25-31may
  • Chagrin
    Chagrin
    Оценка:
    133

    Запись в дневнике 2.

    Быстро летит
    Воин отважный,
    Густо разросся
    Бамбуковый лес.
    Приют для волшебных
    И диких зверей.
    Полнится сердце
    Горечью липкой
    При виде картины
    Китая руин.

    Растет на горе
    Древо Фусан,
    В нем заключен
    Жизни секрет.
    И скорбное сердце
    Как опьянело,
    За утешением
    К лисице пошло.

    Реет над домом
    Знамение солнца.
    Куда подевалась,
    Родная звезда?
    Воин отважный
    Выступил рьяно
    Злого врага
    Насмерть поразил.

    В 1937 году при наступлении Японии под Пекином был подорван грузовик с рабочими сталелитейного завода. Все пассажиры этого грузовика во всех документах значатся мертвыми, однако же, одному рабочему удалось выжить. Тяжело раненный, контуженный, он скрылся в зарослях бамбука, что росли вдоль дороги. В этих зарослях он провел несколько дней. Потеряв всякую ориентацию, Чуан Ли (так звали рабочего), блуждал среди бамбука, питаясь случайно попадавшимися грибами и ягодами, имевшими непривычный вкус. Его ждали неожиданные встречи. Первой была крыса. Чан Ли ее съел и ум его приобрел особую легкость и хитрость, ранее им не замечаемую. Крыса пыталась с ним заговорить, но, измученный голодом Чуан Ли не обратил на ее слова никакого внимания. Вторым ему попался бык. Бык был раза в три его крупнее, его пришлось выслушать. Бык предложил Чуану Ли свой рог, пообещав ему особую стойкость. Далее показался тигр, Чуан Ли, не обладавший особой храбростью, обделал свои штаны. Тигр съел Чуана Ли, но, даже после того, как он был съеден, рабочий не потерял своего самосознания, будучи отложенным тигром в виде объемной кучи дымящегося кала, Чуан Ли вновь обрел свою форму, от тигра же ему досталась смелость и ярость. Четвертым на встречу вышел кролик. Он познакомил рабочего со своей женой и обучил его всем нюансам непродолжительной животной любви. От кролика Чуан Ли получил любвеобильность. Пятым прилетел дракон. Благодаря подарку тигра Чуан Ли в этот раз сохранил при себе содержимое своего желудка, а дракон научил его заветному слову, которое поможет призвать его в любой ситуации. Следующей была змея, она научила нашего героя скидывать шкуру и исцеляться. Овца дала Ли свой голос, петух… тоже кое-чему научил, собака наградила слухом и нюхом, свинья научила есть в прок. Окончательно обезумевший Чуан Ли, наконец, выходит к хижине, где его встречает старик, удивительно похожий на обезьяну. Он выхаживает рабочего, откармливает, отпаивает и спать укладывает. Обезьяний старик учит его помаленьку тому-сему. Много рамэна было съедено, много водки было выпито, много опиума было выкурено.
    Вскоре Чуан Ли и его учитель, Сунь-Укун, отправляются в путь, переезжая/перелетая/перепрыгивая из одного города в другой, рабочий знакомится с невидимой армией, стоящей за плечами противника. Они вешали за мошонки гадких тануки, они встречали рыскающих на поле боя дзикининки, они познакомились с компанией девочек, невинных и могущественных божеств, у каждой из которых было мощное оружие: девочка с парапланом, девочка верхом на разжиревшем кролике, девочка с черным призраком и девочка, в обличии старухи. В Нанкине Чуан Ли встречает Лисичку, соблазнительную женщину-оборотня, в которую влюбляется. В Шаньдуне он знакомится с одним из восьми бессмертных, с Ли Геуаем, безобразным стариком с железной клюкой, который становится его новым учителем. В Тайэрчжуан рабочий знакомится с партизанами, там же он собирает себе войско: Ну Коу, утонченный певец Пекинской оперы, Бинг Фу, талантливый переводчик с японского языка и Жи Коу, малолетний сын ушедшего на войну учителя Кунг Фу. Чуан Ли, наконец, призывает Лунвана, дракона и, во главе своего немногочисленного войска разбивает невидимую армию противника. В одном из оккупированных городов встретил рабочий знакомую портниху, вместе они стояли за плошкой риса, вместе начали жить. Показал он ей животворящую силу своего нефритового стержня, вдохнул в нее новые силы.
    Много превращений и битв ждет нашего работника, многие его изменят до неузнаваемости, но, в конце концов, выйдет он победителем…

    Приблизительно так бы выглядела “Мифогенная любовь каст” (далее — “МЛК”), если бы написал ее мой батя, но его расстреляли, да и интереса к постмодернизму он не имел, хотя очень интересовался сказками и мифами.
    Батя не написал, но Ануфриев и Пепперштейн (далее — АиП) — написали. Чтобы адекватно воспринимать этот роман, стоит разобраться с понятием “постмодернизм”. Посмодернисты намеренно избегают наличия какого-либо смысла в своих произведениях. Для автора отсутствует понятие “порядок”, “закономерность”, так что их поиски заведомо гиблое дело, они совершенно абсурдны и лишены смысла.
    Разберем несколько черт, присущих постмодернизму, на примере “МЛК”.

