Medulla
Оценил книгу

Ну вот, казалось бы, что нового и увлекательного можно написать в жанре классического, я бы даже сказала, шаблонного детектива-расследования с героем - частным детективом и его очароваельной секретаршей? Сколько их уже написано, таких вот романов, сколько нетерпеливых вечеров проведено за чтением таких детективов. И, вроде бы, уже все - ничего нового написать невозможно, схемы расследования давно уже все проработаны и описаны. современные авторы, безусловно, изгаляются как могут: кто-то добавляет кровавые и тошнотворные подробности, кто-то пошлые любовные интрижки, ну так, чтобы посмачнее. Не могу осуждать авторов, правда, читать это невыносимо и неинтересно. Но Гэлбрейт (он же Джоан Роулинг), при всей шаблонности детективного скелета, на который нанизывается все повествование, умудряется совершить так любимый мной ход, когда детективная линия (или расследование) всего лишь фон для раскрытия персонажей, их отношений, их развития, для рассуждения на множество тем, которые волнуют общество, которые есть у каждого. Социальные и личные. И под пером Роулинг они звучат весьма пронзительно и горько, несмотря на весь сарказм автора. Сарказм этот не злой, а горький. Снобизм, зависть, злость, самовлюбленность, бездарность при невероятной амбициозности.
В этом романе Роулинг затронула тему литературы. А что такое современная литература, чем она питается, откуда берутся сюжеты, как автор становится знаменит? Что такое современный издательский бизнес. Ушла ли навсегда настоящая литература, способная затронуть сердце читателя, вернуть его к сопереживанию и состраданию героя? Эти бесконечные пошлые тексты, словно написанные извращенцем, с подробностями расчленения и совокуплений. ''Она пишет порнографию, но выдает это за дамские романы. В книгах действуют не люди, в которых узнаешь себя, а просто пациенты психиатрических лечебниц, и участь таких книг - либо безвестность, либо при удачном скандал-пиаре автора невероятная популярность. Не любовь, а дикий интерес: А что этот скандалист там написал?
Что такое сейчас современные издательства? Традиционные издательства. Что за редакторы там работают, чем они руководствуются, когда берут книгу в печать. Текстом или скандальной известностью автора, а может и не скандальной совсем, а просто руководствуются именем автора, а текст, пусть даже он бдет самым низкопробным, не имеет никакого значения. Какое место занимает самиздат и интернет-издания? Безусловно, с приходом в каждый дом интернета, любой может писать свои тексты, графоманить в интернете и говорить что он писатель. Это время, конечно, диктует свои условия и правила игры, только жаль, что литературы становится все меньше и меньше с каждым годом. Конечно же, это всего лишь она из граней современного мира литературы, не самая ее хорошая грань, но она есть, тем не менее, и подумать о ней весьма и весьма полезно. Вот эти зацепки для размышлений и дает Роулинг в своей книге.
Но люблю я Роулинг не столько за поднятые темы, сколько за человечность, когда и милость к падшим призывал, вернее не к столько к падшим, сколько к таким вот вылинявшим со временем, несимпатичным и необаятельным, заполошным, раздражающим людям, как Леонора. Она не тонкая натура, книжек не читает, поскольку ей некогда - вся ее жизнь уместилась в одном-единственном создании, в ее больной дочери Орландо (ах, эта сцена с Робин и картинкой малиновки, разрывающая в клочья). Таких людей не замечают, проходят мимо, порой легко издеваются - ну что она голову-то не помыла, ну что она одета так убого и т.д., - забывая на миг, что эта женщина человек с чувствами и болью, невыплаканными слезами и несчастной судьбой, с которой она уже смирилась и не желает ничего лучшего для себя. Несовременно. Но то, как Страйк увидел в ней вот это невыплаканное женское несчастье, трогает до глубины души. Вот это ощущение человечности есть в каждой книге Роулинг, в каждой. Человечность и абсолютно реалистичный взгляд на мир. Жизнь, как она есть, люди такие, как они есть. Пожалуй, Роулинг один из немногих современных авторов, которые создают именно литературу, не рефлексии какие-то, не чернуху, а литературу. И с отличными героями, за которыми интересно следить, за их отношениями. Борьба Робин за право заниматься тем, что ей близко и тем, чем она хочет заниматься, ее отношения с Мэтью. Боль и горечь Страйка от разрыва с Шарлоттой, словно фантомная боль. Его отношения к отцу и братьям. Это очень здорово.
И еще, что мне безумно понравилось в ''Шелкопряде'', так это Лондон. Если в ''Зове кукушки'' он оттенял повествование звуками, огнями, подземкой, то в этом романе Лондон полноправный герой романа - ароматы, снег над Лондоном, кафе, рестораны, бары, люди в подземке с помятыми лицами, вступают в полноправное владение частью повествования, его главной декорацией в которой живут, любят, ненавидят, убивают и расследуют персонажи романа. Изумительное ощущение.
И жду следующий роман Гэлбрейта о Страйке и Робин. О, это дивное ощущение нетерпения, наверное, испытывали все подростки, читающие ''Гарри Поттера'' и ожидающие очередную книгу, теперь пришло время взрослым с нетерпением ожидать следующий роман о Страйке.