aprilsale
  • Kate_Lindstrom
    Kate_Lindstrom
    Оценка:
    38

    Нет, к такому никогда не бываешь готов. Когда дорога, расплывающаяся перед глазами, вихляет скалоподобными холмами, и все в твою голову. Внимание! В твою, да, именно голову, так.
    Восстанавливаю память по старым плейлистам, а М. едет к маме. Едет, идет, скачет. Инвалид, калека, воплощение себя, своего сына, своего отца. А что поможет ему, в той реальности, где идет/не идет дождь, где любая поступь - это отражение, припадающее сухими губами к роднику безумия?

    Вы никогда не встречали на дороге своего двойника? А себя самого?
    Мо. вам расскажет, как оно бывает. Возможно.
    Куда идет он, едет, может быть. Давит собак. Использует велосипед, убогий, ищущий маму.
    Встрепенитесь, ему больно, посмотрите же на него, он не видит из-за дождя!

    Лежать в палате чисто, сухо. Грязь - она вторая кожа, но они заберут и ее. Велосипед, наверное, оставят. Рот до гримасы, и сколько нужно использовать слов, чтобы описать здоровое безумие? Нужны они все. Все языки, все алфавиты.
    Мол., как же тебя там звали, черррт побери?

    Бросай велосипед, скукожься до момента зачатия, прокрутись назад во времени, найди то, что утратил навсегда. Рот запечатан, и слов недостаточно много. Мало.
    Молл... играет, падает. Нога не будет больше слушаться, жизнь больше не будет течь, плыть, вытягиваться. Скорее уж он перед ней. По весне. А может, летом. Когда будет и не будет полночь. Система пересчитывания камней... Скажи им, что было твоим именем!

    Собери велосипед из набора конструктор. Молло слушает!
    Вертикально достигнет пункта назначения: одновременно А и Б, альфа, омега, точка сингулярности и проч. Он вам не какой-то там психованный!
    Да посмотрите же на меня. Я все еще иду. Еду. Молло, как звон колоколов.
    Куда, и зачем, и что мы будем делать, когда прелесть новизны исчерпает себя? В какую сторону ползти, покажите, я верую вам. Я верую в вас.
    Моллой!
    Его зовут Моллой!
    И меня. И всех нас. Мо-л-лой. Мо-ллой.

    Для тех, кто ничего не понял:
    Я правда не знаю, как рецензировать гения, плескавшего ведрами хаос на страницы книг. Мне хочется быть яснее, но Беккет запретил мне. Считайте, что у нас ментальная вневременная связь, и я, о-хо-хооо, посыл получила. Что до вас, немногие, добравшиеся до сей буквы, то вот, держитесь, сокровенное: читайте. Аккуратно, только ныряйте с головой. А думать, как Моллл-ллой, я буду еще долго, да.

    Автор, после которого я гарантированно ору внутрь себя.
    После которого срочно к зеркалу - проверить, на месте ли голова, разум, я.
    Он с мясом выдирает что-то духовно близкое мне. В двух коротких предложеньицах бывает целая жизнь, больная и одинокая.
    В нем столько образности, что я бы снимала фильмы (числом - бесконечность) по его душераздирающим словам. Невозможные фильмы носятся в моей голове от его слов...
    У каждого есть, во что верить. Я за свою небольшую жизнь прочно уверилась лишь в хаосе, что позиция, скажу вам, так себе. А Беккет, он мне ходит по мозолям будто бы. Чечетку на мозге отплясывает, размахивая полосатым платочком. И я не прощу его за то, но умоляю из раза в раз - еще только горсточку кипящих слов, пожалуйста. Окатить сердце ведром гвоздей. Зачем? Просто. Чтобы понять, что

    Я все еще здесь, я все еще жив

    -  как пела советская постпанк команда.

    Читать полностью
  • sibkron
    sibkron
    Оценка:
    23

    "Моллой" - математически выверенный, эстетически совершенный роман Сэмюэля Беккета.

