Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • takatalvi
    takatalvi
    Оценка:
    67
    Ведь та Дорога разрушилась, как рушатся в конце концов все дороги, она была совсем ни к чему, и ничего от нее не осталось. Люди постоянно ищут смысл и надежды, но анналы прошлого – это всего лишь вымаранный в грязи рассказ о хаосе.
    И о той колоссальной прорухе, безграничной и похороненной, которую далеко-далеко протянули сквозь плотные, непрерывные джунгли. Об имперских замыслах и делах людей, от которых осталась одна лишь высокая трава.

    Роман «Узкая дорога на дальний север», восхваляемый критиками и отмеченный Букеровской премией, попал в поле моего зрения сугубо из-за аннотации. Дело случая, потому как по обложке невозможно предположить, что в основе романа лежит история строительства военнопленными Тайско-Бирманской железной дороги, известной также как Дорога Смерти. Впрочем, после прочтения оказалось, что многого ждать мне не стоило, а обложка подобрана действительно хорошо.

    Главный герой романа, врач Дорриго Эванс, оказался в числе австралийских военнопленных, брошенных на строительство железной дороги во славу японского императора – именно на это делали упор японцы, которых совершенно не волновало, что люди, содержащиеся в ужасных условиях, голодные и больные, умирают от непосильного труда. Дорриго пронесет память об этом аде через всю свою долгую жизнь. Как и об Эми, жене своего дяди, к которой помимо воли испытывал сильные чувства.

    «Дорожная» линия перемежается именно с этим коротким, но бурным романом. А «послевоенная» линия расскажет читателю о том, что сталось со всеми: с Дорриго, Эми, японскими командирами, которые безжалостно бросали военнопленных на строительство злосчастной дороги.

    Но красной линией, проходящей через всю книгу, как это ни странно, становится именно любовная. Лично меня это неприятно поразило. Может, автор и добивался такого неприятного послевкусия, когда после бытовых дрязг приходится переноситься в джунгли, в смрад, боль и смерть и обратно? Не знаю. Мне показалось, что целью было провести красоту и силу этой любви через жестокость войны. Если это так – не получилось. Во второй половине романа все тоже мешается – мысли и казни военных преступников, воспоминания о Дороге, и вдруг – ну, снова насыщенное эхо этой любви, снова Эми. В результате получился не памятник погибшим на строительстве, как ожидалось, а история с моралью «в любви и на войне все средства хороши», и ад Дороги Смерти там – всего лишь невнятный эпизод.

    Это очень обидно. О самом строительстве почти ничего не сказано, жизнь военнопленных описана скудно, эпизодически, обрывочно. Прозвища людей придают повествованию какую-то школьную искусственность, а переговоры и размышления японцев – натянутость. При этом как жизнь «до» и «после», так и войну автор постарался перемешать с поэзией. Сначала Теннисон, потом хайку. Где-то это было очень уместно, но в конце концов количество зашкалило, и поэзия только всыпала еще сахару в эту книгу, а его в ней и так уже было достаточно.

    Нет, роман не сладкий. Во всяком случае, не весь. Военный ад при всем желании нельзя сделать приторным. Но вкус у него какой-то невнятный. Сначала сладковатый, потом до отвратного горький, потом вообще непонятный – смешались высокие мысли, обрывки прошлого, любовь, тщеславие, обман, надежды. Если подойти к книге как к памятнику погибшим на Дороге, то слишком много вставок, достойных классических любовных романов. Если как к любовному роману – то странно в нем смотрятся линии жизни военных лиц и философия войны и мира. Получилась невнятная мешанина.

    Но главный минус – «там» себя не чувствуешь и никакой информации о происходящем толком не получаешь. Мало подробностей, ужасно современный слог (тут, быть может, претензии к переводу). Так что, мне кажется, роман понравится скорее любителям печальных историй любви, чем книг о войне.

    Читать полностью
  • stepan0va
    stepan0va
    Оценка:
    39

    Во время Второй Мировой войны произошло немало печальных инцидентов, повлёкших жертвы. В каких-то странах их было больше, в каких-то меньше. Все знают, сколько людей погибло под Сталинградом и в Ленинграде. Американцы вспоминают Перл-Харбор. Япония помнит о Хиросиме и Нагасаки. А Австралия - о своих порабощенных солдатах, борющихся за жизнь не на фронте, а в суровых условиях каторжной работы. Не важно сколько было жертв - погиб один или миллионы, ничто не умаляет ценность человеческой жизни.

