Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Бой-КОТ. Дело доверчивого ветеринара

Читайте в приложениях:
71 уже добавил
Оценка читателей
4.25
  • По популярности
  • По новизне
  • – Какие другие? Ну какие другие? Кот его отравил, что ли, которому он некрасиво царапину на морде зашил? – И капитан, приходя в восторг от собственной феерической шутки, снова заржал на весь дом.
    – А? Не такой уж мой «двуногий» и дурачок, – повернулся Прапор к Ричи с видом триумфатора. – Мыслит здраво и четко… Чего о твоем, уж прости, дорогой котектив, не скажешь.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ричи смотрел на них, сморщив морду. Пусть его «двуногий» и наивный поэт в душе, но, по сути, сказал все верно… И честно… Да, он страдает за свою честность, но, может быть, за это кот его и любит?
    Только эти два армейских идиота не способны оценить ничего, что находится чуть дальше их коротких носов и куцего понимания мирового порядка. Есть «баба»? Надо ее схватить и наказать, потому что какие-то другие сто лет назад обидели бравого капитана и его кота. Тьфу, гадость!
    – Ты не обижайся, старик, – наконец-то немного успокоился Лыжин и утер рот тыльной стороной ладони. – Но твоя парафия – красивые слова, а моя – преступники. И я на них уже не одну собаку съел. Чаще всего все оказывается очень просто, без заговоров и подстав. Просто люди хреново живут вместе. Кому-то хочется денег, власти, влияния, а кому-то не хочется этим делиться. Семья – это проекция общества, а общество наше мало отличается от первобытного: сильный жрет слабого, а хитрый глупого.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • К счастью, Левиафан в фазе рассудительности становился глух к эмоциональному фону собеседников.
    – Ученый не может ненавидеть другого ученого, пусть и «двуногого» и бездарного, – стал он вдруг замяукиваться. – Да и потом, мне даже нравится быть спокойным, я перестал беситься из-за того, что мир меня не понимает. И ладно, потом поймет. Мое тело больше не враг мне, а убежище, надежное для разума.
    «Еще как может», – подумал Ричи. В какие-то моменты Левиафан казался ему безумцем, очевидно, способным на убийство, но не на лукавство, а в другие, наоборот, на хладнокровного маньяка, мыслящего сверхрационально. Повод ненавидеть Вощинского у этого кота был, но чтобы убить? Ричи стал сомневаться.
    – Но отчего мы говорим про «двуногих», когда здесь, на нашей несчастной земле, мы уже сейчас можем вершить ее судьбу. Уже сейчас! – Чувствовалось, Левиафан снова начинал распаляться. – В наших лапах спасение и погибель мира. И только наша, моя, моя добрая воля его спасет! Иди же сюда, кошка! Начнем ритуал немедленно! – попытался он коснуться Жули лапой, но у той сдали нервы.
    – Я больше не могу!! – Дико взвизгнув, она отпрыгнула в сторону, выпустив когти на всех четырех лапах. – Ричи, убери его! Отстань! Отстань от меня, ненормальный! Старый мышеглот! – исступленно размахивала она лапами перед мордой Левиафана, грозясь расцарапать тому морду.
    – Иди сюда, глупая кошка, я помогу тебе. – Он рванулся было к ней, но Жуля проворно отскочила и со всех лап бросилась к пруду. Одним совершенным прыжком она умудрилась перепрыгнуть с бортика искусственного пруда на торчащую сваю, а с нее на следующую.
    Левиафан, перебирая лапами вразнобой, бросился за Жулей, но догнать ее никогда бы не смог. Его быстрый бег напоминал походку пьяного. Тело, одурманенное седативами, подводило кота, лишая координации и скорости. Ему пришлось спрыгнуть с бортика и добежать до сваи, где шипела и ругалась Жуля. Лоск актрисы окончательно спал с нее, в критической ситуации эта кошка была агрессивна и не церемонилась в выражениях.
    Ричи наблюдал, как, отказавшись запрыгнуть на сваю, Левиафан вернулся на бортик, чтобы запрыгнуть на деревце у пруда, и по ветке попытался перейти поближе к свае. В детективном фильме «У пруда» была явно кульминационная сцена – главный злодей приблизился к главной героине совсем близко, но вдруг в последний момент послышался треск и дикий визг. Ветка деревца переломилась, и старый кот, бесполезно извернувшись в полете, упал в заболоченную лужу.
    – НЕТ!
