Cuore
Оценил книгу

Когда Гарри встретил Салли, появилась эта история.

С этой плоской шутки, конечно, начинать не стоило, но, в конце концов, это правда – новый эпик «Half Bad», который мог бы стать «Halfblood» (но, спасибо, не стал), зато в российском варианте название превратилось в «Половинный код: тот, кто убьёт», очень напоминает сами-знаете-что. Убьёт ли хоть кого-нибудь в этой книге главный герой Натан загадки, впрочем, не представляет – с первых страниц британская писательница Салли Грин намекает, что герой у неё совсем не пай-мальчик, а почти мальчик-который-выжил. Натан – полукровка, но в этом мире магии это значит немного другое (хотя и обычные полукровки тоже встретятся) – у Натана родители принадлежат разным кланам ведьм. Папа – чёрный, а мама была белой. А Натан получился непонятно какого цвета, в чём ему и предстоит всю книгу (а может и серию) разбираться. С другой стороны, его предпочтения почти очевидны к финалу, но всё не так-то просто. В конце концов, герой ещё юн и горяч, ему скоро исполнится семнадцать, а чем интересуются подростки в таком возрасте? Конечно, там есть и девчонка (традиционно и ожидаемо – она из другого клана, что печалит почти всех окружающих и немного – читателя), есть там и хороший друг и одна противная юная особа. В мире Натана на семнадцатилетие положено получать Три Подарка, что ознаменовывает переход в так называемую Взрослую магию и ведьма или ведьмак находит свой Дар. Одни начинают превращаться в животных, другие время останавливают, третьи могут на эсперанто гимн Греции исполнить чревовещанием – короче, таланты получаются совершенно разные, кому какой Шляпа распределит (извините за эту шутку).

Салли Грин, даром что соседка нашей национально-любимой Джоан (чёрт возьми, да они даже внешне почти близнецы!), не очень радуется, когда её книги сравнивают с другим магическим миром, который даже после окончания серии о нём (окончания ли?), всё ещё живее всех живых. Но здесь, с другой стороны, очевидно и другое – книжка про мальчика непонятного цвета уже побила два рекорда Гинесса как самая переводимая книга и самая переводимая детская книга. Ну и да – это, в конце концов, всего лишь очередной дебют, взорвавший книжный рынок, который тут же откликнулся заголовками про "новые "Сумерки" и "Роулинг, подвинься". История вполне покажется знакомой – есть даже свои маглы (тут их назвали «фэйны»), а один герой будет описан как «I want to say “Marcus.” He’s my father and I want to say his name, but I’m too afraid. I’m always too afraid to say his name» и читатель, ликуя, подумает – ну вот, свои Волан-де-Морты есть и тут. Бывший бухгалтер из Уоррингтона «немного ошеломлена, но в основном, рада» - вот и экранизация, права на которую выкупил великий и могучий 20th Century Fox, не за горами. Салли, при всей очевидной вторичности хотела создать мир, где ведьмы мётлами и волшебными палочками не пользуются, её интересует более «магический» аспект вопроса колдовства. В её мире, помимо прочего, самыми сильными ведьмами являются всё-таки женщины, получающие обычно Дары посильнее мужских (но есть и исключения). В своих интервью Салли рассуждает о том, что если читатели привыкли думать, что белые всегда хорошие, а чёрные – плохие, ей было бы интереснее перемешать эти понятия. Помимо того, что Натан не может определится, какого же он цвета, он ещё в последствии будет решать и другие, не менее важные (а то и более) вопросы и определиться ему придётся не только в том, на чьей стороне придётся превращать тыквы в кареты, но и кого любить (тут вообще не интрига для знающих, но я оставлю эту тему для других книжек).

Если препарировать эту историю, как Гермиона Грейнджер лягушку, получится, что история про ведьм почти лишена магии, здесь нет никакого очевидного бэкграунда и о многих вещах до ужаса хочется расспросить Салли Грин – почему чёрные ведьмы так уж плохи и почему белые их так ненавидят, как вообще существует такой мир, что в нём происходит за пределами таинственных глаз Натана. Но есть и плюсы - выборов в этой книге, как уже говорилось, на каждом шагу, поэтому очевидно: янг-адалт со всеми составляющими рекомендуется совершенно точно хотя бы ради той единственной очевидной мысли - ни один человек ни плох или ни хорош сам по себе. Это только его выбор, каким быть.