    В Узкой дороге на дальний север Флэнаган пишет нечто личное, историю, основанную на жизни своего отца. Из Википедии можно узнать, что та бессмысленная Тайско-Бирманская железная дорога, или Дорога смерти, была невозможным по мнению европейцев проектом. Но японский император так не думает, а ради его воли ты хоть расшибись, но построй эту дорогу в нереально короткие сроки и без специальной техники. К работе были привлечены порядка 250 тысяч каторжников и военнопленных. Из которых половина погибла. Если бы вы проехали по всей дороге, то буквально на каждом метре было бы захоронение. Только проехать не получится, в настоящее время в действии участок менее трети общей протяженности. Остальное было разбомблено и разобрано буквально спустя пару лет после завершения строительство. В такие моменты задумываешься, насколько бессмысленна и беспощадна может быть жизнь.

    Но это реальные факты. Так сказать полезная подготовка к прочтению книги. Флэнаган не для того писал роман, чтобы показать голую статистику. В произведении нас ждут события из жизни главного героя Дорриго Эванса от юных лет до глубокой старости. Временные пласты раскрываются параллельно, перескакивая с одного промежутка на другой. Помимо темы войны большое внимание уделяется любви, одиночеству, раскрывается через призму японских надзирателей верность стране и императору.
    Книга поразила меня. Даже зная весь сюжет, можно открыть на любой странице и перечитывать с эстетическим наслаждением. Уверена, каждое новое прочтение откроет незамеченные в прошлый раз мысли автора.

    Понравился язык автора, недаром заслужена Букеровская премия. В романе нет героического пафоса, который так часто используется в современной литературе. Да, тут много крови, много страданий, происходят страшные смерти, а кто-то уничтожается и морально. Война была, и ничего возвышенного в этом нет, есть только покалеченные жизни и тяжкие последствия.

    Часть книги занимает описание событий до и после войны. Она не лишняя, а направлена на раскрытие героев со всех сторон.
    В результате чего Флэнаган добился картинки, в которую веришь.

    А так как мои мысли уже начинают скидываться в одну кучу, скажу, что это прекрасное произведение об ужасных событиях. Многие обойдут его стороной в силу жестокости и кровавости описываемого, другие же прочитают и я думаю, найдут книгу честной и впечатляющей.

    PS. В русском издании, к сожалению имеют место опечатки. Особенно покоробили повторяющиеся эпиграфы к двум частям книги, хотя в оригинале использованы разные японские стихотворения.

    Читать полностью
  • lustdevildoll
    lustdevildoll
    Оценка:
    31

    Понимаю, за что дали Букера, но вещь неровная. Примерно до половины утомляли перескоки из одного времени в другое, причем с разными героями, потом привыкла. Я много книг читала о войне, но эта - одна из немногих в общей массе, написанных об австралийских военнопленных, которые под началом японцев строят железную дорогу в джунглях. Главный герой, военврач Дорриго Эванс, пережил это страшное время и автор описывает нам его жизнь, разделенную на До и После.
    До он был врачом, собирался жениться на Элле, и без памяти любил Эми, жену своего дяди, в которую влюбился с первого взгляда, еще не зная, кто она. После он собирал себя по частям, уверенный, что Эми погибла в пожаре во время войны, жил с семьей, регулярно изменял жене, был прославленным героем войны и ненавидел о ней вспоминать.
    Ветераны никогда не любят говорить о войне. Сколько кого ни пытала - скупые фразы, нежелание делиться этим ужасом, стремление оградить от него других людей. Флэнаган, чей отец прошел эту войну и японский плен, описал строительство той Дороги жестоко, правдиво и сильно, не давая оценок, просто рассказывая о том, как все было. Военные главы в романе самые сильные, их пропускаешь через себя, нервно кусаешь губы, холодеешь от ужаса, собственной спиной чувствуешь удары, сыплющиеся на Смугляка Гардинера, словно воочию видишь бендзе с плавающими на поверхности личинками паразитов, чешешь ногу, когда в тексте то и дело упоминаются трофические язвы (переводчик на русский язык, видимо, далекий от медицины, обозвал их тропическими - ну да, дело же в тропиках происходит). Но самой леденящей душу сценой для меня стало, когда Дорриго и Джим Бигелоу проводили ампутацию зараженной гангреной бедренной части ноги уже и так одноногому пленному - это настолько живо, настолько страшно и настолько тяжело, что от чтения оторваться не можешь, а больше всего на свете хочется закрыть глаза, чтобы не видеть этих букв и заложенной в них боли.
    Главы же про мирное время, про любовь Дорриго и Эми, даже про то, как он спасал от пожара жену и детей, я понимаю зачем нужны, но меня не особо тронули. Порадовало, что автор проследил жизненные пути ключевых персонажей до самого конца.

