23febsale10
Написать рецензию
  • Argon_dog
    Argon_dog
    Оценка:
    27

    Основная беда этой книги в том, что она слишком неоднородна. Повествование легко делится на три неравные части, которые – пусть и отчасти связаны между собой, – напрямую друг из друга не вытекают. При этом тема каждой достаточно сложна и масштабна, чтобы посвятить ей отдельную книгу – все это в итоге приводит к тому, что изложенный материал кажется довольно поверхностным.

    1. Первая, условно выделенная мной часть повествует об опасности, которую по мнению автора представляют для современного общества авраамические религии – да и любые иррациональные убеждения вообще. Тут без комментариев. Ничего принципиально нового автор не сказал, а по полноте освещения коллегам даже проигрывает.

    2. Вторую часть автор посвятил своим размышлениям о принципах светской рациональной этики – и это, я считаю, наиболее перспективная и интересная тема для разговора. Даже жаль, что на её долю отведено не так много места…

    3. …Тем более что третья часть свалилась на плечи читателей совершенно внезапно и непонятно, как вообще должна быть связана со всем, перечисленным выше. Может, я как-то неправильно понимаю принципы рациональности, но мне вся эта мистика/буддизм (который не религия, только не все буддисты об этом знают)/медитации показалась очень неожиданной в контексте всего содержания книги. А тезисы вроде:

    Также всем известно, что чем меньше напряжения у человека вызывает собственное Я, тем менее вероятно, что в нем возникнут такие реакции, как страх или гнев. Ученые делают первые попытки проверить достоверность этого утверждения, однако любой человек, практикующий медитацию, уже проверил их на собственном опыте.

    Вызывают только одну реакцию: «Шта?! О_о!» Ну, звучит-то знакомо. Вся обязательная программа в одном утверждении: и бессилие современных ученых перед некоей древней мудростью, и личный опыт посвященных. Обычно вслед за этим автор высказывания задвигает такую незамутненную прелесть, что ему хочется дать в глаз учебником биологии. Тут до откровенного маразма дело не дошло; но что это было, что оно делает в подобной книге и как оно вместе со всем вышеперечисленным уживается в одной отдельно взятой умной голове, я не понимаю. Сначала я даже заподозрила, что с вопросом легализации употребления наркотиков у автора связан какой-то личный интерес: оно, конечно, звучит не совсем бредово, но совпадение настораживает.

    Странная книга. Очень странная.

    Читать полностью
  • gross0310
    gross0310
    Оценка:
    22

    Книга разочаровала. Она написана жестким, агрессивным тоном. Основной мишенью автор выбрал ислам, но на орехи достается и христианству и иудаизму. Автор весьма увлекается логическими построениями, формальной логикой, ищет и находит нестыковки в Библии и Коране. Но его аргументы выглядят неубедительными и натянутыми. Остается впечатление жонглирование фактами. Например, рассуждая о легализации наркотиков, он ссылается на сайты, борющиеся за это, что мне напомнило анекдот про результаты опроса в интернете, показавшие, что 100% россиян пользуются интернетом. Также осталось ощущение, что автор не очень владеет историей, социологией, религиоведением.
    Хорошее в книге - множество ссылок на другие источники, на оппонентов автора и т.п. Есть что выбрать и почитать для дальнейшего развития.
    А этой книге - только двойка.

    Читать полностью
  • Sk1fe
    Sk1fe
    Оценка:
    5

    Книга вышла в 2004 году, но по прошествии 12 лет стала только еще более актуальной. В России , например, собираются вводить Основы Православной Культуры с младших классов, что не может не беспокоить. Да и уже были не самые приятные случаи принудительного введения в программу курса ОПК в Магаданской области.

