Arlett
Оценил книгу

Записывать свои впечатления от этого романа - всё равно что гной выдавливать. И делать больно, и смотреть противно. Он - один сплошной нарыв, боль, невроз, комплексы и травмы. И я точно не стала бы ничего о нем говорить, не будь он прекрасен, как какой-нибудь врач-красавчик. Смотришь на него, и знаешь, что делать больно - это его работа, но это правильная боль, та, которая дарит исцеление, а красивая внешность - приятный бонус.

Давайте представим, что мы на сеансе психоанализа с главными персонажами этой истории.

Джеймс Ли.
Я американский китаец, но я так и не стал частью этой страны. Всю свою жизнь я чувствовал себя инородным телом, всю жизнь я был чужаком и диковинкой. Всю жизнь, пока не встретил Мэрилин, я был одинок. Она стала моим светом, воздухом, жизнью, смыслом. Она стала для меня всем. Даже спустя годы я не мог поверить, что эта девушка выбрала меня. Я всегда боялся, что однажды она одумается, прозреет и исчезнет из моей жизни. У нас уже было двое детей, когда это произошло.

Мэрилин Ли (жена Джеймса).
Впервые я увидела его в университете. Он читал курс про ковбоев. Такой серьезный и опрятный, со смешным вихром на макушке. Через 10 минут студенты стали выходить из аудитории, а под конец осталось всего несколько человек. Мне было так стыдно, как будто это случилось по моей вине. Через неделю я отказалась от его курса. Через две мы стали любовниками. У нас были большие мечты и большие планы. Мы оба были молоды и полны сил, мы хотели заниматься наукой. У меня хорошо получалось и были все шансы добиться в этой жизни чего-то большего, чем умение готовить яйца шестью способами. Я видела как мать посвятила свою жизнь этим “достижениям” и я была готова на всё, чтобы не стать такой, как она. Все складывалось очень удачно. А потом я поняла, что беременна.

Мать Мэрилин.
Моя девочка всегда была не такой как все. Ее всегда интересовала наука, она обогнала свое время. Ей всегда было тесно в стенах дома, она мечтала вырваться, мечтала стать врачом. Я так радовалась, когда она поступила в университет. Я надеялась, что там она встретит достойного мужчину и создат прекрасную семью, которой не было у меня. Её выбор стал для меня страшным ударом. Она просто не представляла и не хотела представлять и думать о всех последствиях своего опрометчивого решения.

Нэт Ли (старший сын Мэрилин и Джеймса).
Я помню, когда жизнь в нашей разделилась на до и после. Об этом разломе мы потом никогда не говорили, но и никогда о нем не забывали. Мы вообще о многом не говорили. Каждый отмалчивался за своей дверью. У каждого годами в душе копился осадок, превращаясь вонючее болото обид. Моя сестра поневоле стала центром нашей семьи. И эта навязанная ноша была слишком тяжела для нее. Я это понимал. Я пытался помочь, поддержать Лидию, но желание вырваться из родительского дома было сильнее всего на свете. Я мечтал уехать и оставить их всех в прошлом.

Лидия Ли (средняя дочь Мэрилин и Джеймса).
Однажды наша мама пропала. Мне тогда было 5 лет. Это было настоящее откровение, что человек, которого ты любишь вдруг может исчезнуть, как будто его и не было никогда. Папа был сломлен. Его хватало только на работу и покупку в магазине арахисового масла и хлопьев. В те одинокие месяцы брат влюбился в звезды, космос стал его мечтой. А я мечтала о маме. Я поклялась, что буду делать всё, что она захочет, только бы она вернулась домой.

Ханна Ли (младшая дочь Мэрилин и Джеймса).
В нашем доме я чувствую себя невидимкой. Я вижу боль каждого, но ничем не могу им помочь. Я видела улыбку Лидии в тот вечер и мне стало страшно. Почему её больше никто не заметил? Возможно, тогда всё могло сложиться иначе.

Это история началась в тот день, когда Лидия Ли умерла.

Книге, которая вскрывает семейные недуги, трудно остаться оригинальной. Да, она будет бить по тем же болевым точкам, что и сотни других книг до нее, и тут важна форма подачи. Селеста Инг облекла свой роман в те слова, которые находят кратчайший путь к сердцу читателя. Перед нами история одной американской семьи в тисках предрассудков 70-х годов. Межрасовое неприятие и агрессия, зачатки феминизма, детские психологические травмы, в общем, полное комбо, которое нанесет читателю серьезный урон. Персонажи этой истории, как говорится, узнали что такое "нервный срыв" до того, как это стало мейнстримом.