    Чаще всего автор в своих произведениях представляет отношения при помощи взаимозависимых и взаимодополняемых пар, будь то Владимир и Эстрагон, Хам и Клов, и многие другие. В данном романе такие связи могут представлять комбинацию как в гэге с камешками (симметричную и ассиметричную). Вот при помощи пар и удобней всего рассмотреть роман. Если их условно поделить на три группы, то это будут социальные отношения, религиозные и символические.

    1. Социальные: Моллой-мать, Моран-сын, Моран-Моллой

    Мать (Моран) - Моллой (сын). Родитель - деспот, сын - аморфное существо, но способное прятаться и бежать, значит бороться. В данном случае пары идентичны.

    Моран-Моллой. В какой-то момент возникает мысль, что Моран и Моллой не просто двойники, они - одно лицо. Моран Моллоя не нашел (или условно не нашел, был момент, когда Моран столкнулся с неизвестным стариком). По факту он сам стал Моллоем, или как минимум последний его внутренним "Я" (а может и был?).

    Ключевой момент. Если Беккет изобразил цикличные отношения (сначала Моран - мать, затем - Моллой), то можно предположить, что сын Жака Морана - это такой маленький будущий Моран-Моллой. То бишь сын заранее обречен быть пораженным болезнью и стать таким же отверженным как отец.

    2. Религиозные: Габер-Моран, Йуди-Моран, Моллой-полицейский, Моллой-Лусс

    Габер, он же полицейский, он же Лусс - скорее всего посланники некоего высшего разума - Йуди/Нотта/Годо. Есть некая безысходность в повторяющейся судьбе героев. Беккет даёт надежду на исправление, но факт остается фактом - люди с годами практически не меняются, как Феллиниевский Марчело.

    3. Символические: Моллой-Анкилоз (болезнь), Моран-Анкилоз (болезнь)

    Анкилоз по сути может быть ещё одним двойником Моллоя. Болезнь символизирует окостенение души, очерствление, которое приходит с годами. В цикле парных взаимоотношений сын Жака Морана обречен получить своего Моллоя (анкилоз). Но можно ли все изменить? Можно. Ведь относись Моран к своему сыну по-другому можно было бы разорвать этот цикл. И уж на сколько был бы обречен влачить существование данный отпрыск точно не зависело бы от каких-то камешек.

    Читать полностью
  • FoxyJull
    FoxyJull
    Оценка:
    21

    Любите ли вы психов, как люблю их я...?

    Скажу честно, с первого раза эту книгу я не осилила - просто почему-то перестала ее читать, решив вернуться позже. Спустя год вернулась...
    У меня с детства страсть к не совсем нормальным людям, к таким, которых называют "со странностями", и чем больше странностей, тем больше интереса с моей стороны. Я даже недолго мечтала стать психиатром =). Так вот "Моллой" прекрасная возможность не только посмотреть и понаблюдать, но и самому не на долго стать таким.
    Первая часть - один огромный абзац - поток сознания Моллоя. На мой взгляд, сначала трудновато читается. Зато потом привыкаешь и создается ощущение, что ты находишься в голове у главного героя, наблюдая за движением всех механизмов и шестеренок. Ты не смотришь на него со стороны, нет, напротив, ты, как будто проникаешь в его сознание и оно полностью замещает твое. Как только перестаешь читать, срабатывает выключатель и ты снова на своем месте - "в себе". Вся первая часть буквально "выключает" тебя из жизни.
    Вторая часть несколько отличается стилистически, и дает иной взгляд на ситуацию. Возможно, мы увидим Моллоя в прошлом и поймем, как он дошел до жизни такой...а возможно нет, в произведениях Беккета нельзя однозначно сосчитать количество героев и понять есть ли они вобще.
    Ярчайший образец модернистской литературы, который стоит прочитать, хотя бы в ознакомительных целях.

    Читать полностью
  • AdrianLeverkuhn
    AdrianLeverkuhn
    Оценка:
    12

    «Моллой» стал моей первой книгой Сэмюэля Беккета, и книгой довольно удачной. Давно я намыливался её купить почитать, но всё руки как-то не доходили.