    Ирония, игра, черный юмор
    Одной из ведущих тем книги является война. Тема довольно серьезная и почти неприкосновенная в России. В “МЛК” отсутсвует драма, герои на протяжении всего романа играют в собственные игры со сложными правилами, где каждому отведена своя, определенная роль. Собираются артефакты, враги "перещелкиваются", берсерки с боевым кличем рвутся в бой, лихо орудуя граблями, веслом и подносом. Серьезность задушена на корню всякими смехуечками и пиздахахоньками.
    Если говорить об играх, сами авторы тоже не прочь поиграть: они ловко вертят словами, руководствуясь их созвучием. Вот лишь некоторые примеры: венчаться в Венеции, вечные увечные, лук (луковица) с луком, смола в Смоленске и т.д.
    Мой батя, к слову, тоже любил поиграть значениями и созвучиями. Назвал он меня Лань Чжу, что означает “тухлый бамбук” и так же созвучно “ленивой свинье”. Вот и живу я теперь такой, с гнилым нутром и ленив, как самая последняя свинья.

    Интертекстуальность, или отношение между текстами
    Самое глубокое и проникновенное отношение АиП выстроили с многочисленными сказками, как русскими, так и зарубежными. Сказки, как источник силы, мудрость, вкушаемая с пеленок вместе с молоком матери. Так же в тексте присутствуют многочисленные отсылки к стихам и песням.

    Как же все-таки подзаебала меня эта вся сказочность, фольклор этот ебаный! – подумал он с оттенком раздражения, но тут же осадил себя: – Впрочем, так нужно. Иначе как с немцами бороться?

    Пастиши
    Это комбинирование, склеивание элементов разных произведений. Жанр этого произведения определить невозможно. На днях я слышала такой диалог:

    — “МЛК” — это книга о войне.
    — “МЛК” — это не книга о войне.
    — “МЛК” — это русское фэнтези.
    — “МЛК” — это не русское фэнтези.

    Действительно, в “МЛК” присутствуют и элементы фантастики, и элементы произведений, характерных для литературы о войне (особенно отрывки с партизанами и немцем фон Кранахом). Есть отсылки к некой “духовной” литературе, с путешествием внутри себя, с духовными учителями и путем воина. Есть даже скос в сторону баллад, с периодичными стихотворно-песнопенными вставками.

    Метапроза, или текст о тексте
    И тут АиП верны постмодернизму. Не раз в романе проскакивает книга, под названием “МЛК”, которое расшифровывается как “МОЛОКО”, лишившееся своих букв “О”. И так же упоминается репортер Мурзилка, желающий написать эту книгу. Читая книгу, мы встречаем книгу, которую читаем в данный момент.

    Фабуляция, смесь вымышленного с реальным.
    Считаю, что здесь все комментарии излишне. Мы имеем вполне конкретные исторические события (о которых довольно подробно написал Zatv ) и вполне конкретный вымысел — галлюциноз, помноженный на миф и магию.

    Временное искажение
    Для своего временного искажения АиП очень ловко придумали “временную гармошку”, благодаря которой Дунаев либо растягивал, либо ускорял бег времени, а так же прыгал туда-сюда. Иногда он из времени вообще выпадал (после поцелуя Синей).

    Магический реализм
    Смешение и наслоение реального мира и причудливого мира “потусторонних воинов”, героев сказок, сны Дудаева, упакованные один в другой, все это дает нам право смело отнести “МЛК” к магическому реализму, хоть и отношение “магия/реальность” немного смещено в пользу первого, я бы именовал это “реальная магичность”.

    Максимализм
    Искусство ради искусства. Пришло время поговорить о языке. “МЛК” не самая простая для чтения вещь, она практически не вызывает эмоционального отклика у читателя, больше обращаясь к его уму. Для любого любителя словесных и смысловых головоломок эта книга окажется настоящим наслаждением.

    — Наслаждением?! Эта похабщина и матерщина?? — раздался писк с задних рядов.

    О! Я представляю, как вы читали. При первом же упоминании немцев, выебанных в четыре жопы, на вашем очаровательном личике появилась милая гримаска отвращения, вы брезгливо откинули книгу, рефлекторно вытерев пальчики о свою кофточку в цветочек. Что же с вами случилось, когда вы читали сцену “кормления” Зины в Ленинграде? Готов на что угодно поспорить, тут уж и вы не удержались и сказали нехорошее словечко. Потому что, честно говоря, даже я не удержался. Но это от неожиданности.
    Мат в этой книге присутствует не просто так, на это есть две (как минимум) причины: обычный мужик из деревни, партийный рабочий с завода, который привык работать с такими же обыкновенными мужиками, просто не может выражаться “литературно”. Остается только гадать, на каком языке он говорил со своей женой, Ольгой, образованной барышней. А вторая причина — все та же игра. Бранные слова — оружие на поле брани, ими и оборонялись и нападали. А вспомнить разговоры одесских воров? Да это же просто песня! И интеллигенция, и аристократия, и деревенские жители, и криминальные элементы из 90-х говорят на своем собственном языке, согласно своим понятиям. И, следует заметить, что “рассказчик” говорит так же на своем языке, в лучших традициях русской литературы: "полуразорванная витиеватость”, яркость образов, красота сравнений. Все вылизано, выскоблено, складно, да ладно.
    Ну что, вопросы есть?

    Поднялась та же. В кофточке в цветочек.
    — Скажите, а зачем такое вообще пишут? Зачем такое издают?? Смысла нет, сюжета нет, матом ругаются, еще и книга толстая такая.

