Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • SaganFra
    SaganFra
    Оценка:
    49

    Ричард Флэнаган – популярный австралийский писатель и сценарист. Награждение в 2014 году Ричарда Флэнагана Букеровской премией за роман «Узкая дорога на дальний север» подстегнуло издателей всего мира обратиться к более раннему творчеству австралийского прозаика. В свет выходят новые переводы давно написанных книг, порождая новый виток популярности Флэнагана.

    Роман «Смерть речного лоцмана» был написан еще в 1997 году задолго до получения автором Букеровской премии. Но это не умаляет явных достоинств книги, соединившей в себе черты приключенческого и реалистического романа с психологично-драматическим напылением. «Смерть речного лоцмана» - книга путешествие в неизведанный край – на остров Тасмания, который разделен с Австралией Бассовым проливом. Остров Тасмания. Что мы о нем знаем? На ум приходят кенгуру и рыжая сухая земля под ногами, бурые скальные породы и пустыня с колючками. Но на самом деле Тасмания зеленый остров с множеством рек, с дождевыми лесами и утесами, покрытыми мхами. Реки играют важную роль в жизни местного населения. Много лет назад по них сплавляли ценные породы древесины, а сейчас на плотах бурными водами рек сплавляются отчаянные туристы из разных уголков мира. Аляж Козини, главный персонаж произведения, – речной лоцман, проводник туристов на реке Франклин. Поработав во многих сферах и достаточно поскитавшись по стране, Аляж соглашается возглавить группу туристов и спуститься вниз по реке, преодолевая речные пороги, колебание уровня воды и стремительное течение. Это отнюдь не безопасное путешествие, исход которого предначертано в самом названии книги.

    Отправляясь в десятидневное путешествие, Аляж Козини придается воспоминаниям. Перед нами воспроизводятся картины из жизни предков Аляжа, начиная с девятнадцатого века. Мы узнаем историю знакомства родителей героя в Триесте, их переезд на Тасманию, рисковые предприятия его отца Гарри Льюиса и неимоверную ностальгию его матери Сони Козини по родной Словении. Фамильное древо Аляжа оживает. Дедушки, прадедушки, бабушки и двоюродные бабушки обретаю голоса, и откровенничают с нами. Таким образом, роман Флэнагана приобретает черты семейной саги. Параллельно берет слово автор и рассказывает приключенческую историю сплава туристов бурлящими водами реки Франклин. Роман напоминает жестокую схватку человека с природной стихией. Сначала туристы воспринимают путешествие как приключение, просто наблюдают и фотографируют природу. Но позже, видят страшный оскал этой природы и борются не за красивые кадры, а за свою жизнь.

    «Смерть речного лоцмана» - книга-выживание. Ричард Флэнаган изображает человека как маленькую беззащитную букашку в речном потоке, воды которого несут ее сквозь года в неизвестном направлении – в океан человеческого существования. Мы не знаем, что нас ждет в этом океане. Но разве у нас есть выбор? Мы рождаемся без нашего участия либо желания. Нас просто выталкивают в свет – плыви, постарайся научиться плавать. Аляж так и не научился маневрировать в океане жизни. Он плыл по течению, таща за собой окружающих, боясь сбросить балласт семейной истории. Но можно ли опуститься ниже дна? Ответ зашифрован в книге.

    Читать полностью
  • higara
    higara
    Оценка:
    17

    Я не читала романа, за который Флэнагану дали Букера, но эта книга показалась мне такой же мутной, как чайного цвета воды реки Франклин, такой же тягучей, как поток для гребущего против течения и такой же мучительной, как ощущение терзаемого рекой тела, зажатого меж камней. И ведь вроде хорошо продумана композиция, затрагиваются серьезные вопросы, да и обложка вон какая красивая.. но Увы! Книга протекла мимо моей души, не затронув ни единой струнки. И не то чтобы у моей души была такая хорошая обтекаемость, что ничто ее не тронет, не встревожит, просто для меня эта книга пуста. Нет в ней ни эмоций, ни чувства, ни события, ничего, что показалось бы реальным, знакомым и близким.. Но это все, разумеется, совершенно субъективный взгляд.
    Так о чем же и как написана "Смерть речного лоцмана"?
    Вся книга это история одновременно жизни и смерти Аляжа (ну правда, лучше бы он остался совсем без имени!) Козини. Из первой главы мы узнаем о том, как он появился на свет и о том, что на этот самый момент он тонет в реке и перед взором его души всплывают видения прошлых дней. Таким интересным способом Флэнаган закручивает нечто на подобие семейной саги (видения ГГ охватывают и его жизнь и наиболее значимые эпизоды из жизни его предков) с легким привкусом мистики. Получается сразу три плана повествования: Аляж, тонущий в реке, Аляж, сплавляющийся по реке (история утопления) и Видения - истории об Аляже и его предках. Есть тут и семейные тайны и личные трагедии в каждом поколении, и ужасы колонизации, но тайны так себе, трагедии описаны походя, а ужасы воспринимаются как "ну да, где-то мы это уже видели". Автор пытается рассказать нам о расизме, о каннибализме, о грехе людей, надругавшихся над террой нулис, ее жителями и природой, о потребительском стиле жизни белых переселенцев, о трагедии умирающего мира, разграбленного и обесчещенного, но все это просто истории. Истории, которые мы уже слышали, и никакое обилие географических наименований не сделает эти истории австралийскими, не наполнит их кровью и не нарастит плоть на белые кости сюжета. Да, есть тоска, но нет боли. Как нет и счастья. Жизнь ГГ беспросветна и печальна: или горе и утраты или просто бытие, нет ни одного действительно счастливого момента, то есть они вроде как упоминаются, но никаких эмоций не вызывают. Может быть ему так нравится сплавляться по реке, потому что всю свою жизнь он только и делает, что плывет по течению? И умирает в момент, когда решает сопротивляться. Возможно в этом и была авторская фишка - бесславный конец бесцветной жизни в момент, когда герой собирается начать жить? Возможно.. но оно того не стоило.
    Единственное, что хочется похвалить в этом тексте - это последний абзац. Да, он красив, хорош, и если бы вся книга была такой, я бы ее полюбила!