    Учитывая что в нашем обществе критиковать веру не принято. А то как же ''священное'' должно остаться таковым. Но рано или поздно , если мы хотим жить в гражданском обществе, нам придется открыто обсуждать веру людей, ведь она является основой мировоззрения большинства людей и соответственно они поступают, отталкиваясь от своих убеждений, и если вера не имеет рационального фундамента, то тут и возникают проблемы. Харрис отлично описывает как порой умеренная религиозность создает почву для расцвета религиозности фундаментальной, которая всегда является стопором в развитии личности и общества.
    После критики нашего отношения к вере, Харрис крепко берется за ислам, которая по моему мнению вышла обоснованной и справедливой. Последовавшие главы , где он критиковал моральный релятивизм и пацифизм при высоких ставках, вышли не менее интересными, а может даже и еще лучше, ведь до этого я с Харрисом априори был солидарен, а его размышление об этике единственные , где я был немного удивлен ходом его мыслей, но в итоге я согласился с ним, хотя может и не полностью сознательно.
    И конечно, важно отметить последнюю часть книги, самую спорную, как можно понять по отзывам самих же атеистов. Но я считаю, что Харрис сохранил честность перед собой и читателями. Многие ученые и материалисты убеждены, что мозг превалирует над сознанием. Хоть сознание и является продуктом деятельности мозга, нельзя сказать, что оно тождественно этим нейрохимическим процессам. И вводя буддистские размышления о природе Я, он показывает, что возможно проследить источники зарождения наших мыслей и познать иллюзорность дихотомии субъект/объект. Другое дело, что эти эмпирические , как он говорит, свидетельства есть лишь опыт самих людей, практикующих интроспекцию. Наука только вступила в сферу изучения существования сознания и мозга, и медитации, так что истинность этих утверждений наука пока что не может подтвердить точно, но Харрис рекомендует нам самим проверить , ну или не проверять - ваше дело.

    Читать полностью
  • Frontieros
    Frontieros
    Оценка:
    3

    Вопреки аннотации эта книга не содержит никакого «блестящего анализа борьбы разума и религии». Харрис просто старается подменить одну догму другой и вместо религии подставить воинствующий американский неоконсерватизм – так, вместо рыцарского турнира мы попадаем на дешёвый реслинг. Получается у автора плохо – сыро, бессвязно и внутренне противоречиво. Причём «на доводы нейропсихологии, философии и восточной мистики» автор вовсе не опирается. Конечно, отдельные примеры из нейропсихологии (не совсем по теме исследования), цитаты философов (только тех, которые ему нравятся) и примеры восточной мистики (исключительно индийской, потому что он был в Индии) в тексте есть – но они не образуют собой доводы. Скорее, это похоже на информационный калейдоскоп – автор много и бессистемно читал, что выродилось в энциклопедическую безграмотность.

    И к «созданию светской гуманистической этики» Харрис не призывает. Он призывает ненавидеть и убивать. Причём убивать массово и не в целях самозащиты, а превентивно – по причине того, что чьи-то взгляды противоречат западному образу жизни: «Некоторые представления настолько опасны, что, быть может, было бы этично убивать людей за них» (С. 81) Какова этика? И это написал не буйно-помешанный Геббельс в черновике к 10 заповедям национал-социализма – это написал улыбчивый и респектабельный дядя Сэм. Что ж, фанатикам всех мастей теперь есть на кого равняться.

    Список «опасных представлений» возглавляет ислам – ведь автор честно пишет, что мир, по его мнению, чёрно-белый: «существуют хорошие и плохие веры» (С. 167). Нет, Харрис очень сочувствует приверженцам ислама, потому что им не довелось вкусить «прелестей» легализованной проституции, однополых "браков" и ювенальной юстиции, но, тем не менее, считает, что мусульман полезнее всего убить. Здесь крокодиловы слёзы льются бурным потоком: «это было бы ужасным преступлением – оно повлекло бы за собой гибель десятков миллионов невинных людей в один день» (С. 197). Для такого вывода в качестве артподготовки Харрис набрасывает цитаты из Корана без какого-либо научного комментария (С. 181–188), правда до этого он пишет, что «вся жизнь мусульман опирается на Хадисы» (С. 178). И таких нестыковок в книге десятки.

