Благие намерения. Мой убийца (сборник)

2,8
6 читателей оценили
308 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

О книге

Генри Каргейт нажил так много врагов, что, когда его убили, все сочувствовали не столько жертве, сколько убийце. Однако закон есть закон – и преступник оказывается на скамье подсудимых. Но кто этот несчастный, мы не имеем понятия, – дворецкий или секретарша, садовник или викарий? Убийца остается неизвестным до самой развязки, пока мудрый судья Смит не поставит в деле Каргейта точку…

Близкие миллионера Алана Ренвика, в порыве ярости убившего слугу-шантажиста, разработали сложный план, чтобы помочь ему избежать правосудия. Однако имитация самоубийства закончилась реальной гибелью Ренвика – и это был отнюдь не суицид и не несчастный случай, а настоящее преступление. Инспектор Вестхолл, ведущий расследование, понимает: кто-то из тех, кто якобы пытался спасти Алана, в действительности хотел от него избавиться. Но кто? Замужняя любовница? Адвокат? Лучшая подруга?..

Подробная информация

Переводчики: Е. Абаева, А. Андреев

Правообладатель: АСТ

Дата написания: 1938

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785170968275

Дата поступления: 31 марта 2018

Объем: 555.0 тыс. знаков

Отзывы на книгу

  1. EmmaW
    Оценил книгу

    Отзыв на сборник. Оба произведения примерно одного уровня и даже концовками похожи (остается неудовлетворенность от простого решения), поэтому оценила их одинаково. Первое понравилось немного больше, но меня тема судебных заседаний всегда привлекала.

    «Благие намерения»

    Богатый Генри Каргейт живет в собственной усадьбе Скотни-Энд-холл, в деревушке Скотни-Энд. Он держится обособленно: не контактирует с местным населением, не ходит в церковь, как все остальные (он атеист), не в восторге от викария и не скрывает этого, не дает работу людям в своих владениях, потому что считает, что они недостаточно компетентны, не покупает продукты в деревне, а заказывает из Лондона. В общем не спешит сливаться с окружающей обстановкой и жить по правилам. Из-за такого поведения он как заноза для всех жителей Скотни-Энда независимо от их социального положения. Поэтому когда в один прекрасный день Каргейт неожиданно умирает в купе поезда прямо на станции, то никто не печалится. И даже когда выясняется, что его убили, все сочувствуют убийце и воспринимают случившееся как благо.

    Тем не менее суд должен состояться по всем правилам. Его возглавляет судья Смит – выдающийся человек, известный своим умением убедить присяжных принять его точку зрения по рассматриваемому делу. Повествование построено таким образом: описывается в подробностях судебное заседание, речь обвинителя и защитника, речь судьи и кое-какие диалоги со свидетелями, содержащие важные для следствия моменты. Остальная информация дается как кусочки из жизни тех или иных людей. Т.е. не все действие происходит в суде. Это дает эффект вовлеченности – например, когда следующего свидетеля еще не вызвали, а мы уже знаем, что он собирается рассказать. Или когда на суде поверхностно обсуждают разные детали, а нам известно больше подробностей. Чего мы не знаем до самой концовки – имени обвиняемого в убийстве Каргейта человека.

    Роман соответствует правилам классического детектива, а значит число подозреваемых ограничено и все они известны с самого начала. Один из них убийца, а тот ли это человек, кого обвиняют в суде или нет, предстоит выяснить. К сожалению, Халл весьма прозрачно намекнул на виновного, поэтому оставалось надеяться, что это обманный прием и в конце будет финт, который перевернет все дело. Но этого не случилось. Концовка очень разочаровала. Конечно, даже в лучшем своем произведении – «Убийство моей тетушки» – Халл не стремился ошеломить и запутать, а лишь дополнял очевидное, но я думала, что в «Благих намерениях» сама идея сюжета против очевидных развязок.

    Тем более так хорошо были спланированы сцены перед убийством и досконально выявлено местонахождение решающих улик. И все подозреваемые имели мотив. Мне понравилось следить за следствием и узнавать детали о каждом предполагаемом виновнике. Халл пишет интересно, поэтому скучные на первый взгляд вещи становятся привлекательными. Дополнение про марки – это лучшее в романе, хоть и относится к расследованию только косвенно. Люблю читать о том, чего еще не знаю. Марки даже примирили меня с концовкой.

    В целом неплохо получилось. Любителям копаться в деталях и любителям судебных заседаний должно понравиться.

    «Мой убийца»

    Повествование от лица юриста Дика Сэмпсона. Он занимается делами миллионера Алана Ренвика, которого недолюбливает за снобизм. Ренвик вообще мало кому нравится, за исключением нескольких женщин. Две из них будут играть роль в этой истории. Фактически в центре сюжета Сэмпсон и Ренвик, остальные персонажи участвуют в событиях минимально.

    Я не знаю, зачем в аннотации рассказали ВСЕ. Это сильно испортило впечатление. Роман построен по принципу нагнетания напряжения и недосказанности. Аннотация убила эффект полностью. Когда герой задается вопросом «что происходит?», ты уже знаешь ответ, но не потому, что разгадала, а потому, что прочитала заранее.

    В произведениях с такими сюжетами концовка не обязана быть неожиданной, она скорее вытекает из всего остального. Тут не в претензии к автору за то, что поняла суть гораздо раньше развязки. Но все-таки ожидала финта и хотела ошибиться.

    Алан Ренвик попал в переделку и не нашел ничего лучше, как неожиданно нагрянуть в гости к Сэмпсону и заручиться его поддержкой заранее, когда тот еще ничего не знал. Позже Дик оказался втянут помимо своей воли, у него не оставалось выбора, кроме как помочь Ренвику. Роман состоит из описания действий Сэмпсона и обсуждений проблемы Ренвика. Действительно сложно без спойлеров рассказать о завязке.

    Эта вещь больше напоминает саспенс, чем классический детектив. Все ли происходящее таково, как нам представляется? А герои действительно такие, какими выглядят? На самом ли деле нам известны все обстоятельства или это только кажется?

    Получился неплохой середнячок. Ничем не выделяется из других похожих вещей, но и не проигрывает. Не знай я заранее обо всем, может быть впечатление было бы иным.