    Протяжный мяв нескольких кошек вывел Ричи из ступора. Будто бы с падением Левиафана с него самого спала пелена заторможенности. Он понял, что кот, постоянно находящийся под транквилизаторами и седативами, точно не смог бы запрыгнуть на окно, расположенное чуть выше сваи, а пробежать по полке и подавно. Удача и неудача одновременно. Представитель кошачьей расы сразу был оправдан, но дело все еще не раскрыто. Ричи тряхнул головой, отгоняя эти мысли. Сейчас есть дела поважнее.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • На помощь неожиданно пришла Жуля. Чуть переигрывая, она вздохнула и подняла на Леви полные поддельной тоски глаза:
    – Один плохой кот отравил моего «двуногого» друга – известного врача…
    – Это Вощинского, что ли? – встрепенулся тот. – Слышал. Топить таких врачей надо. В мешок и в ведро. Мой «двуногий» меня тоже таскал к этому «врачу», мол, я охочусь на кошек, и он хотел меня кастрировать…
    – А ты что? – простодушно спросил Ричи.
    – Да, а что я? Пришлось на время приостановить научную деятельность. Слава котам, этот котовал решил прописать мне седативы, а мой «двуногий» вроде передумал и просто стал кормить меня успокоительными. Из-за этого я теперь работаю крайне осторожно и гораздо, гораздо медленнее.
    – Седативы? Ооо… Это же… это же издевательство! И как ты после этого, Леви? Не снизило ли это твою мозговую деятельность, не повредило ли твоей… работе? – Ричи махнул головой в сторону кошек на бетонной свае. – Я бы за такое просто убил. Растерзал! Это ведь твоя жизнь, ты весь в этом, это твое детище! Да я даже сейчас полон ненависти! – Котектив понимал, что переигрывает, но остановиться не мог.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Последние слова кошка произнесла с такой брезгливостью, что Ричи даже передернуло. Он и представить не мог, что его «красавица и умница» способна так презирать кого бы то ни было.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Пригласи ее в Камышовый котлован, – растянувшись на траве, предложила Мася. – Я так поняла, что туда может прийти кто угодно, любой желающий. Скорее всего, Левиафан там вас и ждет – куда ему еще идти? Не к своему же хозяину, который его Вощинскому сдал?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Внутри Ричи боролись два противоречивых чувства: с одной стороны, ему очень хотелось найти поддержку у подруги, которой он доверял чуть ли не больше, чем себе самому, а с другой – его останавливал страх показаться слабаком, неспособным справиться с делом самостоятельно. Эта борьба очень злила котектива и не давала сосредоточиться, отчего он еще больше впадал в ступор.
    – Не надо себя насиловать, милый, – повернула к нему свою точеную мордочку Мася. – Это сложное дело, и спешить совершенно ни к чему. Десять минут вряд ли уже особенно на что-то повлияют. Если тебе нужно время подумать, просто остановись и подумай.
    – Да в том-то и дело, что ждать нельзя. Если опоздаем, невиновный «двуногий» может оказаться в тюрьме, а многие коты вообще погибнут.
    – О, великая мать-кошка! Кто же способен совершить такое зверство?! – в ужасе округлила глаза Мася.
    Следующие несколько минут Ричи беспрерывно говорил, вводя подругу в курс дела. Мася ни разу не перебила, внимательно слушая каждое слово. Она понимающе кивала и кое-где тихо мяукала, когда раскрывались особо неожиданные и ужасные повороты дела.
    – А теперь у меня дилемма, – уставился в землю котектив. – Как поступить? Пойти по простейшему пути и просто выдать Левиафана «двуногим»? Что с ним будет – понятно, да он и заслужил в общем-то. Или все-таки попытаться спасти его и тех его жертв, кого еще можно?
    – Тебе не нужен мой совет, Ричи. Ты ведь уже принял решение. – Мася потерлась головой о шею котектива. – По-моему, ты все правильно придумал. И я уверена, все у тебя получится, не может не получиться. Конечно, это риск. И, естественно, ты переживаешь за Жулю куда больше, чем за себя самого. Но тут уже ничего не поделаешь. Да, придется рискнуть здоровьем другой кошки. Но только так ты все проверишь и окончательно застрахуешься от ошибки.
    Слова лились на растревоженное сердце Ричи топленым молоком. Конечно, он знал все это и раньше, и Мася не сказала ничего нового, но магическое действие ее слов было совсем не в этом. Она верила в него! Верила в правильность его выбора, готова была разделить с ним ответственность. Котектива посетило чувство, словно кто-то снял половину груза с его плеч. Напряжение, уже не первый час сдавливающее все внутри, наконец-то немного отпустило. Он ощутил, что теперь способен двигаться дальше, делать все правильно, совершать подвиги.
    «Как мало коту нужно для того, чтобы поверить в себя», – с легкой грустью подумал Ричи, проникаясь бесконечной нежностью к своей подруге, которая и на этот раз смогла его поддержать, поверила в него, даже несмотря на то что он мог и ошибаться.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В груди сразу потеплело, и на душе перестали скрести люди.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • На душе было неспокойно, а в голове роилось слишком много мыслей и сомнений. В такой ситуации, Ричи знал, лучшим средством найти душевное равновесие будет разговор с разумной и всегда позитивной «сибиркой». Она никогда не перегибала палку ни в заботе, ни в предоставлении внутренней свободы.
