным умом, он не только окончил московский институт и без особого напряжения обустроился в городе, но и сориентировался в местном водовороте стремительных событий настолько, что иной жизни уже для себя не представлял. Крестьянские гены неунывающего живчика, заточенные на пробивание железобетонных стен и стойкое игнорирование всяческих лишений и прочих форс-мажоров, помноженные на природную любознательность оказались очень кстати. Он легко и естественно оказался в числе первых отечественных предпринимателей и не затерялся среди них в процессе последующих бандитских разборок и иных «притираний». Вокруг него собрались инициативные пацаны с похожей судьбой и общими взглядами на будущее. Таким образом, и в начале 90-ых появилась фирма с условным названием «Хоботок», которая и начала своё триумфальное шествие на развалинах корчившейся в конвульсиях родной страны. Тогда многие поднимались и триумфально шествовали…

Не все верили в успех начинания, многих пришлось «отстегнуть» от принятия решений или просто выбросить за борт. Некоторые сами отчаялись или спились, но оставшиеся, закусив удила, продолжали тянуть лямку и вытянули этот самый «Хоботок» из болота постперестроечной трясины на приблизительно сухой бугорок, чтобы немного передохнуть и, без промедления, тут же, броситься в следующую схватку за «золотого тельца». И вы знаете, получилось… Контора приблизительно определилась со своим местом в той перекошенной системе координат, сварганенной отечественными экономистами, и немного пыталась плавать в этой зловонной жиже отечественного недоразвитого рынка, сотрясаемого непрекращающимися разборками и реорганизациями.

Понятно, почему Иван Фёдорович не принял мою корявую попытку «снять напряжение» в нашей беседе в том контексте, который я подразумевал. В отличие от меня он прошёл все эти бандитские наезды, и прекрасно знал, что ничего смешного в этом нет. И слово «рэкет» оказалось совсем не уместным в собеседовании при приёме на работу. Я – вчерашний студент, никогда не приближался близко к бушующему урагану отечественного предпринимательства и не слишком серьёзно к подобным проявлениям относился… А были люди, которые прошли через всё это дело насквозь и относились к шуткам на эту тему, как демобилизованный солдат к цирку. Надо будет быть аккуратнее в дальнейшем. Чешешь языком и не задумываешься, что для кого-то такое «чесание» сродни ковырянию ржавым ножом в незаживающей ране. Наверное, будет правильным первое время вообще помалкивать и послушать о чём говорят умные люди. И не только потому, что в этом деле я человек новый, начинающий…

Мы с ним редко общались, и я не могу твёрдо утверждать, что досконально изучил его характер, но эта черта присутствовала всегда. Сам я этой широтой похвастаться не могу, поэтому и преклоняюсь. В те редкие минуты, когда мы разговаривали до этого дня, я не обращал на это внимания и не понимал, какое счастье иметь такого человека среди своих знакомых. Кажется, что родственник – он и есть родственник, вроде, как обязательная и привычная деталь интерьера. Всегда был и всегда будет… Но, вот, в качестве будущего работодателя я увидел его впервые, и всё представилось в несколько ином свете.

Есть в родственных отношениях таинственная и великая сила, проявляющаяся в определённые моменты по своим собственным правилам, которые для меня пока не известны, скрыты по причине малости прожитых лет. Может быть, именно это называется неопределённым и расплывчатым зовом крови. Десятки лет чувство где-то глубоко дремлет, не выдаёт своё присутствие… И, р-раз! Предстаёт во всей своей красе, причём, так непосредственно и обыденно, словно, проделывает это каждый день.

Выходил я из кабинета дяди с чувством, что «ракушки» будут промежуточным этапом и все свои устремления нужно сконцентрировать на оконном направлении. В конце-то концов, не зря же я корпел пять лет над учебниками! По клавиатуре стучать научился. Не так быстро, как хотелось бы и не всегда по нужным клавишам, но, по крайней мере, от компьютера не бегаю в ужасе. Можно попробовать конструктором. Важно для себя уяснить, что на первых порах правильней прислушиваться к советам старших товарищей и не всегда стремиться сунуться первым в любую дырку. Я всегда считал себя человеком разумным и вменяемым и с этой стороны подвоха не ждал. Главное, не напортачить на ровном месте, не опозориться самым пошлым образом… Кстати, до того, как оказаться в офисе, мне ещё предстоит поработать в цеху по сборке окон, по возможности, на всех этапах… Я сам выразил такое желание. Короче, было о чём подумать. Так, вечером нужно позвонить Николаю и договориться о встрече. Надо быть готовым к завтрашнему выходу на работу. Побежал, побежал адреналинчик…

А пока для разминки можно помахать кувалдой и покрутить гаечным ключом пару месяцев. Посмотреть, как живёт рабочий класс, чем дышит… Москву опять же посмотреть, давненько я по ней не катался. Тем более, с этой точки я её ещё не видел. Мне всегда казалось, что самый лучший вариант освоиться в компании – это начать с самых низов, без претензий и лишней ответственности в новом коллективе. Самый лучший способ постепенно со всеми познакомиться, в том числе и с производственным процессом…

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг
5