    Вздыхает.
    — Понимаешь ли, деточка. Данный роман идет в противовес всему тому, что сейчас издается и печатается в России. Это авангард, это не похоже. Это узколокализованная, местечковая, лубочная проза. Русская-русская. Вот он — русский человек, вот она — Россия. Вот это все: матрешки и кощеи бессмертные, водочка и пельмешки, икона на груди и матное слово на устах. Сюжет и смысл не важен, это портрет. Действительный, пропущенный через призму измененной реальности, но все же угадываемый. В начале прошлого века приблизительно такое же отношение было к сюрреалистам, кубистам и прочим новым “-стам”: фу, зачем это они только таки рисуют, это нереалистично, не достоверно и лишено всякого вкуса и смысла! И портретного сходства не наблюдается, и цвет у лица не такой, да и небо таким не бывает. Тем, кто первые сталкиваются с чем-то подобным, сложнее всего. Надо открыть шоры, надо освободить свой ум.

    Приписка врача: роман пошел пациенту на пользу. Проснулась фантазия и жажда творчества. В конце концов пациент собрал на отделении всех кукол и плюшевых мишек, рассадил их в столовой и устроил им небольшую лекцию о данном произведении. Мыслил довольно логично и последовательно, наконец заговорил об отце. Улучшение налицо.

    Читать полностью
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    126

    Когда-то на ЛЛ был флэшмоб "Напиши рецензию на сказку "Колобок"", и надо было бы тогда выпендриться и написать в его рамках отзыв на "Мифогенную любовь каст", всё в теме, всё славно. Теперь поздно, пролюбили все полимеры, пишем, что пишется.

    Весь роман - восхитительное шапито, держащееся на узнаваниях, связях и параллелях. Незнакомым с ходом Великой Отечественной читать будет чуть сложнее, хотя умные дяди из интернетов давно уже составили все карты, подобрали пароли и написали путеводитель, кто, где, кого и как главный действующий колобок шатал, и что бы это могло значить. Я принципиально не стала им пользоваться, ибо нефиг, надо напрягать собственные крохотки знаний, а не полагаться на чужие расшифровки. Второе "сложнее" - для совсем молодёжной молодёжи, которые не смогут узнать Мурзилку по одному только внешнему описанию, а человечки из букв "Весёлых картинок" в какой-то момент прошли мимо них. Хотя это всё ерунда, роман не претендует на стопроцентное вкуривание каждого образа, и неизвестно, можно ли это сделать вообще. Мне мнится (самое подходящее слово для этой книги), что некоторые вещи вообще имеют смысл только для авторов, какие-то междусобойные шуточки и задумки, которые нам не разгадать. И всё же я тешу себя надеждой, что каждое пополнение культурного багажа позволяет правильно подобрать ещё один кусочек пазла.

    В том же, что это именно пазл, а не бред сумасшедшего, сомневаться не приходится даже и без объяснений умных дядь. После выхода второй части всё стало на свои места, потому что в первой части генератором густого тумана был всё-таки Ануфриев, и когда во второй части он из авторов самоликвидировался, сюжет-образы и сам ход повествования заметно прояснился (и при этом потерял часть своего сумасшедшего обаяния).

    Обаятельная штука, к перечтению обязательно. Оказывается, патриотизм и маргинальность вполне могут уживаться в одном флаконе, если как следует поскрести по сусекам и склеить их вместе, срубив корни гор, украв голос рыб, шум у кошачьих шагов, бороды женщин и слюну птиц.

    Читать полностью
  • num
    num
    Оценка:
    123

    Докладчик: Товарищи, конференция, посвященная величайшему открытию в археологии, захоронению «Пчта Росси» и открытию Первоисточника рада приветствовать делегатов со всего земного шара.
    *аплодисменты из зала*
    Докладчик: Культура доядерной эпохи на данный момент крайне малоизучена, но последняя находка позволила пролить свет на самые спорные факты столь древней истории. Как вы знаете, два года назад при строительстве космопорта было обнаружено загадочное захоронение. Могильная камера имела очень необычный вид – металлическая коробка, разделенная на два сектора. Одна часть, без сомнения, была предназначена для погребения высокопоставленной особы и его супруги, о чем свидетельствует наличие двух кресел. Но погребальная камера оказалась пуста, в отличии от камеры с трофеями, которая расположена за спинами погребаемых. Это явный символ заплечных знаний, упоминания о которых мы встречали при раскопках публичных зданий. «Знания за спиной носить» (*1)
    (1) Изречение цитируется по труду «Первородный грех: почему древние народы заключали детей в тюрьмы» проф. Мак-Арин-Ко.
    Согласно теории профессора Флипке, в подобных камерах находились предметы, необходимые покойным в загробной жизни. В данном случае камера была наполнена разнообразнейшими свертками и коробками, а также запечатанным мешком, который содержал послания живых в мир мертвых. Это первая находка подобного рода. К сожалению, как вы знаете, основная причина малоизученности доядерной эпохи состоит в том, что после Великой Ядерной Войны нечего уже было изучать. Данные артефакты также пострадали под действием воды и времени, но несколько свертков все же сохранились в почти идеальном состоянии.
    Итак, величайшее открытие со времен раскопок музея эротической анатомии (*2), артефакт древнейшего времени, находка, которая позволит расшифровать целый пласт культуры! Розеттский камень, недостающее звено! Все это - «Мифогенная любовь каст».

    Дальше...