    Читать полностью
  • brunhilda
    brunhilda
    Оценка:
    15

    Флэнагана я до этого времени не читала, и скорее всего, больше читать не буду.

    Это ж надо умудриться написать настолько нудную книгу. Нудную и мутную, как вода в той самой речке, где погиб главный герой. Имечко еще такое, что просто язык сломаешь. Вся книга представлет собой жизнеописание этого самого героя. Имя которого я так и не смогла запомнить, да если честно, я и не пыталась.

    Кто-то назвал это книгой-выживанием, а я бы назвала книгой-болотом. Настолько она тягучая и странная. Читая эту книгу словно попадаешь в трясину, и хорошо, если ты сможешь пробраться через нее и все таки дочитать книгу до конца. А если нет, так и останешься тонуть вместе с главным героем, а за одно и Титаником, Британиком и Олимпиком вместе взятыми.

    Мне было неинтересно и скучно, но делать нечего и книгу пришлось читать. В который раз убеждаюсь, что тема морских (и не только) путешествий это не мое. Совсем не мое. И мучать себя этим в дальнейшем я не хочу.

    Читать полностью
  • RobynChintz
    RobynChintz
    Оценка:
    6

    Здесь у нас большая история одного героя и эта история очень трудно читается. Автор нетороплив. Здесь много событий, множество тем, которые поднимаются до сих пор обществом.
    Но книга оставила меня без сил. За достаточно долгое время 378 страниц читались с огромным трудом. Мне было интересно, но читать порой приходилось с большой неохотой.
    Произведение красиво написано, его описания реки мне очень понравились. Но этого мало, чтобы действительно полюбить это произведение.
    Я действительно не знаю, советовать ли кому нибудь эту книгу. Она получилась для меня неоднозначной. Я купила его другую книгу и надеюсь, что следующая придется по душе.

  • Romansero_55
    Romansero_55
    Оценка:
    3

    Есть такой знаменитый российский писатель Михаил Шишкин. Несколько лет назад он написал роман «Письмовник», который тоже стал знаменитым. И не только у нас, в России, но и за её пределами. Во всяком случае, я читала хвалебные рецензии французских и швейцарских критиков. И мои друзья в один голос хвалили и рекомендовали. Я стала читать – и через 50 страниц вдруг поняла, что МНЕ ЭТО АБСОЮТНО НЕ ИНТЕРЕСНО!!! То есть вот НИСКОЛЕЧКИ! И хвалёный язык раздражал гладкостью и обтекаемостью: как будто несёт тебя ровным таким потоком, а тебе не за что зацепиться, потому как ПУСТО ЖЕ! Немножко поанализировав, поняла: я взяла Шишкина в неудачное время – после прочтения «Антихриста» Мережковского. После Мережковского надо было взять паузу, почитать Донцову или Степанову, на крайний случай, Агату Кристи. Чтобы перебить впечатление, а для этого нужен текст без претензий. А Шишкин с претензиями. Вот и попал Михаил Павлович у меня в опалу, вполне возможно, что и незаслуженную. К чему я об этой давней истории? Дело в том, что всеми читаемый и почитаемый американский писатель Джонатан Франзен с его долгожданным романом «Безгрешность» вызвал у меня такое же недоумённое впечатление, как и наш российский Шишкин. Правда, продержалась я не 50 страниц, как с Шишкиным, а целых 350, но итог был тот же: я вдруг понял, что мне это НАСТОЛЬКО НЕИНТЕРЕСНО, что нечего делать умный вид. Просмотрев каждую пятидесятую страницу, я вынесла свой приговор: ну, и Бог с ним, с Франзеном. Тем более что я поняла, почему это произошло: я только что закончила читать прекрасную книгу австралийского писателя Ричарда Флэнагана «Смерть речного лоцмана» (1994).