    Читать полностью
  • lorikieriki
    lorikieriki
    Оценка:
    17

    В книге два сюжетных течения – жизнь главного героя Дорриго Эванса до и после Второй мировой войны, и его жизнь во время войны военнопленным на строительстве Той Дороги. У меня создалось впечатление, что Дорриго примерно представлял себе, что он должен делать, к чему стремиться и как поступать на войне, а в мирное время, условно говоря, не знает куда себя приткнуть. Конечно, на фоне прочих выживших, он вроде как успешен, но, как по мне, внутренний разлад все-таки его не отпускает. В лагере военнопленных временами его было за что уважать, в мирное же время он вызывал у меня неприятие – неудачный брак, бесконечные измены.

    Возможно, его любовь к Эми, жене дяди, которую он пронес через всю жизнь, должна была выступать неким оптимистическим контрастом. Дескать, любовь помогает выжить, помогает преодолеть трудности, залечить раны войны. Но мне вся эта линия показалась натянутой, отдающей скорее какой-то животной страстью. И вообще это чувство герой пронес через всю жизнь, потому что в итоге ничего не сложилось и роман завершился на высокой ноте.

    Лагерные сцены, пусть и перемежающиеся любовными сценами, вот они вызвали отклик. Умирающие, замученные военнопленные и похожие на роботов японцы, стойкие в своей верности императору, все выполняют бессмысленную и никому не нужную работу по строительству бессмысленной и никому не нужной дороги. В этом, наверное, и есть вся война – потери не имеют никакого смысла, ужасы не ужасают, а все человеческое, что есть в душе, отмирает, загоняется в глубину, уничтожается за ненадобностью.

    Встречала такую мысль, что японские военные выведены четче, а их жизни доведены до финала в отличие от австралийских военнопленных. Так и есть, хотя ощущение мерзости после чтения этих эпизодов стало только сильнее. Кроме того, после некоторых размышлений я поняла, что мне в принципе гораздо интереснее было бы читать про Смугляка Гардинера, про которого в конце истории автор ввернул твист, чем про этого Дорриго. В целом можно было бы и не читать эту книгу и хорошо, что на волне ажиотажа не купила в бумаге.

    Читать полностью
  • tirrato
    tirrato
    Оценка:
    15

    Букеровскую премию в 2014 году эта книга австралийского писателя получила не зря. Хотя послевкусие роман оставил крайне странное, попытаюсь описать, что мне понравилось, а что - нет.

    Повествование - ажурная сеть из сюжетных линий, постоянные перескоки из настоящего в прошлое, за которыми поначалу было очень сложно следить, но затем я вошла во вкус и разобралась в персонажах и их судьбах.

    Сюжет, вроде бы, прост и незамысловат, но страшен своей реалистичностью. В основе романа лежит строительство Тайско-Бирманской железной дороги (Дороги Смерти) силами Японии во время Второй мировой войны. Для строительства использовался труд военнопленных, и командиром одного из таких отрядов и являлся главный герой романа - Дорриго Эванс, австралийский хирург, попавший в плен и переживший Дорогу Смерти. Всего на Дороге Смерти погибло около 16 тысяч военнопленных, и строительство этой дороги было объявлено военным преступлением, так как рабочие содержались в нечеловеческих условиях без лекарств, практически без еды и постоянно подвергались истязаниям со стороны японских надсмотрщиков.