    (2) см. сборник «Стрелы любви: от нефритового столба до резиновой устрицы»
    *выкрик из зала* А с чего вы решили, что эта книга имеет ритуальное значение?
    Докладчик: Товарищ, позвольте специалистам судить о важности открытий. Во-первых, само название этого эпохального труда говорит о его мифологических началах. Во-вторых, Двоекнижие было упаковано согласно ритуалам древних людей – в особую бумагу с котиками. Как вы знаете, именно котикам поклонялись в ту эпоху. Ну и самое главное – Двоекнижие на самом деле является Троекнижием!
    *шум в зале*
    Докладчик: Вместе с Двоекнижием в сверток был упакован также полный вариант мифа о Колобке. Ранее мы находили лишь фрагменты, теперь же ученым стал доступен полный текст!
    Профессор Пудило из зала: Почему вы скрывали от общественности полную версию Колобка? Что вы еще скрываете?
    Вместо докладчика в микрофону подходит представитель ООН ДК (*3)
    (3) ООН ДК – Общество Охраны Наследия Древних Культур. Некомерческая организация, занимающая охраной древних культур, к которым традиционно относятся древние руссы, великие китайские предки и соединенные америмексы.
    Представитель: Потому как находка имеет не только археологическое, но и политическое значение. Только спустя два года, после тщательного анализа мы готовы раскрыть все тайны о происхождении человечества.
    *выкрик из зала хором* Это заговор!
    Представитель: Согласно находкам из захоронения стало ясно, что именно культура России и «Мифогенная любовь каст» являются первоосновой для всех остальных культур.
    *шум в зале*
    Профессор Мудико из зала: Это бездоказательно! Вы уже утверждали подобное после открытия перевода «50 оттенков серого» на староанглийский язык!
    Представитель: И данная находка лишь подтверждает теорию!
    Профессор Мудико: Но дебаты на тему первоисточника все еще продолжаются!
    Представитель: Какие могут быть дебаты?! Оригинал датирован 2014 г. по ст. вр., перевод – 2017 г. по ст. вр. (*4)
    (4) см. "От Анастейши до ядерной войны: распад человечества родом из Америмексы?" - Фон Задорнов
    Профессор Мудико: Критики утверждают, что все могло быть наоборот! Может и с МЛК так же???
    Представитель: Глупости! Официальная позиция нашего сообщества однозначна в этом вопросе, и теорию первоисточника подтверждает анализ даты изготовления фолианта. Однако, товарищи, прошу успокоится и продолжать конференцию.
    Докладчик: Для всех сомневающихся мы готовы предоставить текст книги, переведенный нашими специалистами по древнерусскому наречию. Совместно с коллегами из разных стран было установлено, что герои европейского эпоса на самом деле имеют русское происхождение!
    *шум в зале*
    Профессор Пудило: Были ли расшифрованы магические заклинания, которые произносит Дунаев? Почему в версии книги, предоставленной общественности отсутствуют магические формулы?
    Представитель: У вас недостоверная информация!
    Докладчик: На данный момент подтверждено, что теория об родственных связях Мальвины и Синей Бороды верна.
    Профессор Мудико: Есть ли вероятность, что они являются прародителями Смурфиков?
    *шум в зале*
    Докладчик: Но наибольший интерес представляют связи между легендарной женщиной-воспитателем (*5) и несколькими детскими персонажами, которые ранее считались независимыми друг от друга. Алиса, Дюймовочка, Пэппи, Элли, Вэнди, Мальвина, кто еще? Исследования продолжаются.
    (5) см. «Мэри Поппинс: возмездие с зонтиком. Реальная женщина или сборный образ?»
    Докладчик: Много вопросов также вызывают древнейшие мифы, известные нам по фрагментарным находкам в тюремных детских домах (см. п.1), к ним относится сказание о Винни-Пухе, Карлсоне, Питере Пэне, Гудвине, Мумми-тролях.
    Представитель: Я вынужден остановить Докладчика. В связи с тем, что все шире распространяется культ Свидетелей Дунаева, мы не станем на данной конференции обсуждать религиозную составляющую и перейдем к исторической части.
    Докладчик: Но…
    Представитель: Приказ свыше.
    Докладчик: Итак, следующий вопрос посвящен открытию того, что Большую войну, которая длилась по нашим данным всю первую половину 20 века по старому летоисчислению, необходимо разделить на две отдельные войны.
    *из зала* Но ведь есть свидетельства о боевых действиях на протяжении всего периода!? Как вы объясните найденные отрывки из Солж-И-цына?!
    Представитель: Тишина в зале!
    Докладчик: Наши специалисты по истории Великой войны составили карту и хронологию действий (*6), поскольку «Мифогенная любовь каст» является летописным изложением похождений полубога Дунаева во времена войны. Также мы можем утверждать, что эта война породила культурных героев многих стран. Дунаев был известен и ранее, под именем Колобок. Сказание о боге-Колобке известно нам уже давно. Как вы знаете, считается, что Колобок – это бог солнца, покровитель Древней России. Это бог-воитель, побеждающий территориальных богов, зашифрованных под именами Заяц, Волк, Медведь. До сих пор нам было неизвестно, чем заканчивается миф, но теперь знаем доподлинно, что в тексте содержалось пророчество об апокалипсисе под именем Лиса. По новейшим данным, Дунаев – это одновременно и сам колобок, и его сын, рожденный от самого себя после поедания собственного тела.
    (6) См. "Коричневая чума на самом деле коричневое дерьмо? Правда и вымыслы о войнах аборигенов" под ред. Ду-Ду-Кина.
    Докладчик: Не менее важным является тот факт, что мы, наконец-то, готовы опровергнуть изначальную теорию о времени захоронения мумии из Москвы. Как вы знаете, считалось, что это погребение относится к более позднему периоду, точную дату и личность установить не удавалось. Все знают о проклятии Красной Мумии, все, кто участвовали в раскопках оказались заражены неизвестным вирусом, начинали картавить и требовать «бгоневичок». Сопоставив имеющиеся факты с текстом книги, в которой говорится о некой мумии из Кремля, имеющей религиозное значение, мы пришли к выводу, что Ленин и Красная Мумия - это одно и то же лицо.
    Профессор Пудило из зала: Вы хотите сказать, что и развалины красного города тоже относятся к более древнему периоду? А как же быть с версией о пришествии инопланетян, которые построили Кремль? Известно, что технологии того времени не позволяли столь монументального строительства!
    Докладчик: Этот вопрос нам также удалось решить. Разрабатывается теория о божестве Каменном, которое пришло из космоса и свои детородным органом воздвигло величайшие архитектурные памятники. Нам уже удалось идентифицировать монумент Женщины с мечом, как прародительницу всего человечества. Подобные находки были сделаны в разных уголках земного шара, последняя из открытых найдена на территории, ранее заселенной Америмексами.
    *выкрик из зала* Это правда, что в книге говорится о втором пришествии Дунаева?
    *шум в зале, крики*
    Докладчик: Это всего лишь теория, прошу успокоится!

