«В каждом молчании своя истерика» читать онлайн книгу 📙 автора Рината Валиуллина на MyBook.ru
image
  1. Главная
  2. Библиотека
  3. ⭐️Ринат Валиуллин
  4. 📚«В каждом молчании своя истерика»
В каждом молчании своя истерика

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.26 
(394 оценки)

В каждом молчании своя истерика

143 печатные страницы

2019 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Петербург. История одной дружбы, двух предательств, трех желаний и четырех углов, где мечет икру любовь. Все началось с того, что она сидела перед ним, перелистывая свои бесконечные ноги, а он, еще ни разу не читавший таких интересных книг, не знал, с какой страницы начался этот роман. Роман, в котором дружба, выдержанная годами в сосуде взаимопонимания, медленно оплеталась гибкой лозой любви до тех пор, пока стекло не треснуло и изнутри не брызнула горячая кровь мести и ненависти.

читайте онлайн полную версию книги «В каждом молчании своя истерика» автора Ринат Валиуллин на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «В каждом молчании своя истерика» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2019Объем: 258043
Год издания: 2019Дата поступления: 21 августа 2019
ISBN (EAN): 9785171000400
Правообладатель
10 857 книг

Поделиться

Lanafly

Оценил книгу

Мысли – жевательная резинка извилин, а выплюнуть – значило сконцентрироваться. Сейчас ее точкой зрения была муха, которая карабкалась по вертикали стекла. «Даже у мух есть крылья», – подумала Лара, когда неожиданно это откровение вспугнул звонок телефона.

Бесспорно, русский язык могуч и многогранен. Багаж его выразительных лексических средств невероятно широк.
Я очень люблю и ценю, когда автор задействует в своём тексте замысловатые метафоры, сочные эпитеты, цветистые сравнения, олицетворения и прочие тропы.
Но есть такое понятие как перебор, too much, безудержное нагромождение красивости. И роман Вилиуллина как раз из подобной серии.

Это надо суметь - так намусорить словами! И не спрашивайте меня о чём сюжет, он полностью теряется и бледнеет на фоне "философствований" героев, изъясняющихся на удивление одинаково, словно под копирку натужно-заковыристо и умопомрачительно... нет, не красиво, а уморительно.

Рассуждения - колючий кустарник с недружелюбными шипам изысканности (по мнению автора)), которые есть не что иное, как попытка вынуть и выложить веером перед читателем все карты писательского (взять в кавычки?) мастерства.
Диалоги - псевдо пинг-понги: нескончаемая, а главное, необоснованная игра слов, когда громадина текста обрушивает на читателя каскады горделиво гарцующих фраз (ой-ой, только бы не заразиться этой авторской манерой письма)))
Хотела написать в таком стиле весь отзыв, но решила не мучить людей)) Всем, я думаю, и так понятно о чём ведётся речь))

Безумно не люблю ставить красные оценки книгам, но тут просто не смогла поступить иначе. Это не стиль, это форменное безобразие.
Что самое обидное, есть в романе парочка вполне годных мыслей и действительно интересных метафор. Но снежная лавина уже упомянутого перебора поглотила их, жадно капая слюной))))

Из сведений об авторе почерпнула, что Ринат - преподаватель СПбГУ филологического факультета (испанский, итальянский языки). Я понимаю, что человек очень многое умеет, но не могу понять его желание продемонстрировать это оптом на 132 страницах моего планшета. Эх, если б можно было хоть немного просеять, выветрить, разбавить эту свалку из фраз...

Чтобы не быть голословной, ниже привожу цитаты. Специально не искала, из подобного... добра состоит вся книга. Приятного чтения!)

Дальше...

...вспомнила Лара про суп, прошла на кухню, подняла крышку. Глянула в глаза супу, тот перекипел, но продолжал нервничать, не зная, на кого выпустить пар.

В салоне стало заметно свободнее, но ненадолго: в автобус вошла пожилая женщина и встала над моей душой. Внутри меня заворочалось благородство, но места уступать не хотелось. Я замазал глаза веками и притворился спящим.
В этот момент в кармане треснул телефон, я достал и показал своим глазам: «Уступи место женщине». «Хорошо», – ответил я Фортуне на автомате и встал, предложив место даме. Совесть была чиста, она сияла, словно оцинкованное ведро.
Я вышел на своей остановке, оставив толпу, в руке ведро, во рту вкус одинокого кофе: «Пожалуй, надо было рискнуть на машине».