    Я уже писала о романе Флэнагана «Узкая дорога на дальний север», за который он получил Букеровскую премию. Это была первая книга этого писателя, которую я прочла. Прочитав вторую, я поняла: это Большая Литература и Большой Писатель, со своим почерком, своей темой, своей мелодией. И неважно, что формально книги рассказывают о совсем разных событиях. «Узкая дорога» - в основном – об австралийских военнопленных в японском плену, «Смерть речного лоцмана» - о печальной судьбе жителя Тасмании, тонущем в бурном речном потоке. Но почерк Флэнагана не спутаешь ни с каким другим, он узнаваем, как узнаваем любой писатель со своим, только ему присущим голосом.

    Как и «Узкая дорога», «Смерть речного лоцмана» начинается с конца – тонет главный герой. И, как и положено, в последние мгновения перед ним проходит вся его не такая уж долгая жизнь – те 36 лет, в которых грустного было гораздо больше, чем весёлого, а удач и вовсе кот наплакал. Действие протекает в фирменном стиле Флэнагана, это не линейное течение сюжета, а перескакивание из одного времени в другое, причём не только в период жизни главного героя – Аляжа Кессини, но и в далёкое далёко, аж в начало XIX века. Тонет человек, а перед глазами у него не только своя жизнь предстаёт, но и жизнь всей семьи, родословная вплоть до того самого первого колена, когда начинается не только семейная история, но история и той страны, которую мы знаем как Австралию.

    Что мы знаем об Австралии? Ну да, кенгуру и коалы, Большой барьерный риф и акулы, пляжи и эвкалиптовые рощи, пожары и знаменитый оперный театр в Сиднее. Ах да, и Крокодил Данди. Вот, собственно, и всё, если честно. Не проходим мы историю этого на самом деле сурового континента, а о таком месте, как остров Тасмания, и вовсе слышали краем уха. А если вы захотите ПОЧУВСТВОВАТЬ Австралию, расслышать её голос в общем хоре мировой истории, то лучшего автора художественных произведений, чем Ричард Флэнаган, вам не найти. Сколько крови, сколько горя, мук и разочарований, исковерканных судеб и сметённых с лица земли народов! Не меньше, чем на любом другом континенте, кроме Антарктиды, разумеется. А вы говорите: кенгуру. Там этих кенгуру ели, в основном, из них получаются, оказывается, замечательные котлеты. Но это так, к слову.

    Тональность романа не менее интересна, чем авторский слог. Несмотря на всю горечь, кровь и грязь, на весьма характерный для Флэнагана натурализм, книга читается как Песнь, Сказание о суровой тасманийской земле, где селились сначала одни каторжники и их охрана («остров ужаса на краю света»), где на голых скалистых берегах царили законы джунглей и не было, казалось бы, места для любви и счастья. Да, радостей было мало, тем ценней они были. Ведь вокруг такая природа! Такие леса, реки, птицы, звери! И пробивается окружающая красота сквозь то страшное, что творили (и продолжают творить) люди со своей жизнью.

    И вот в наше время тонет человек, проносятся перед ним видения и задаётся он вопросом: «Есть ли противоядие от укуса прошлого?»
    И нужно ли оно? «Мой разум никогда не был чистой доской, на которой мне, с моим одиночным опытом, предстояло написать собственную историю, при том, что я не ведал, что она – часть множества других историй. Может, потому эти видения предназначены не только для меня, но и для всего мира, идущего туда, где я нахожусь. И ещё дальше: туда, куда идём все мы». Так поздно понять свою связь с этой землёй, которую считал то ли проклятием своей жизни, то ли наказанием за грехи свои. Понять, чтобы унести это понимание с собой.

    Грустная и одновременно возвышенная, поэтическая история, рассказанная талантливым писателем, любящим свой красивый и одновременно суровый край! Я почти плакала, когда дочитывала роман – не от «чувств» или жалости к герою, а от того состояния красоты, в которое меня погрузил автор. Понятно, что Франзен с его «Безгрешностью» проиграл по всем статьям. Я поняла, что мне глубоко плевать на выдуманные страдания выдуманных людей, живущих в искусственном мире своих иллюзий. И на ту возню, которая выдаётся ими за нечто большое и вечное. Психиатрический случай межконтинентального масштаба – это не моё.

    И ещё одно. Центральное место для понимания истории Тасмании в романе – в той песне, которую в заштатном баре заштатного городка исполняет заштатная музыкальная группа. Песня называется «Уйдёшь – и больше никогда не будешь ты свободным». Эти несколько страниц, по сути, являются книгой в книге, они имеют собственную ценность и несут особую смысловую нагрузку. Если не прочувствовать этот эпизод, то книга не дастся, что и случилось со многими, кто роман отверг. Что же, каждому своё: кому Флэнаган, а кому Франзен.

    Читать полностью