    *в зал врываются Свидетели Дунаева и наступает полная Энизма*

    Читать полностью
  • Clickosoftsky
    Clickosoftsky
    Оценка:
    86

    I. Попалось, как нарочно

    — Избушка-избушка, повернись ко мне лесом, к заду передом!
    — Вы ставите меня в филологический тупик своими авангардистскими идиомами.
    — Чо?
    — Да, примерно это я и имела в виду.

    (с)етевое

    II. Одни заголовки, или Профдеформация не дремлет
    Чистилище-Лесилище (Гноилище)
    Я фас умаляйт: ФАС!!!
    В гигантской тени парторга
    ЛПП (Ложь, Пиздёж и Провокация) [1]
    Кривляясь
    Игра в бирюльки [2]
    Изъёбисто
    Кастаненада, или Кастанедовка на мухоморах
    Приключения ничейного мозга
    Смехуёчки и пиздохаханьки
    В молоко
    Изумленье с привкусом корицы
    Ни проглотить, ни выплюнуть

    ...можно продолжать. Можно было бы из одних заголовков рецензию настрогать (это рассматривала как один из вариантов), но и высказаться тоже хочется.
    Милости прошу под кат нашего шалаша.

    Дальше...

    подкат

    III. Игра в бирюльки
    Предсказание астрологами месяца похмелья сбылось ещё раз — причём самым пугающим и противоестественным образом. Все симптомы были налицо: от ноющей тяжести в черепной коробке до периодических позывов броситься с объятиями к белому фаянсовому другу [3]
    Огромное поле игры, где двое бросают кубик, на гранях которого точками значатся мёд стихи сперма хохот дерьмо полёт. Квест длится линейно, бесконечно, укладываясь в поле всё новыми складками, сказками, петлями (последние вызывают мысль о «простом расчёте», к которому пришли, например, некоторые читатели), финальной скользящей петелькой, наконец. ФишеГГ немного, раз-два и обчёлся, а шелупонь второстепенных персонажей демиурги А. и П. небрежно, ребром ладони, как карандашные стружки, сдвигают за пределы игрового листа.
    Что касается собственно героев — мне Юрген фон Кранах понравился. О нём бы ещё почитала с удовольствием. Отличный персонаж получился.

    IV. Война и (детский) мир

    По эпичности и грандиозности замысла какая-нибудь "Война И Мир" и рядом не стояла

    (из отзыва на озоне)

    Слово «эпичность» заменила бы на «ебичность», а после «замысла» добавить в скобках «но только замысла!», и всё будет верно.
    Для некоторых читателей главным жупелом МЛК явилось святотатственное отношение авторов к Великой Отечественной войне, глумливое её переосмысление. Если брезгливо счистить с фактов всё, чем облепили их авторы, можно обнаружить, что история не так уж и пострадала: нет ничего нового, что не было бы изложено нам в учебниках истории (вполне советских при этом, авторы сами по таким в школе уроки отвечали, надо полагать). Так что не очень это меня травмировало. И мне совершенно не хочется, завернувшись в траченный молью плащ провинциального трагика, гундеть себе под нос:
    Мне не смешно, когда маляр негодный
    Мне пачкает Мадонну Рафаэля,
    Мне не смешно, когда фигляр презренный
    Пародией бесчестит Алигьери...

    И только от Киева, развороченного войной, ныло сердце.

    Другое дело, что Ануфриев-Пепперштейн поизвращался елико возможно над тем, что до смешного (может быть) дорого: над детской литературой. Чем она-то не угодила борзописцам?! Причём осмеянию и насилию подверглись не только фольклорные баечки, но и авторские произведения. Нет, я не против ни постмодерна, ни пародии, ни центона: наоборот, радостно кидаюсь всякое такое читать. Но здесь (один только пример) Карлсон — штандартенфюрер, трахающий Малыша, причём в гробу. Мне как-то Птица Карлсон милее.
    Упоение безнаказанностью? За такое, знаете ли, в порядочных домах и канделябром можно огрести.
    Суки авторы. Никогда им этого не прощу.

    V. И заебали ржущие герои
    Вас нет? Меня — да. Я не знаю, что смешного АиП нашли в своём вытворении, но персонажи то и дело хохочут, ржут, лопаются от смеха. Довольно быстро это побешивать стало. Потому что само повествование уныло донельзя, попросту скучно, невзирая на все дикие фантазии, навороты, вставленные не иначе как для привлечения внимания готового отрубиться читателя порнографические сценки и другие выебоны.
    Первый раз рассмеялась на с. 1839/3365 (то есть уже перевалив за середину этого тёмного леса), когда один из персов счёл Мальвину дочерью Синей Бороды.