Вместе со взрослыми входили и серьезные детские лица, жизнь которых была средней и школьной. Лица сталкивались взглядами и кучковались с одинаковыми по богу, по прибыли, по недостаткам. Мелькали порой унылые, из которых не выбраться, лица трясины, редко-редко – прекрасные мордочки женщин с претензиями на красоту, с губами – на поцелуи. Единицы носили небесные лица: солнечные, в основном же – лунные. Среди них лица-кратеры, ушедшие глубоко в себя, дождливые лица – лужи, канавы, понурые, томные, со стекающей грустью бассетов, и просто олицетворение задниц, с большой поперечной морщиной, стекавшей от самого лба. Общество явно не выспалось, голодное, изможденное. Лица-пепельницы, прожженные не одной гражданской войной и многими бытовыми скандалами, пачки для сигарет, полные ржавых зубов, испепеляющие рубцами, шрамами, авторитетом.

Некоторых я видел только в профиль, они напоминали звенящую мелочь с носом, и одноглазые, полусухие, но гордые, они хронически смотрят вдаль, скрывая обратную сторону медали. Свежие лица хлеба, рыхлые, черствые в панировке бородавок-веснушек. Лица из гипса, из мрамора, асфальтовые. Смотрящие лицемерно в окна очков, мутными аметистами, изумрудами, серыми, как осеннее небо, зрачками – в них равнодушие и безразличие. «Лиц много, – подумал я, когда выходил на своей остановке, – главное, не потерять свое».

– Эта тебе понравится. Ну смотри, – вытащила она свои теплые длинные ноги из-под одеяла, – Давай, теперь свои! – сдвинулась она в постели таким образом, что наши ноги оказались друг напротив друга, – Приложи пятки к моим пяткам. Теперь вместе крутим педали. Поехали! – смеялась она, радуясь тому как механизм из ее стройных и моих волосатых деталей начал слаженно накручивать невидимые километры.
– Куда едем? – звонко просигналил он мне.
– К тебе, – пригрелся мой завороженный взгляд на ее прелестях, сверкающих шелковым треугольником любви, и чувствовал, как во мне поднимается то самое мужское начало, именуемое концом.
– Тогда крути быстрее, женщины не любят ждать.
– Что тебе привезти? Цветов?
– Цветы есть, – подняла она с груди большую белую розу, которых было разбросано великое множество на хлопчатобумажной клумбе постели, – Лучше конфет, моих любимых конфет.
После этих пожеланий, мишки, как по команде, побросали велосипеды. Фортуна осталась лежать на месте, а я накрыл ее своим телом.
– Мишки на Севере не было, взял мишку на мишке, – прошептал я ей в самые губы, будто они отвечали сегодня за слух.
– Где ты нашел? Это такая редкость, – приняла меня в свое лоно она, чувствуя, как я, размахивая тем самым красным шариком, который возникал у нее внизу живота и который был теперь крепко привязан к моему древку, вел Фортуну за собой в вечную страну сексуального запоя.
На паркете темного лакированного пола лежала тень дня, как будто ее кто-то бросил неосмотрительно под ноги и забыл. Стеклянной красной струйкой спокойно разливалась бесполезная беседа, стройность пластиковых ног стола и стульев переплелась со нестройностью людских, но, так или иначе, все оказались заложниками осужденных стен. Одни молчали безответно, другие наполнялись жидкостью, многозначительно целуя сигареты, прикуривали, скрывая в клубах дыма выражение скуки и тоски, видимо, они осознавали: нет истинного в беспредметном, как и преступного в вине. В то время как усталый день гноился солнцем и скитался по задворкам города, его тянуло всеми фибрами в тяжелый сон, однако спать нельзя, потому что для многих это означало ночь промаяться в бессоннице. Он, одноглазый, стоически держался, наблюдая, как люди не переставали пить и есть в им освещенной небольшой квартире мира, закрытой от него редкими кусками ваты, их разговор, где точка зрения делила текст, как запятая, ему был скучен и неинтересен. Мне тоже была неинтересна пьяная болтовня соседей, что без спроса лезла в уши.
26 сентября 2015
LiveLib

Поделиться

majj-s

Оценил книгу

Приходит мужик к любовнице. В самый разгар идиллии, любодеи слышат звук ключа в замке.
- Муж вернулся из командировки! Прыгай, прыгай, - подталкивает женщина аманта к балкону.
- А ничего, что ты живешь на семнадцатом этаже?
Но она не слушает, вытолкнув несчастного, встречает мужа во всем блеске соблазна? а после, дождавшись, пока уснет, выходит на балкон:
- Все в порядке, милый. А теперь отползай, отползай.

Так-то я с большим пиететом к татарам, вспахивающим ниву современной русской словесности – кровь, против нее не пойдешь. Хотя до последнего времени могла назвать лишь двоих: Шамиля Идиатуллина и Гузель Яхину, оба прекрасны, хотя очень разные. И вот судьба, расщедрившись, дарит встречу с еще одним представителем славного племени булгар, да каким: умница, красавец, филолог, преподает в университете, переводит с испанского и итальянского. Самое время для сакраментального: Есть такие нерусские, что языком лучше представителей титульной нации владеют.