    В ее глазах коту всегда хотелось выглядеть сильным, благородным и умным, поэтому он не стал бежать через лужайку, хотя и очень хотелось, а неспешно, даже немного вальяжно спустился со ступенек веранды, подошел к Масе и молча присел рядом.
    Со стороны они смотрелись как картинка: черный гладкошерстный красавец, величаво застывший в позе сфинкса, и пушистая чаровница, щедро подставляющая свои изящные бока ласкам полуденного солнышка.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • И хотя частично котектив был с ними даже солидарен (стыдно признавать, но это правда), кошачье благородство и чувство ответственности не давали жажде мщения захлестнуть его с головой. Должен быть иной путь!
    Какой? Думай, Ричи, думай! Ты не «двуногий», ты гораздо умнее, благороднее и дальновиднее. Ты – кот!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Кошки переглянулись и тихо потрусили по коридору. Вдруг из одного кабинета они услышали тихий плач, Ричи еще раз бросил взгляд на пустой коридор и аккуратно приоткрыл дверь. Запертая в переноске, рыдала немного окрепшая Марта.
    А в клинике, стало быть, никого нет. Это и к лучшему, можно побродить, пораскинуть мозгами. Тем более что адвокаты в чем-то могут быть и правы. Вощинский «двуногий» и, конечно, хороший, но упрямый и неуступчивый. Если Лина, замахнулась на управление клиникой, а муж был против…
    Ричи вышел в пустующий главный холл с ресепшен, сел и почесался. Кошка, кусающая себя за хвост, никогда не укусит себя за нос.
    Лина? Молодая жена ветеринара, которую он быстро нашел после развода. И она решила прибрать к рукам преуспевающую ветлечебницу… Это, в принципе, неплохой мотив. Клиника раскрученная, недешевая, доходность очень и очень неплохая.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Перья, птичий помет и, что самое важное, следы борьбы отсутствовали. Это уточняло время похищения. Павлина выкрали этой ночью. Дело в том, что павлины, как и куры, ночью абсолютно слепые и спят довольно крепко. Выкрасть такую птичку без лишнего шума не составило бы особого труда.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В одном из соседних домов чуть дальше по улице жил некий «двуногий» Даниил Азаров, один из из самых богатых бизнесменов Подмосковья. Об этом, впрочем, любому коту говорил четырехметровый забор усадьбы, за который попасть даже такому умельцу, как Ричи, было непросто.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – А Франсуаза сообразила заблокировать дверь и выиграла время! Мы неплохая команда! – мурлыкнула Мася.
    – Вот он – клещ, которого ты, Ричи, достал тогда из складок в шкурке собаки! «Двуногие» ни за что бы его там не нашли! – Франсуаза выкатила из-под шкафа маленькую склянку с крохотным клещом, который чуть не убил складчатого шарпея.
    Ричи немного сконфузился. Конечно, хорошо, когда твой незаурядный ум спасает чью-то жизнь, пусть даже и собачью… Но вспоминать о том, где именно пришлось ковыряться, было неприятно.
    – Мне больше понравился тот случай с пигментацией, – перевел он разговор на другую тему.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Когда я писал первую книгу про своего кота Ричи (замечу, сперва она планировалась как детектив, вроде Георгия Персикова, но там откуда-то появился кот, и книга почему-то стала популярной), я находился на самом дне отчаяния – изгнанный, отвергнутый, непонятый, преданный, забытый всеми, кроме моего кота. Вторая книга «Мисс Кисс» толкала меня в водоворот необъяснимых событий, приключений, терзаний, надежд, отчаяния и безумия: я встретил женщину, которая казалась мне то богиней, то развратницей, то верной, то изменницей, а мой кот нашел кошку – Масю. Про кота я к слову, суть-то не в нем. Мы с ним оказались на выставке кошек и прошли все семь кругов ада и семь кругов рая.
    Я считал себя бездарностью, халтурщиком, рабочей лошадкой, литературным негром и, наконец, автором категории С. Не поверите, но я собираюсь жениться. Хозяйка Маси меня любит, и она сказала мне, что я достоин большего, я должен бросить все это кошачье дерьмо – ну, извините, именно так и сказала, она иногда бывает грубой – и написать ту самую «нетленку», ради которой создал меня господь бог. Ту самую, которая изменит весь мир: то есть ее не просто будут читать все, кто умеет читать, она создаст новую эпоху, изменит города и цивилизации, приведет к мировой войне или даже галактической, к революции классов, полов и рас, после которой вся Земля, вся Вселенная очистится и из нее уйдут ревность и предательство, измены и угнетения, страдания и зависть.
    В мои цитаты Удалить из цитат