Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • огромный белый плоский воротник, так называемые брыжи
  • И я люблю, чтобы изображенное на черном фоне тоже было черным. Чтобы они сливались. И только «сердце на крючке» вам тогда подскажет, где фон, а где свой человек.
  • Русский черный юмор – это вторая религия.
  • раньше стоячий член как бы перечил остальному телу, словно взбунтовавшийся революционер.
  • Да минует говнецо
    Твое юное лицо!
  • для настоящего воина и каша – оружие.
  • Да, несмотря ни на что, выпал снег. Уже несколько недель он пытался овладеть лесом
  • … и красный вождь, и белый офицер,
    Всегда, для всех, открыта эта дверь!
  • город был как сон, застилаемый поутру прозрачной дымкой и криками чаек.
  • загадочные дворики, открывающиеся на миг, в короткое мгновение поворота головы, когда проходишь по улице, и таинственные закоулки остаются за твоим плечом, порождая сожаление и роняя каштаны, как слезы…
    Эти тенистые улицы, уютные и распластанные, как женщина на постели. Куда они ведут? Утицы переходят в улочки, с мусором в подворотнях и кошками на заборах из камня-дикаря. Уточки, тихие и сонные, перетекают в переулки, где стерлись номера дворов и уменьшились домики, где уже ноздри ощущают запах соленого моря и слышен шелест каштанов и черешен, проду
  • Наступление детства идет
    На глупейших, беспомощных взрослых!
    Для детей может быть лишь «вперед»,
    Невозможно понятие «поздно»!
    Это бой с неизбежностью времени —
    Битва с тяжестью медленных дней,
    Бунт плодов против липкого семени,
    Бунт вещей против синих теней.
    Это рыжих веснушек восстание
    Против синих сплошных облаков
    За ночное в окошко влетание,
    Похищение детских голов.
  • ухал, клокотал, звенел, задыхался, пищал,
  • вот мы какие ребята, изьебистые да затейливые!
  • Дунаев метался словно внутри зашифрованного текста, наталкиваясь на конспиративные уловки, на неуклюжие и
  • Научился кое-чему у того, что здесь раньше было. А оно потом ушло и все мне оставило»