Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Император. Шахиншах (сборник)

Император. Шахиншах (сборник)
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
15 уже добавило
Оценка читателей
4.83

Сорок лет проработав журналистом в разных странах Африки, Рышард Капущинский был свидетелем двадцати восьми революций на разных концах Чёрного Континента и за его пределами. «Император» – его рассказ о падении империи Хебру Селассие I, «Шахиншах» – исследование механизма крушения режима шаха Реза Пехлеви.

Лучшие рецензии и отзывы
countymayo
countymayo
Оценка:
60

Хорошие книги от прочих отличаются тем, что приводят за собой друзей. Так, прошлый год принёс мне неожиданный урожай иранской прозы: Сераджи, Далия Софер - и захотелось почитать предысторию, как Возвышенное Государство докатилось до жизни такой. И вот Капущинский: журналист, очевидец, аналитик.
Чем дальше я погружалась в хитросплетения "Шахиншаха", тем яснее формулировались два вопроса: как это пропустили в восьмидесятые годы? и не проходит ли наше отечество иранский путь. Судите сами:

Нефть приносит громадные барыши, но ее добычей занято незначительное число людей. В социальном смысле нефть не рождает дополнительных проблем, ибо не способствует ни росту пролетариата, ни увеличению буржуазии, а следовательно, правительство не обязано ни с кем делиться доходами и может свободно ими распоряжаться, руководствуясь своими помыслами и желаниями. Поглядим на министров из нефтедобывающих стран, как высоко подняты их головы, какое в них ощущение силы, они – лорды энергетики, которые решают, ездить ли нам завтра на машине или же ходить пешком.

С одной стороны - зажравшиеся торговцы недрами, летающие спецрейсами в Мюнхен просто пообедать, с другой - деревни, где из дерьма, извините, строят, дерьмом отапливаются, в дерьме рождаются и в дерьме умирают. С одной стороны - блестящие празднества, наряды и хвалебные песнопения "Да здравствует прогресс!", а с другой - из продажи изымают пособие для автомехаников, потому что глава о поломке двигателя как бы намекает на проблемы в правительстве. Сесть можно даже за болтовню о погоде: "Ох, душно, гроза надвигается", и всё, и статья. За подстрекательские речи положена смертная казнь, а какие речи считать подстрекательскими, никому не ведомо. Все и молчат. Осатаневший от оруэлловщины лирический герой напрямую интересуется: господа, а не пора ли этого Шахиншаха того... по шапке? И мудрый старик ответствует: да что вы, он, конечно, паразит, но не совсем уж паразит-паразит, потерпим пока и такого, а то придёт незнакомое зло...
Старик свято прав. Утомясь растленным шахским режимом, иранцы совершили кровавый переворот и поставили править высоконравственного, достойного и благородного... аятоллу Хомейни. Эйфория была недолгой, и поныне Иран наслаждается всеми прелестями теократии. Уполномоченный по исламской нравственности лезет в книжный шкаф за запретной литературой, в холодильник за нехаляльной едой, в супружескую постель - а с кем вы там? а как вы там? что-то поза не правоверная! Попали из кулька в рогожку.

Не в обиду растафарианцам, эфиопский негус Хайле Селассие, герой "Императора", поначалу тоже выглядел сатрапом и гнидой казематной. Для примера: когда венценосца обвинили в том, что северные провинции голодают, он едва ли понял, о чем речь: северные провинции пухли с голоду всегда. Две тысячи лет голодают, и ничего, при чём тут негус? У него своя стезя. И об этой стезе рассказывают в тайных интервью бывшие царедворцы. Сложносочиненные дворцовые интриги. Комичные титулы вроде придверного, подушечного и лейб-миномётчика. Фантазийные имена: Гырмаме Ныуаль, Тесфайе Гебре-Ыгзи, Эндалькачоу Мэконнын. Но абсолютная чуждость - только фон, на котором разворачиваются подозрительно знакомые события.
Одним из первых указов Хайле Селассие было определение высшей меры наказания как расстрела и назначение палача. Ах, сатрап, ах, казематная... Но тут мне стало очень стыдно. До императора-прогрессиста в Эфиопии практиковалось четвертование, причём казнить должны были, сами под страхом смерти, ближайшие родственники: мать, отец, жена, сыновья. Запретил Хайле Селассие и поиск преступника с помощью накачанных наркотиками медиумов, и блокаду населённого пункта, где произошло, скажем, убийство: пока не выдадите виновного, к колодцам не подойдёте. Жители либо сдавали кого-то невиновного, либо удерживали друг друга буквально за одежду, чтобы не пошёл доносить, и гибли от жажды. Всё это было обычной практикой, и монарх прекратил это одним росчерком пера.
Так кто же такой Император: самодур или благодетель отечества?

О том, что может сделать один человек, наделённый неограниченной властью, и о том, чего он не может, несмотря ни на какую власть - читайте у Капущинского. Он видел своими глазами и слышал своими ушами.

Читать полностью
autumn_eyeglasses...
autumn_eyeglasses...
Оценка:
20

Тяжело пересилить себя, но ради такой книги стоит снова начать писать на ЛайвЛибе. Многим людям трудно понять и полюбить мир политики потому, что журналисты, политологи, да и сами политики в своих мемуарах либо безмерно скучны, либо, что ещё чаще, плоски. Борьба за власть в их изложении оказывается либо театром марионеток, набором пустых схем, либо героическим эпосом, morality play, поводом поговорить о "роли личности в истории". Редко когда аналитическая глубина сочетается с сильным, страстным голосом литератора. Раньше я знал лишь одного такого писателя, и им был Гор Видал. Теперь знаю ещё одного.
Обе повести в этой книге посвящены падению диктатур: "Император" рассказывает о последних годах двора эфиопского тирана Хайле Селассие, а "Шахиншах" - о шахе Ирана Пехлеви и о революции Хомейни. Автор редко прибегает к теоретическим схемам (разве что упоминает Канетти в самом конце "Шахиншаха"). Но его истории объясняют лучше любых монографий. В них повествуется о том, как безрассудство, боль, надежда, месть - человеческие страсти - образуют шторм, который наполняет человеческие тела силой, и как иероглифами этих тел пишется История.
Книга, после которой хочется читать ещё больше, ездить по свету, выучить польский (на котором писал Капущинский - и не всё ещё переведено на английский), выйти на улицу. Книга для меня.