    Заметка первая: никогда не верить описанию произведения от издательства «Текст». Если у других очень даже неплохо можно по ним ориентироваться и понять, что тебе нужно, и даже большой пафос не мешает, то тут как-то тухловато. «Этот слабоумный калека с яростным нетерпением ждет смерти - как спасения, как избавления от страданий, чтобы в небытии спрятаться от ужасов жизни» — цитата из описания, на которую я повёлся. Какое яростное нетерпение? Какое ожидание смерти? Человек, который с двумя больными ногами при помощи рук и костылей пытался выбраться из леса и при этом бьёт какого-то мужика, явно не смерти своей жаждет. А на такие сильные и сложные эмоции, как яростное нетерпение, он, мне кажется, уже и вовсе неспособен.

    Но первая часть книги, собственно, путь Моллоя, написана просто шикарно. Это один огромный абзац на 140 страниц, эталонный поток сознания. Можно проследить, как перескакивают с темы на тему, путаются и распутываются, пропадают и восстанавливаются мысли слабоумного Моллоя. Он может пообещать не рассказывать о чём-то, дабы не отвлекать внимание читателей, и забыть об обещании, рассказать. Может слететь прямо с темы из-за какой-то подвернувшейся мысли, которая уведёт его в далёкие края.

    Как я понял по комментариям к книге, его предпочитают видеть символом человечества, которое куда-то идёт и всё такое. Мне не очень нравится это сравнение. Не из большой любви к человечеству, нет, просто как слабоумный калека, у которого есть длинный монолог и персонаж которого полностью раскрыт, он гораздо сильнее, чем вот такой вот отстранённый символ.

    А ещё в описании не упомянуто наличие второй части. К слову сказать, гораздо более слабой, чем первая. Но она выруливает за счёт концовки, которая мягко показывает, кто же таков Моллой. Может, конечно, я и не прав (но, думаю, это как минимум один из вариантов автора), но интересно наблюдать за его поведением до поражения мозга и ног и после. Стало сразу ясно, что корни такого странного поведения Моллоя, который мучительно подбирал систему для обсасывания камней, чтобы было рационально и можно было попробовать все, лежат не только в душевной болезни, но и в его нормальном поведении педанта.

    И, как заключение, минус, из-за которого я оценил книгу лишь на 4. Вторая часть, как я сказал, гораздо более слаба, чем первая, но это не то слово. Её реально скучно читать большую часть времени. Если мысли слабоумного были интересны, то распорядок дня педанта ну совершенно не интересен. Как и когда поел, за что наказал сына, как полежал… Но хорошо, что я дотянул до конца, там всё стало гораздо лучше, и Беккет вернулся на тот высокий уровень, который задал с самого начала книги.

    Читать полностью
  • bizokat
    bizokat
    Оценка:
    9
    Книги, которые очень сложно читаются, наверно самые лучшие в том плане, что ты вынужден уделить им намного больше внимания, чем ожидал. Так открывая книгу и просто листая ее, замечаешь, что на протяжении ста сорока страниц текст не прерывается абзацами, тебе это кажется довольно смешным и эксцентричным. И лишь прочтя книгу до конца ты понимаешь, что все в этой книге именно так, как должно быть.

    Самуэль Беккет представляет нашему вниманию некий отчет, представляющий собой поток сознания некоего Моллоя. Он очень путанно пытается рассказать о себе - представиться читателю - но постоянно его сознание пускается в рассуждения о вещах, которые волнуют его значительно больше. Он пытается что-то из прошлого и как раз об этом и написать, а вместо этого он начинает описывать двух людей вдалеке, которых видит из окна, придумывает некие отношения между ними, потом думает о том, как бы он догнал одного из них и чтобы он ему сказал. Пожалеет ли тот его или нет. Моллой стар и ноги у него почти не сгибаются. Вроде бы, он вспоминает, сначала одна нога только не сгибалась - левая или правая? - а потом со второй тоже что-то приключилось. Он вспоминает свой велосипед и очень подробно описывает, как он им пользовался когда одна нога была еще здорова. Он очень щепитилен к деталям, которые касаются его.