    И ещё о рефренах, чтобы больше к ним не возвращаться.
    Один из настырно (и необъяснимо) повторяющихся в двухтомнике образов — кружева. Видимо, авторы в упоении от своего творчества. Кружева бумажны, как плебейская снежинка, вырезаемая для украшения зияющей пустоты оконного проёма звонко лязгающими ножницами-авторами (которые и есть те самые два конца — посредине гвоздик).
    ...И тут, блин, про мумию Ленина!!! >_< Почему «и тут»? [4]

    VI. Аллюзии и иллюзии
    Детские, сказочные, литературные, исторические и советские намёки книгу просто переполняют. И вот Phashe , к примеру, считает, что все раскиданные по тексту отсылки, аллюзии и прочие реминисценции надо понять-вычленить-осознать, а иначе и читать не стоило. Решительно возражаю.
    Обратимся к лесу передом к авторитету Макса Фриша, который лапидарно заявил:

    Есть вещи, которые происходят вовсе не для того, чтобы их понимали.

    С «Мифогенкой» та же херня (если вы понимаете, о чём я — и это тоже отсылка, причём сразу куда подальше). Надо, на мой взгляд, погрузиться в текст — как бы вам ни воняло, да! — и катиться по нему колобком на манер Дунаева. Весь мусор из говна и палок, который на ваши многострадальные бока/мозги налипнет, должен организмом усвоиться, переработаться и на выходе... кхм! я хотела сказать, что читатели МЛК участвуют в создании смысла не намного меньше писателей. Хотя бы потому, что ассоциации у каждого свои.

    Пример? Рассмотрим :)
    Многие ли заметили, что день рождения Дунаева — 29 февраля?.. Явно не просто так дата выбрана. О чём она говорит?
    а) Дунаев буквально празднует ДР один раз в четыре года. Четыре года продолжалась война. Кстати, ни 1942, ни 1943 годы високосными не являются, поэтому в них не было 29 февраля, вот ведь незадача;
    б) 29 февраля по народному календарю — Касьян. Святой Касьян — покровитель неудачников;
    в) откроем главу первого тома МЛК под номером 29. Она называется... правильно, «Кащенко». А второго тома? «Доктор». Доигрались со смыслами.
    И да, некоторые из них отбрасывают тень в будущее. Печаль от плакатов Боуи в комнате Наденьки-Настеньки была совсем свежей.

    VII. Поговорим о странностях любви, или лучше не надо?..
    Был сто лет назад такой анекдот, про четыре вида любви [5]
    Вот мне наше, кхе-кхе, групповое-долгопрогулочное прочтение сей опупеи этот анекдот явственно напомнило. Даже кажется этак туманно, что восприятие «Мифогенки» несколько с возрастом связано.
    Совсем детишечко: «Гыыы, там про сиськи-письки, все трахаюццо, дай, дай почитать, а то я твоей мамке скажу, она тебя ремнём!..»
    Юноша бледный (от онанизма) со взором горящим: «Так их, так! Аффтары, вы гении! Сбросим всех этих самых с корабля современности, покажем им козью морду, хэ и пэ!»
    Нежная фиалка, уже считающая себя взрослой, а иногда и замужней: «Фуфуфу и кококо! Как можно! Немедленно в душ! Ах, я вся грязная от этой грязной книжонки!..» *но всё равно дочитывает*
    Старый солдат, который не знает слов любви: «Ну, это вы загнули, конечно, через три локтя вашу мать, в бога, в душу с присвистом! А скучища-то какая получилась... Нет, оно понятно, что вы можете и так и эдак, и в шестой позиции, и спинками, что бы там попугай ни говорил... А сказать-то вы что хотели?»
    Таковы четыре уровня этой аццкой карусели, причём не только вселенского траха это касается, но и остального книжкиного содержания.
    И не просто так я слово «карусель» употребила. Оно мне представляется наиболее верным при описании архитектуры «Мифогенной любви каст». Да, в III. я говорила о линейности квеста, но одно другому не противоречит: просто изрядные отрезки повествования имеют почти невидимый радиус закругления, как колесосососасасансары, на ободе которого, от одной стены до другой, с визгом катаются мелкие чертенята (интересно, кто-нибудь узнал образ? Если да — дайте знать, хоть сама узнаю, откуда это, хех).

    VIII. Встать на табуретку
    Любопытная составляющая 1300-страничного опуса — стихи.
    Во внутрикомандной переписке делилась с сойожеками:

    ...меня на стихотворных вставках стыд до испарины пробивает: тоже таким по юности баловалась, прямо размеры и обороты свои узнаю :[
    /.../
    мне кажется, там обратная связь. один автор брал готовые стихи другого и вмонтировал их в текст. и, сдаётся мне, часть текста написана типа «по мотивам» этих самодостаточных абсурдистских/концептуалистских стихов.

    Правильно «сдавалось», как стало понятно позже.
    Стихи, не открою америчку, очень разные, от проникновенных до блевотных, от поражающих небанальными метафорами до поражающих же (но в отрицательном смысле) идиотскими рифмами типа: «трава – беда», «огне – столе», «закутке – сосне» *facepalm* Вот совершенно не обязательно было в книгу ВСЁ это тащить.
    Безусловный (для меня, естественно) шедевр один — стих про Квентина Фарецкого (добавила в цитаты, не в силах расстаться). Было бы круто, если бы кто-нибудь спин-офф про этого внесценического персонажа замутил. Подписалась бы загодя.