Читать полностью
agata77
agata77
Оценка:
12

в своем советском детстве я часто слышала «Дети в Африке голодают». И никогда не задумывалась, а почему они голодают?
Капущинский рассказывает историю правления эфиопского царька.
Жил-был в Эфиопии царь. Маленький, щупленький, молчаливый, скрытный. Любил животных, диких и свирепых, конечно, не каких-то домашних собачек. К власти он пришел в 1916м, в результате переворота, но очень постарался, чтобы все как можно скорее забыли об этом, и поверили в его божественное происхождение от самого царя Соломона и царицы Савской. В тридцатые года, когда Эфиопия сражалась за свободу с итальянскими оккупантами, царь срочно выехал за рубеж за помощью, где и провел пять лет. После того, как итальянцев прогнали, царь триумфально вернулся и постепенно отодвинул в сторону всех партизан, сражавшихся за свободу.
Далее — тишина в течение двадцати лет. Народ как всегда, живет в нищете, и дети голодают. Но во дворце царь — полубог ничего не знает об этом. Он сосредоточен на сохранении власти. Он очень занят. До обеда выслушивает доносы, из разных источников. После обеда награждает должностями и ссылает провинившихся, и раздает из мешка денежку в конвертике, для разных нужд: для школ или для больниц или еще чего, для тех, кто умеет попросить. Дает, правда, крайне скупо. Царя окружают крайне бездарные министры: глупые, развратные и жадные. Воруют все. Но, царь ведь этого не знает, он ведь бог, он всегда хороший и на фоне своих министров выглядит таким умным, добрым и щедрым. А министры полностью от него зависят, он их посадил на стул, он и в тюрьму послать может.
И все бы хорошо, дети голодают, но народ обожает своего царя: он в праздник разбрасывает деньги из мешочка на центральной площади, он всегда приветлив с простым человеком, из его дворца раздают объедки бедным, он любит устраивать праздники для народа. Но вот он задумал отправлять заграницу детей из знати, из любви к прогрессу. Сам-то он часто бывает заграницей и хотел бы видеть знать просвещенной. Только вот эта молодежь совсем неблагодарная, когда возвращаются домой хватаются за голову и начинают вопить. Им видите ли стыдно за свою родину, стыдно как они живут. Один из неблагодарных дошел до того, что стал проводить реформы в своей провинции, а когда его сместили, возглавил заговор против царя! Это было в 1961м. Заговор быстро погасили, многих заговорщиков растерзали простые люди из народа. Ведь народ так любит своего царя.
Но потом был еще 1968й, когда начались демонстрации студентов. Пришлось закрыть единственный в стране университет.
И все было тихо, народ в нищете, дети голодают. Но вдруг, совершенно неожиданно, в 1974м заговор в армии. Это в армии, которую так любил царь, тратил на нее 70% бюджета, самая большая армия на континенте. И вдруг, солдатские бунты в провинции. А потом совсем непонятное и ужасное. В столице возник союз армейцев и полицейских. Никто не знает, откуда возник этот союз, кто возглавляет заговор. Но, начались повальные аресты и обыски у министров и фаворитов. Их были сотни, потом тысячи. И самое ужасное, заговорщики точно знали, кого брать, кто пользуется самым большим влиянием на царя и арест шел от имени царя. На тот момент царю было 82 года. Он не стал реагировать, никак. Потом заговорщики так обнаглели, что сменили охрану дворца и стали приходить во дворец и здесь арестовывать придворных. В конце-концов царь остался абсолютно один, с одним слугой.
И к нему пришли люди из союза, поговорить. Попросили вернуть деньги народу. Какие деньги? Царь беден, он всего себя жертвовал народу, это ведь все знают. Заговорщики подали бумаги, у вас мол счета в Швейцарии и Англии, примерно на 4 млрд долларов. Нет!
Тогда они прямо перед царем свернули ковер в комнате и вскрыли пол и достали сто тысяч долларов. Когда они ушли, царь с камердинером сам перепрятал деньги из стола в книги, в библии. На следующий день заговорщики пришли снова и опять требовали денег. Нет! Царь показал пустые полки стола: у меня ничего нет! Заговорщики подошли к книжным полкам и стали выбирать библии. В конечном итоге царя арестовали, скоро он умер от разрыва сердца. Все же ему было 82 года.
Деньги, говорят, так и не вернул. Может они достанутся сыну, который жил в Швейцарии, или внуку, который в США, или другому внуку, который в Англии?

А что же дети ? Теперь я знаю, почему дети в Африке голодают: виноваты их родители. Их устраивает, что есть царь, который грабит, ничего не дает, только отбирает. Родители обожают этого царька, несмотря на то, что дети умирают от голода.

P.S. Заглянула я в Викепедию, чтобы узнать, чем там дело кончилось. После свержения царька в Эфиопии установилась власть левых, при поддержке СССР. Одного диктатора сменил другой. Для народа почти ничего не изменилось. Дети продолжали голодать.

Читать полностью
Лучшая цитата
то, что персам позволено оставаться
В мои цитаты Удалить из цитат