    Книга разделена на две части. Первая - это поток сознания Моллоя. Причем он уже давно забыл о каких именно событиях он пишет отчет. Он просто вспоминает, что еще может вспомнить. Но вместо событий он описывает то о чем думал в то время. Причем все поводы для умозаключений и рассуждений - он сам. Очень показателен для этой книги эпизод с камнями для сосания. Моллой даже когда у него была возможность полноценно поесть не всегда делал это. Иногда он предпочитал взять круглый камешек и просто его пососать:

    "Находясь у моря, я воспользовался случаем пополнить свои запасы камней для сосания. Да, на взморье я их значительно пополнил. Камни я поровну распределил по четырем карманам и сосал их по очереди. Возникшую передо мной проблему очередности я решил сначала следующим образом. Допустим, у меня было шестнадцать камней, по четыре в каждом кармане (два кармана брюк и два кармана пальто). Я доставал камень из правого кармана пальто и засовывал его в рот, а в правый карман пальто перекладывал камень из правого кармана брюк, в который перекладывал камень из левого кармана брюк, в который перекладывал камень из левого кармана пальто, в который перекладывал камень, находившийся у меня во рту, как только я кончал его сосать. Таким образом, в каждом из четырех карманов оказывалось по четыре камня, но уже не совсем те, что были там раньше. Когда желание пососать камень снова овладевало мной, я опять лез в правый карман пальто в полной уверенности, что мне не попадется тот камень, который я брал в прошлый раз. И пока я сосал его, я перекладывал остальные камни по уже описанному мной кругу. И так далее. Но это решение удовлетворяло меня не вполне, ибо от меня не ускользнуло, что в результате исключительной игры
    случая циркулировать могут одни и те же четыре камня. В этом случае я буду сосать не все шестнадцать камней, а только четыре, одни и те же, по очереди. Правда, я как следует перемешивал их в карманах, прежде чем доставать сосательный камень, и снова перемешивал, начиная их перекладывать, надеясь таким образом достичь большей степени циркуляции при переходе камней из кармана в карман. Но подобный паллиатив не мог надолго удовлетворить такого человека, как я."

    Вот именно в таком духе и проходит первая часть книги. Вторая же часть дарит нам нового персонажа священника Морана, отца мальчика Жака. К нему перед воскресной службой приходит некий Габер и дает задание найти Моллоя. Но на этом я остановлюсь. Хватит писать о самом тексте. В общем и целом, в этой книге ее текст очень показателен, но играет второстепенную роль. Я имею ввиду, что повествование представляет собой некий образчик мышления. То есть человек пишет отчет о некоем периоде жизни, но вместо описания событий, он пускается в описание мыслей, имеющих место в его сознании в то время. Он абстрагируется даже от своего тела, блуждая в своих страхах, сомнениях и фантазиях.

    Первую часть книги невыносимо читать. Постоянно сбиваешься, когда понимаешь, что просто водишь глазами по тексту, а думаешь о своем. Потом очень сложно найти место где читал, так как на развороте просто сплошной текст. Но с самого начала что-то чувствуешь, читая это. И чем ближе к концу книги, тем эта мысль становится все более четче и четче. И мысль эта, а жизнь Моллоя - это вообще жизнь? Что это? Отличается ли человек с таким мышлением от коровы, жующей травку на лугу? Что вообще делает человека человеком? Существуют ли люди, не нуждающиеся в других людях, и вечно блуждающие в своем подсознании? Где грань, которую переступил Моллой? Почему он так заблудился в себе? Скажу честно, мне стало страшно задумываться и уходить в себя после этой книги.
    Читать полностью
  • Оценка:
    Глубокая и непростая книга Беккета, а-ля "поток сознания". По ощущениям от чтения похожа на "Улисса" и "Замок". Автор даже и не претендует на какой-то сюжет. Все события происходят исключительно в голове протагониста. Книга является достаточно точным описанием аутистического сознания, постепенно теряющего связь с реальностью. Насчет языка ничего сказать не могу, все-таки перевод. Но несколько интересных моментов есть. Хотите заковыристого чтения? Вам сюда!