И сказавши это, я даже не была бы неправа. Владеет языком. Обладает. Берет с бою. Захватывает в полон и овладевает многими извращенными способами. Насилует с брутальной яростью степняка, разложившего русокосую славянку в грязи посреди взятой крепости. Ринат Валиуллин дивный мастер каламбура. Умение хохмить и извлекать многие дополнительные смыслы из выражений, в коих никому другому не придет в голову искать таковых, доведено у него до филигранного совершенства. Это уровень стенд-ап шоу. Но с противоположным знаком. Оставляющий стойкое ощущение надругательства над языком, вивисекторских экспериментов над его живой плотью.

Что касается сюжета, с ним автор сильно не мудрит. Помните «Небо падших» Полякова? Нет-нет, я не имею в виду дословного повторения. Речь скорее об атмосфере безумной запретной, чуть извращенной страсти, с оттенком инцестуальности. О неумении и нежелании противостоять плотским соблазнам. О многих предательствах, к которым это ведет. О любви к затяжным прыжкам с парашютом (ну я же обещала «Небо падших»). И о способе ухода из жиз..., но упс, молчу.

Мораль незамысловата как грабли и тверда как чугунная сковородка: нехрен девок портить, кобелина. Ох, простите, автор хорош с итальянским – Кобеллино.

Далее были отправлены в мусорную корзину два использованных билета в оперу, где она поспала немного под музыку Чайковского вместе с бабушкой, так как слушать ее в течение трех часов было выше всяких сил: «Уж полночь близится, а оперы конца все нет», – вспомнила Фортуна шутку своей бабули.
4 августа 2019
LiveLib

Поделиться

evfenen

Оценил книгу

– Безумной большой любовью...
– А маленькая, она какая?
– Когда женятся, заводят детей и наблюдают за большой по телевизору.
– Значит, у моих родителей маленькая, – с грустью заметила Фортуна и замолкла на некоторое время.

Очень странная книга. Я, конечно, понимаю, что странность не всегда плохо, но ... О чем эта книга? Наверное о любви, или о рассуждениях на тему "любовь." Есть главный герой Оскар, обаятельный и привлекательный, ловелас. Повествование ведется от лица главного героя, причем периодически он или точнее автор говорит о нем в третьем лице. Все бы ничего, но когда это в одном предложении.

Мне казалось, все будет как прежде, но именно сегодня я ощутил, что, несмотря на то, что он по-прежнему листал газету, что-то менялось в человеке, которого Оскар так хорошо знал.

Это мысль (слова) Оскара. Хотя может быть я что-то не поняла.)

У Оскара есть друзья - семейная пара Антонио и Лара, у которых подрастают две дочери Фортуна и Кира. Дальше, как в плохом водевиле. Сначала в Оскара влюбляется старшая дочь - Фортуна, затем младшая - Кира.

Читая книгу понимаешь, что у автора филологическое образование и огромный талант словоблудства. Такое ощущение, что в тексте присутствуют все обороты и инструменты литературного языка. Книга изобилует афоризмами. И все это переплетено любовью и огранено тонким юмором. Иногда перечитывала по несколько раз диалоги чтобы понять их смысл.

Автор по видимому решил напишу я книгу полностью состоящую из цитат. А почему бы нет? Не зря - цитаты хороши. Не даром весь роман растащили на цитаты в соцсетях .

– Какой прекрасный понедельник! Почему люди так не любят понедельники? – поставил стакан на стол Антонио.
– Потому что всю неделю они планируют в этот день начать новую жизнь, но в выходные кажется, что и старая вроде ничего. Все знают, что надо жить по-другому, но упорно продолжают жить по-своему, одни – чтобы выжить, другие – чтобы выжить остальных. Давай перезагрузимся! – поднял я стакан.
Мы чокнулись и снова глотнули прохлады. На Иберийском полуострове нашего стола возникли моллюски и мидии, вечер обещал стать приятным десертом набитого отдыхом дня.
– Схожу в туалет, – предупредил я Антонио, когда уже встал со стула.
– Ок, жду.
8 июня 2021
LiveLib

Поделиться

Да, близость, она как мороженое – сладкая, но пачкается, ходишь потом с липкими чувствами и боишься к кому-либо прикоснуться. – Почему для женщины путь к близости всегда дальше, чем для мужчины? – Потому что у всех женщин далеко идущие планы.
4 января 2022

Поделиться

Знала бы ты, как мне хочется собрать все свои старые отношения, мелкие интрижки, случайные встречи и разменять на одну большую любовь
4 января 2022

Поделиться

Мне нужно тебя обнять, мне нужно тебя встряхнуть как-то, мне нужно видеть тебя настоящей женщиной, а не прокладкой для обстоятельств.
4 января 2022

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой