Книга или автор
4,4
35 читателей оценили
158 печ. страниц
2011 год
0+

Роберт Слейтер
Нефть. Кто диктует правила миру, сидящему на сырьевой игле

От издателя

Роберт Слейтер написал оригинальную и очень своевременную книгу. В числе рассматриваемых автором тем такие, как: «Растущее потребление нефти Индией и Китаем», «Новый Средний Восток, включающий Иран, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию», «Пики добычи нефти, деятельность спекулянтов и проблема волатильности цен на нефть», «Риски, связанные с добычей нефти в России», «Бурение скважин в США и за их пределами», «Южная Америка: Венесуэла и Бразилия», «Этика нефтяного бизнеса», «Нефтяная власть в Африке» и др.

По сути Слейтер рассматривает все основные аспекты, регионы и страны, которые определяют современную нефтяную, углеводородную, и шире, энергетическую, карту мира. Помимо исчерпывающей фактологической составляющей, из книги следует несколько важных выводов.

Во-первых, весь мир уже довольно давно сидит на нефтяной игле, причем, по меньшей мере с того момента, как человечество пересело на автомобили, то есть почти столетие.

Во-вторых, весь анализ происходящего на рынке углеводородного сырья подается исключительно под углом интересов одной страны – США. И автор этого совершенно не стесняется, внятно объясняя, почему иначе нельзя.

В-третьих, США были первой страной, которая осознала свою тотальную экономическую и политическую зависимость от углеводородного сырья.

В-четвертых, США были первой страной, которая осознала, что контроль над нефтью является экономическим рычагом, конкурентным преимуществом, а также политическим оружием в международных отношениях.

В-пятых, США категорически не устраивает нынешнее состояние нефтяного рынка, то есть новый нефтяной порядок, в котором американские транснациональные нефтегазовые компании оттесняются на второй план (прежде всего усилиями России и странами, входящими в ОПЕК).

В-шестых, с таким новым нефтяным порядком США боролись, борются и будут бороться всеми доступными средствами, чтобы это положение изменить в свою пользу. Потому что хорошо только то, что хорошо США.

Как итог, в-седьмых, контроль за мировым рынком углеводородов и национальная безопасность США – это одно и то же.

То есть все, о чем мы догадывались, рассуждали или утверждали насчет сугубо прагматической, экономической, национальной заинтересованности и мотивации США во всех военных и иных конфликтах вот уже на протяжении почти столетия, нашло еще одно подтверждение, причем, от вполне независимого журналиста, по крайней мере, мне он таким показался, когда я читал его книги про Джорджа Сороса и Стива Джобса. Конечно, никто рукой Р. Слейтера не водил и когда он писал про нефть.

Да, автор ставит клеймо, точнее, клейма. При чтении этой книги порой даже ловишь себя на ощущении, что перед тобой что-то вроде доноса американскому правительству: дескать, смотрите, кто ваши конкуренты и вот что надо с ними делать. Но поскольку автор – человек вдумчивый, то и рекомендации получаются исчерпывающими, и поэтому надо прочесть книгу до конца, чтобы узнать, какие мы и каков мир, если на всё и всех смотреть из одной точки на планете.

Роберт Слейтер представляет мнение американской элиты, именно той ее части, которая влияет на формирование общественного мнения в США и на Западе о мире и России. Не случайно автор приводит длинный список своих собеседников. Согласитесь, дорогого стоит получить четкую, ясную и аргументированно представленную позицию конкурентной стороны.

Понятно, к чему надо готовиться: к ожесточенному противостоянию в области экономики, как следствие, и политики, поскольку контроль над нефтью и углеводородами – важнейший аспект национальной безопасности США. Впрочем, давно уже и России.

Владислав Дорофеев, редактор,
автор книг «Принцип – Абрамовича», «Принцип Дерипаски», «Принцип Прохорова»

Посвящается

профессору Деборе Рунд и доктору Майклу Шапира,

чьи знания, любовь и участие помогали мне столько раз, что я не нахожу слов, чтобы выразить свою признательность им.


Глава 1
Кто диктует спрос. Ценовые горки

Причины, которыми объясняют рост цен на нефть, спорны и противоречивы. Повинны ли в росте цен на нефть арабы, действующие как алчный картель, либо два миллиарда китайцев и индийцев, точнее, стремительно растущий средний класс Китая и Индии, спрос которого оказывается слишком высоким при ограниченных условиях?

А, может, рост цен на нефть есть результат некоего сатанинского сговора крупных нефтяных компаний Запада, выступающих против программ развития альтернативных источников энергии, или же во всем виноваты спекулянты с Уолл-стрит?

Какое влияние окажут раздутые нефтяные цены на экономики, уже переживающие спад в результате кризиса кредитов далеко не высшего качества?

Запад с большим опозданием обнаружил знаки, предупреждающие о росте цен на нефть. Еще в сентябре 2003 г., когда баррель нефти стоил менее 25 долл., американцы редко проявляли к этому какой-либо интерес. «Визг» на заправочных станциях случился только раз, во время краткого, но болезненного эмбарго, введенного арабскими странами в 1973–1974 гг., когда цены на нефть выросли сразу вчетверо: с 2–3 долл. за баррель в конце 1972 г. до 12 долл. США в конце 1974 г.

С началом нового тысячелетия благодушное безразличие, с которым американское общество относилось к нефти, сменилось легким любопытством, а затем нефть полностью приковала к себе внимание. Неожиданно оказалось, что в нефтяном бизнесе даже больше духа «Дикого Запада», чем в дни крайне рискованных спекуляций, наступившие сразу же после открытия нефти. Для того чтобы понять, как мы оказались в нынешнем положении, необходимо обернуться назад и посмотреть, а где же мы находились раньше…

До конца XIX в. основным потребителем нефти были США, и на рынке нефти спрос и предложение поддерживали равновесие. В XIX – начале ХХ в. игру определяли могущественные силы, главным образом, группа компаний «Семь сестер» (Seven Sisters), в число которых входили американские и европейские нефтяные компании.

Группа компаний, получившая название «Семь сестер» (Seven Sisters)

1. Standard American Oil of New Jersey (позднее Exxon).

2. Royal Dutch Shell.

3. British Anglo-Persian Oil Company (позднее British Petroleum).

4. Standard American Oil of New York (позднее Mobil).

5. Texaco America (позднее Texaco).

6. Standard American Oil of California (позднее Chevron)

7. Gulf Oil.

Но, по мере того, как открывали новые нефтяные месторождения, власть стала смещаться к национальным нефтяным компаниям развивающихся стран. Первыми членами ОПЕК (Организации стран – экспортеров нефти) были именно национальные нефтяные компании, но они, по большей части, всецело находились в руках саудовцев. Собственно говоря, поначалу разведку и разработку нефтяных месторождений контролировали, по большей части, крупные американские и европейские нефтяные компании, но новые государственные нефтяные компании стремились вырвать контроль над своей промышленностью из рук крупных международных нефтяных компаний и стали усматривать в этом контроле возможность укрепления своей независимости.

Точка перелома – сдвига власти от старого к новому нефтяному порядку – наступила в начале 70-х гг. ХХ в. Это событие было важным не столько по произведенному финансовому эффекту, сколько по своим политическим последствиям. Когда в результате «Войны Судного дня» (1973–1974) Саудовская Аравия объявила о введении нефтяного эмбарго, мир впервые столкнулся с дефицитом нефти и ситуацией, когда нефть использовали как политическое оружие.

Военный конфликт между Израилем, с одной стороны и Египтом и Сирией – с другой (4-я арабо-израильская война) был начат 6 октября 1973 г. арабскими странами и закончился через 18 дней. Война готовилась долго и тщательно и началась с внезапной атаки египетских и сирийских войск во время иудейского праздника Йом-Кипур. Армии пересекли линии прекращения огня на Синайском полуострове и Голанских высотах и начали продвижение в глубь Израиля. Внезапный удар принес ощутимые результаты, и первые двое суток успех был на стороне египтян и сирийцев, но затем чаша весов начала склоняться в пользу Израиля. На второй неделе войны сирийцы были полностью вытеснены с Голанских высот, на синайском фронте израильтяне «ударили в стык» двух египетских армий, пересекли Суэцкий канал (старую линию прекращения огня) и отрезали Третью египетскую армию от баз снабжения. Вскоре последовала резолюция № 338 Совбеза ООН о прекращении огня.

Конфликт имел далеко идущие последствия. Арабские страны – поставщики нефти – применили меры экономического и политического воздействия на союзников Израиля: страны – члены ОПЕК ввели эмбарго на продажу нефти странам Западной Европы, а также втрое повысили цену на сырую нефть. Двадцать восемь стран Африки разорвали дипломатические отношения с Израилем. Война также во многом содействовала заключению Кэмп-Дэвидских соглашений в 1977 г.

Изменения, начавшиеся в нефтяном мире в 70-х гг. ХХ в., были неуловимы (в момент, когда они происходили, заметить их было трудно), но эти изменения породили сдвиг власти.

В 1980—1990-х гг. ХХ в. стали пробуждаться спящие «тигр» и «слон»: двигатели экономики Китая и Индии (а в каждой из этих стремящихся создать собственный средний класс стран проживает по миллиарду человек) требовали топлива для развития исполнения мечтаний о процветании. Под влиянием спроса, предъявляемого двумя новыми азиатскими титанами, возникла новая динамика. Индия и Китай начали оказывать мощное давление на предложение нефти. Однако и правители стран третьего мира, похоже, надеялись найти нефть так, как азартные игроки мечтают выиграть в лотерею. Подъем национальных нефтяных компаний (далее – ННК), среди которых насчитывается ряд самых мощных нефтяных предприятий мира, стал главным показателем созидания нового нефтяного порядка.

К началу первого десятилетия XXI в. тенденция роста цен на нефть приобрела, по-видимому, пугающее постоянство, хотя до начала 70-х гг. ХХ в. вопрос о повышении цен на нефть даже не возникал. Но теперь ни одна из характеристик нового нефтяного порядка не оказывает такого непосредственного воздействия на повседневную жизнь столь многих людей, как растущие цены на нефть.

Существует множество сортов сырой нефти, различаемых по содержанию серы и вязкости. Нефть с высоким содержанием серы считается «кислой», а нефть с низким содержанием серы – «сладкой». Поскольку сера – вещество, загрязняющее окружающую среду, то растет количество экологических правил, ограничивающих использование дистиллятов, содержащих серу.

Вязкость нефти – понятие, описывающее плотность или густоту сырой нефти (как жидкой, так и смолообразной). Смолистая сырая нефть считается «тяжелой», а более жидкая сырая нефть – «легкой».

Вообще говоря, из нефти любого типа можно извлекать различные дистилляты, но переработка «тяжелой кислой» нефти требует больших затрат, и многие нефтеперерабатывающие заводы попросту к тому не приспособлены. Это означает, что речь идет о нефти не только как об одном-единственном товаре, но и о предложении конкретных продуктов и спросе на эти продукты, а также о наличных нефтеперерабатывающих мощностях. Например, летом в США возникает больший спрос на бензин, а зимой возрастает потребность в топливе коммунально-бытового назначения, полученном из нефти[1].

Легкие дистилляты. К легким дистиллятам относятся: пропан, бутан, бензин-растворитель (нафта) и бензин. «Легкая сладкая» нефть, имеющая высокую вязкость и низкое содержание серы, пользуется наибольшим и все более растущим спросом. (Например, Европа постепенно переключается на более эффективные дизельные грузовики.) К сожалению, «легкая сладкая» сырая нефть составляет всего лишь около 1/5 мировой добычи. Ведущими производителями «легкой сладкой» нефти являются США, Великобритания (добывающая североморскую нефть-брент), Нигерия, Ирак и страны Западной Африки.

Тяжелые дистилляты. К тяжелым дистиллятам относится топочный мазут и топливо для судовых двигателей. Ведущие производители «тяжелой кислой» сырой нефти – Саудовская Аравия, Кувейт, Иран, Венесуэла, Россия и Мексика.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
261 000 книг
и 50 000 аудиокниг