    К поэтическим же изыскам отнесу и «грёбаных святых»: беспощадной длины предложение страниц, кажется (не проверяла), на пятнадцать, состоящее исключительно из «имён» этих самых святых. Думается, каждый может тут себе покровителя найти :)) Выбрала для себя таких: Святой Тонкого Тихого Смеха и Святой, Позабывший Печаль (на Кс’амда похож, пусть будет), а для strannik102 — Святой Усмехающийся Дельфин (Отражающий Других Святых Своим Мокрым Телом). А, ещё есть Святой Нерождённый Сострадающий Странникам (тоже годится).

    IX. Жанровая сценка, или Верёвка хороша длинная, а шутка короткая ©
    Если всё-таки с дотошностью (от слов «до тошноты») сторонника музыкального мелочизма попытаться определить жанр этого чудовищного произведения, то я сделала бы ставку на «до неприличия затянувшееся буриме».
    Или вот ещё: «молчанка наоборот» (игра такая) — кто первый заткнётся, тот и проиграл. Пепперштейн сделал Ануфриева как стоячего, что никоим образом его — то есть Пепперштейна — не остановило, увы.
    Если досюда дочитали, переходите к примечаниям спасибо за внимание [6]

    Примечания:

    [1] об этом отдельная история. в редакции нашей газеты каждый февраль случается такая беда, как ЛПП. на самом деле это всего лишь «Лучший По Профессии» — ежегодный отчётный праздник, на котором подводятся районные итоги того, что раньше называлось соцсоревнованием. такое вот наследие советских времён.
    выбирают ажно двадцать человек (каждый лучший в какой-то отдельной профессии) и четыре-пять трудовых коллективов — по сферам деятельности. конечно, в районе, насчитывающем 24 тысячи населения (из них 14-15 тысяч в райцентре, а из общего числа треть — пенсионеры), это немного смешно выглядит. а для корреспондентов — печально. потому что они должны с сатанинской скоростью написать по статье о каждом из номинантов. да ещё и с фотографиями >_< доска почёта, ога.
    в работу эти файлы (заметки и снимки) идут с пометкой «ЛПП», что давало основания нашему бывшему техреду кричать периодически: «ложь, пиздёж и провокация!»... после чего данная аббревиатура закрепилась как эвфемизм: когда и надо бы крепко и основательно высказать своё отношение к какому-либо аспекту окружающей действительности, да нельзя открытым текстом.

    [2] см. часть III.

    [3] после прочтения первой трети монументального бонуса решила, что надо бы его временно бросить во избежание интоксикации и заесть чем-нибудь другим, простым и милым. выбор пал на «Большую перемену» , и всё было бы хорошо, да только в книге оказалось ДВЕ повести. закончив чтение собственно «Большой перемены» и перевернув страницу, вижу название: «Колобок по имени Фаянсов»... вот тут мне и впрямь поплохело.

    [4] незадолго до новой Долгой Прогулки играла в сетевом конкурсе, где один из участников был страшно недоволен, что рассказ с мистическим участием забальзамированного тела первого руководителя советского государства не был оценён по достоинству. я кротко заметила ему, что существует как минимум два известных фантастических рассказа фактически на тот же сюжет, с одним и тем же названием — «Мумия»: Андрея Лазарчука (1991) и Андрея Столярова (1996). недовольный конкурсант, поворчав, свернул претензии и пообещал ознакомиться с первоисточниками. а тут — здрасьте, снова-здорово!

    [5] есть четыре вида любви: драматическая, трагическая, комическая и философская.
    драматическая: есть кого, есть чем, но негде.
    трагическая: есть кого, есть где, но нечем.
    комическая: есть где, есть чем, но некого.
    философская: есть где, есть чем, есть кого... но зачем всё это?

    [6] а вот теперь действительно спасибо за внимание. и за терпение тоже. ничего-ничего, вся ДП ещё впереди! : D

    Читать полностью
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    61

    Возможно, что одной из основных особенностей этой книги будет вариативность оценивания её разными читателями в самом широком оценочном диапазоне: уверен, что найдутся те, кто выставит 5 звёзд и нажмёт на страстное сердечко, но точно так же уверен и в том, что будут оценки в 1 и 2 звезды. Моя собственная оценка в этом смысле далека от оригинальности и составляет 3,5 милосердных звезды (причём половинку я включил только за финальную идею — этот придуманный авторами переход от магических Сущностей к сказочногеройским игрушкам внучки парторга Дунаева показался мне забавным и не замученным клишированием).
    Однако вот эти 3,5 звезды являются числом комплексным, составным, комбинированным, а может быть даже и целой формулой, состоящей как из положительных, так и отрицательных чисел, а также разных ради_калов, мнимых единиц и прочих иррациональных составляющих — разные кусочки текста заставляли оценку суетливо метаться по нашей пятизвёздочной шкале. И, во всяком случае, ПИ в этой формуле присутствует точно — как минимум пару-тройку раз вырывалось из меня ответное крепкое русское словцо с началом из этого самого заветного Пи. Словцо на ПИ, которое обычно принято опять-таки заПИкивать...