    Но всё-таки автор не совсем безнадёжен и гуманизм ему отнюдь не чужд. Сотней страниц позже он внезапно догадывается, что можно и не убивать, а просто пытать зловещих приверженцев «плохой» веры (С. 300–310), которые вот-вот завладеют ядерными материалами из бывшего СССР. Но здесь Харрис опоздал – апологией пыток давно и с удовольствием занимается известный американский юрист Алан Дершовиц, который книгу Харриса, конечно же, похвалил. А Харрис похвалил Дершовица. Смешно только то, что в первой трети книги автор критикует христиан за пытки в инквизиции (С. 125), но перевалив за половину своего опуса и вооружившись вполне иезуитской логикой, он уже сам примеряет рукавицы заплечных дел мастера. Впрочем, христиан автор пытать и уничтожать не хочет – это «хорошая» вера (да и папа был квакером). В компанию к хорошим парням отправлены также иудеи (мама была еврейкой), джайнисты и буддисты (после поездок в Азию там остались хорошие знакомые). Пытать будут известно кого.

    Буддизм автору очень нравится – там есть методики просветления и медитации. Об этнических чистках, которые веками практиковали и практикуют буддисты, Харрис не пишет – всё плохое он припас для мусульман. Хотя и в буддизме автор не очень разбирается. Желая продемонстрировать миролюбие и солнечную духовность восточных «священных текстов», в последней главе он приводит отрывок из потока сознания Падмасамбхавы (он же – Гуру Ринпоче), сопровождая это следующим комментарием: «Пусть читатель попытается вспомнить: видел ли он хотя бы отдалённое подобие этому в Библии или Коране?» (С. 338) Увы, Харрис ограничил своё поверхностное знакомство с текстом индийского учителя одним коротким отрывком. Желающие могут прочитать следующие абзацы из текста «миролюбивого» Падмасамбхавы – даже отдалённого подобия такого перечня садистских наказаний, угроз и проклятий действительно нет ни в Ветхом Завете, ни в Коране. Кстати, в христианстве автор тоже не силён. Так, армяне по версии Харриса – это католики и православные (С. 38), а из всех «Отцов церкви» и ключевых богословов он знает только блаженного Августина.

    Знания об окружающем мире у автора однобоки. Все мусульмане по версии Харриса живут только в арабских странах, добывающих нефть. Ни одного упоминания об Индонезии – крупнейшей мусульманской стране, в книге нет. Общий тон повествования колониально-мессианский и в высшей степени надменный, например, жители Ирана и Северной Кореи, по мнению Харриса – это, конечно, «миллионы заложников, которым промыли мозги» (С. 231). Запад их, без сомнения, освободит – силой оружия. Помимо циничного восхваления и оправдания американских вторжений и военных преступлений (прошлых и будущих), автор поведал читателям о том, что он считает главными благами: «которые даёт современность – фастфуд, телевидение и вооружение новейшей конструкции». Те, кто не верят этой цитате, могут открыть книгу на странице 225. Либерастия автора прорывается постоянно. Вполне обоснованно призывая не тратить время на строительство «очередной церкви или мечети» (С. 227), он рекламирует употребление наркотиков, уверяя, что это «преступление без жертв» (С. 266). Права гомосексуалистов прилагаются.

    Что же в итоге? В итоге мы имеем бездоказательную и скандальную публицистику на злобу дня, которая извращает атеизм и разжигает ненависть к вполне определённым странам и народам по изуверскому принципу «коллективной ответственности». Сосредоточившись на одной единственной «плохой» вере, Харрис даже не упомянул такие опасные формы коллективного бреда как трайбализм, радикальный этно-национализм и расизм, потому что вывод в книге дяди Сэма таков: «Нам нужно всемирное правительство. И многообразие наших религиозных представлений создаёт важнейшее препятствие для этого процесса» (С. 232). Но это не обещанный конец веры, это конец разума.

    Читать полностью