    Фигура Дорриго Эванса для меня очень неоднозначна. С одной стороны, это человек, который героически вёл себя в самых немыслимых условиях войны, с другой стороны, это человек со многими недостатками. Из-за того, что некоторые его поступки вызывали у меня бесконечное уважение, а другие - бесконечное же омерзение, мне никак не удавалось к нему эмоционально привязаться и с однозначным сочувствием и преклонением его воспринимать. Из-за этого, возможно, книга оказала на меня не такой ошеломительный эффект, как мне бы хотелось. Но при этом умом я понимаю, что персонаж выписан очень человечно, правильно, ведь кто не без греха, и делать его однозначным героем, конечно же, тоже не стоило.

    Один из удививших меня фактов: довольно большая часть книги посвящен любовным приключениям Дорриго Эванса и его отношениям с женщинами, и эти куски вызывали у меня гораздо меньше интереса и больше неприязни, чем самые жуткие описания страданий. Некоторые сцены бытовой и семейной жизни мне хотелось просто пролистывать. Именно этот пункт заставил меня чуть-чуть снизить балл и не дать этой книге высшую оценку.

    Ещё одна вещь, поразившая меня до глубины души: в этом романе нет места голосу автора, а я слишком часто встречала это в исторически-военных романах. Здесь никто не подсказывает, что из этого - правое, а что - нет. Показана и сторона противника, самооправдания японских офицеров, то, как работает психика человека, защищаясь и оправдывая насилие. Всем сочувствуешь в равной степени, потому что, по сути, они все - жертвы войны, и победители, и побеждённые. И это очень горько.

    Выходило, будто человек только для того и существовал, чтобы передавать насилие по наследству, обеспечивая вечность его владычества. Ведь мир не менялся, насилие всегда существовало, существует сейчас и никогда не будет искоренено, люди будут находить смерть от сапога, кулака и зверства других людей до скончания времен: вся человеческая история – это история насилия.

    Помимо Дорриго Эванса в романе куча второстепенных персонажей, которые описаны так ярко и живо, что они невероятно ярко запоминаются и оставляют после себя такие сильные впечатления, что я чуть ли не глубже переживала за них, чем, собственно, за главного героя.

    Увы, в романе очень плохо обстоят дела с женскими персонажами, они есть только как фон для Дорриго Эванса, все эти его любовные похождения, его жена, они особо ни для чего не нужны в сюжете, кроме как для подчёркивания экзистенциальных поисков Дорриго. Очень грустно, но ничего неожиданного.

    Язык в книге удивительный, авторский стиль уникален и необычен, очень сложно было к нему приспособиться, но потом быстро входишь во вкус и уже смакуешь яркие описания.

    Перевод же, однако, местами лажает так сильно, что аж противно. Несогласованные обороты, опечатки, очень странный выбор лексики. Лажа с переводом хокку перед третьей и четвёртой частями - вообще за гранью. Сравните, оригиналы перед третьей и четвёртой частью:

    A world of dew
    and within every dewdrop
    a world of struggle.
    This world of dew
    is only a world of dew—and yet.

    Эти строфы одного автора и всё же отличаются. Что сделали русские переводчики? Перевели обе вставки одним и тем же образом!

    Наша жизнь – росинка.
    Пусть лишь капелька росы
    Наша жизнь, и все же…

    Очень жаль, что невероятные книги портят переводом, очень-очень жаль.

    Но книгу читать стоит, это, правда, сильный, и жестокий, и страшный роман, правдивый и грустный. Великолепная вещь. А вам вот ещё пара цитат.

    Добродетель есть добродетель, и, подобно страданию, она невыразима, неодолима и недоступна пониманию.
    И это ощущение, это чувство общности, случалось, переполняло его. В такие моменты ему чудилось, что во всей Вселенной есть всего одна книга, что все тома книг суть просто двери в это более грандиозное, творящееся на глазах произведение: неисчерпаемый прекрасный мир, не воображаемый, а мир такой, каков он есть на самом деле, книга без начала и конца.
    Хорошая книга, пришёл он к выводу, оставляет в тебе желание эту книгу перечитать. Великая книга побуждает тебя перечитать собственную душу.
    Страдания, смерть, горе, подлая, жалкая бесцельность чудовищных мук такого множества людей - все это, может, и существует-то лишь на этих страницах да ещё на страницах немногих других книг. Книга способна содержать ужас, предав ему и форму, и смысл. Но в жизни у ужаса формы не больше, чем смысла. Ужас просто есть. И пока он владычествует, во всей Вселенной будто и нет ничего, во что бы он ни воплотился.
    Читать полностью