    Ну, вот раз вынесло меня сразу на эту тему — крепких русских словечек, — так с неё и начнём. Обилие самого низкопробного мата в этой книге порой просто зашкаливает. И если бы не предварительная внутренняя готовность в таковому содержанию и не некая прелюдия, состоявшая из чтения книги основного задания (правда в апгрейденном Гулливере, с его эротическими приключениями, разнокалиберных и утомительных матов не было, но вот сексуальных деталек зато хватало), так и вообще можно было бы ставить унылую категоричную единицу. Единицу не за то, что маты присутствуют, а за то, что маты убогие и примитивные — всего-то и есть, что два базовых имени существительных, которыми чаще всего обозначаются мужские и женские половые органы, и одно прилагательное, характеризующее взаимоотношение/взаимодействие между первыми двумя. А незначительные вкрапления других барковско-заборных выражений только оттеняют бедность матерного лексикона... авторов? героев книги? Да, честно говоря, и разбираться не хочется! Просто гоняющие в реале в футбол или тискающиеся на приступке у подъезда подростки нашего двора порой изъясняются куда забористей и красочней, заковыристей и сочней.
    Не б0льшей выразительностью наполнены и разного рода сексуальные сцены, позы, диспозиции и мизансцены — примитивный трах, низкопробная возня тел_одвижений, в общем никакой высокой эротики, но сплошь непотребство. Хорошо хоть до копрофилии и копрофагии, и всяких там «золотых дождей» и прочих «вкусностей» дело не дошло...

    Кстати, о прелюдии — поскольку предполагается, что мы имеем дело с литературой (литературой?) абсурдистского толка, характеризующейся слиянием воедино логики абсурда и абсурдной логики, то звучание в качестве своеобразной прелюдии соответствующих треков может помочь настроиться на книжкину абсурдистскую волну. Не буду давать точных рецептов и плейлистов, но вот у меня сразу же возникли ассоциации с «Иероглифом» и «Египтянином» от Эдмунда Шклярского и Пикника, ну и ещё наверное БГ и Аквариум подойдут... В общем, растормозите свой умзаразумзашёл и вкушайте это литературное ирландское рагу.

    Что касаемо содержательных идей, то вот эти представления о том, что происходящая в тонких мирах и магических сферах «игра магов в войнушку» отражается здесь, в нашем мидгарде, войной настоящей, далеко не новы. Возьмите хоть коротенький рассказ Рея Брэдбери «Коса» или роман Злотникова «Собор» (любители и ценители такого рода литературы могут назвать ещё не одно подходящее произведение) — как говорится «паны дерутся, а у холопов @@@ трясутся чубы трещат». И потому дальше всё уже просто упёрлось в фантазии авторов. Ну и как-то мне богатства ихиной фантазии на душу не особо легли, как-то и скучновато было, и мутновато, и другие вторые смысловые планы никак не хотели вылезать из недр подсознания, как бы ни старался я «расслабиться и получить удовольствие». Мучиться не мучился, но и приятно не было...

    Хотя нет, были места, где просто откровенно хотелось швырнуть книгу в стену (вот тут как раз едва-едва не прорывались собственные паранормальные выражения и возгласы), и останавливало только то, что в руках был мой собственных работяга-букридер, а не книжное издание. Точно помню, что это было при чтении отдельных виршей — вот где расколбас по полной! И вот ещё сказки — ох уж мне эти сказки! ох уж мне эти сказочники! — по стилю напомнило «лучшие» образчики американских комедий типа «Тупой и ещё тупее».

    Если вскользь коснуться всяких событийных великоотечественных событиев и отражение их в этом труде, то поскольку я историю Великой Отечественной войны знаю... ну, допустим, удовлетворительно, то никаких таких новых открытиев и познаниев для меня по этой теме не было. Наоборот, если быть серьёзным, то можно вовсю упрекнуть авторов в том, что пропущены некоторые крупные фронтовые операции и напрочь упущена война с Японией и разгром Квантунской армии (хотя тут можно придумать, что наш магический парторг в этой кампании Советской армии участия не принимал, и что победу в ней потерпели американские «парторги и коммунары»). Т.е., рассуждая теоретически, вполне возможно, что книга и даёт пищу для размышлений и предоставляет повод поинтересоваться историей Второй Мировой войны взявшимся её читать пацанам и пацанкам, но всерьёз предполагаю, что их прыщавые морды скорее всего будут с удовольствием смаковать фаллические и вагинальные символы и с гоготом перетирать технологию их взаимодействий...

    Наверное, сочиняя свою книгу, каждый автор ставит перед собой определённую цель, стремится добиться какого-то результата, мечтает объять что-нибудь необъятное и постичь очередное непостижимое... Чего хотели добиться авторы этой книги? какую такую цель ставили они перед собой? что визуализировали в качестве результата? каковы были габариты той необъятности и горизонты непостижимости, к которым они стремились? — боюсь что эти вопросы для меня так и останутся навсегда без ответа. Ау, парни, вы слышите — я вас не понял!

    А вот теперь пожалуй просто повторю своё собственное высказывание, сделанное в одном из комментариев под рецензией на «эротического Гулливера»: ...абсурдистская литература воздействует вовсе не на сознание, по крайней мере не напрямую. Но просто при чтении под влиянием читаемого из подсознания (расторможенного чтением!) читателя выплывают разного рода отклики в виде смыслов, образов, мыслеформ и прочего. Так вот при чтении этой книги (МЛК) у меня никаких таких особенных штучек не выплыло, что позволяет мне утверждать, что по крайней мере лично для меня эта книга оказалась практически бесполезной (разве что знакомство с такого рода литературой и авторами).

    PS Пока мы тут вершили судьбы книги, из компетентных источников поступила информация, что магистрат и мэрия Венеции намерены подать на авторов книги в суд — за потерю сим славным городом девственности. А вы думали всё так просто? Нифига! :-))

    Читать полностью