Читать книгу «Чародейская Академия. Книга 4. Не всё во власти чародеев» онлайн полностью📖 — Ренарда Фиерци — MyBook.

Глава 2

Лучи полуденного Солнца с трудом пробивались сквозь тяжёлую ткань гардин, создавая внутри атмосферу приятного полумрака. Ещё не проснувшись окончательно, Эрик наслаждался тишиной и умиротворённостью, но, приоткрыв глаза, подскочил, сев на кровати.

И сразу вспомнил всё. Как, волшебством мгновенно перенесённые сюда, они, в нетерпении срывая друг с друга одежду, яростно занялись любовью. Термоядерный огонь страсти, долгое время дремавший внутри, наконец вырвался на свободу, заставляя раз за разом сплетать объятья в неистовом стремлении слить воедино тела и души, познать сущность партнёра и одновременно отдать себя целиком. И лишь когда пришло насыщение, а усталость взяла верх над обессилевшим организмом, они скользнули под шёлковое двуспальное одеяло и позволили Морфею воцариться над ними.

Внезапный порыв прохладного ветерка не только освежил разгорячённое тело, но и прояснил мозги, выдувая розовый туман. С пугающей отчётливостью Эрик осознал весь ужас своего поступка. Как он мог решиться на такое?! Переспать с преподавательницей. И пусть по взаимному согласию, сути дела не меняет. Ему уготована участь стать объектом насмешек для однокурсников. А если история дойдёт до ушей начальства (по закону Мэрфи дойдёт обязательно!), Лайту отстранят от работы, а его навечно занесут в чёрный список студентов, позорящих доброе имя своей alma mater. И худшее, что может случиться – в срочном порядке вернут дона Фердинанда-Энрике. Тогда заслужит ещё и ненависть со стороны тех, кто в результате по его милости завалит сессию. Бежать отсюда, пока она не проснулась! А там – как-нибудь всё само утрясётся. И зачем принял приглашение? Лайта явно брала на понт, а он повёлся, решив спьяну, что целый океан по колено. Тоже мне, Казанова из Сраль-Пердюйска выискался! Не по чину тебе такая пташка, а потому и наказание огребёшь по полной. Дабы впредь был умнее.

За всплеском панического страха пришло успокоение, маятник качнулся в обратную сторону. Может, всё и обойдётся, доказать-то никто ничего не сможет, а слухи – пустое, рано или поздно захиреют сами собой. Особенно если не станешь хвастать крутизной перед приятелями. Сделав так, наверняка её потеряешь, а, положа руку на сердце, спроси – разве того хочешь? Сегодняшняя ночь стоит всей прожитой жизни, и только полный идиот растопчет своё счастье ради сомнительной славы. Лайта – само совершенство, к тому же умна, заботлива, и достаточно деликатна, чтобы не замечать чужие промахи – неужели этого мало? И при всём том выбрала тебя, хотя запросто могла найти куда более представительного партнёра. Неужели влюбилась тоже? Как-то не верится в подобную сказку. Зато ты – уж самому себе признаться можешь? – был неравнодушен к ней с самого первого занятия! Именно она занимала твои помыслы, вытеснив оттуда конкуренток, и лишь невозможность подобной связи не давала чувствам развернуться во всю ширь. Но кто сказал, что в новогоднюю ночь не случается чудес?

И на мысли той жгучее желание пронзило внутренности; не в силах сопротивляться, он навалился на спящую, покрывая её поцелуями и изо всех сил прижимая к себе в неистовом стремлении вновь испытать неземное наслаждение единства противоположностей.

Когда всё закончилось, Лайта ласково пригладила его растрепавшиеся волосы:

– Какой страстный, однако. Хотя с виду тихоня. Но недаром говорят: внешность обманчива. А ты как считаешь?

Эрик не отвечал: последняя вспышка отняла у него силы, накопившиеся за ночь. Лишь уткнулся лицом в подушку, пытаясь отдышаться и прийти в себя.

– Устал, бедняжка. Ещё бы, потрудился на славу. Тогда отдыхай, а я пока сварю кофе на двоих.

Оставшись в одиночестве, он не спеша оглядел окружающую обстановку. Если не знать, что находишься в гостях у волшебницы, нипочём не догадаться: типичная спальня богатого дома, где ценят комфорт и эстетику. Персидский ковёр на всём пространстве пола, мягкая приглушённая расцветка обоев, на стенах с десяток картин, по большей части пейзажи, некоторые явно инопланетные. Тумбочка у изголовья и комод с противоположной стороны комнаты, как и кровать, на которой он имеет честь возлежать – всё из добротного дерева, с отделкой под старину. Косметические наборы, парфюмерия и средства ухода за телом соседствуют с сувенирами и забавными безделушками, предназначение которых с первого разу не угадать. Массивная медная лампа-подсвечник под потолком, дававшая света ровно столько, чтобы не потеряли друг друга в темноте, не отвлекаясь при том на постороннее. Однако куда подевались его шмотки? Пора бы и приодеться, а то неудобно как-то…

Свесившись с кровати, он принялся осматривать пол, и тут вошла обнажённая Лайта, державшая в руках маленький поднос с двумя наполненными до краёв чашками. От неожиданности и смущения Эрик спрятался обратно под одеяло.

– Надеюсь, не настолько страшно выгляжу при свете дня! – рассмеялась Великий Мастер, ставя поднос на тумбочку. – После сегодняшней ночи можешь не стесняться. Мне лично импонируют воззрения античности, когда считалось, что прекрасным в человеке должна быть не только душа. Стыдиться собственного тела людей приучила христианская мораль, и до сих пор, несмотря на снятые табу и давно отгремевшие сексуальные революции, мы ощущаем на себе дыхание времён, когда само понятие красоты объявлялось греховным, и многие добровольно подвергали себя истязаниям, лишь бы не поддаться соблазну. Какое счастье жить в намного более толерантную эпоху!

Чуть осмелев, Эрик присел на кровати и взял одну из чашек. Что правда, то правда: каких-нибудь пять столетий назад в «просвещённой» Европе её чарующую красоту вполне могли объявить дьявольским наваждением. А уж в сочетании с изучением волшебства… Тогда, чтобы не жариться на костре, пришлось бы делать ноги, и чем дальше, тем лучше, в места, недоступные юрисдикции Церкви. Или на вечное покаяние в монастырь – участь для мятущихся свободолюбивых натур немногим приятнее сгореть заживо.

Кофе оказалось очень крепким, и со специфическим привкусом. Однако скорее приятным, чем отталкивающим, и, сделав глоток, он не мог оторваться, пока не выпил всё. Тем более организм, пусть и не настойчиво, но требовал пополнения водяных ресурсов.

– Понравилось?

– Всё было просто замечательно, Великий Мастер.

– Давай договоримся сразу: когда вдвоём и никого постороннего поблизости нет, обращайся ко мне на «ты», без всяких титулов и прочего чинопочитания. Иначе так и останешься скованным, и нормально общаться у нас не получится. Расслабься и представь, будто общаешься с кем-нибудь из однокурсниц. Сразу пойдёт легче.

– Попробую.

– Ещё кофе хочешь?

– Не отказался бы.

Рядом с чашками на подносе появился кофейник.

– Некоторые вещи я всё же предпочитаю делать без магии – вкуснее и красивей получается. Да и поддерживать хорошую физическую форму стараюсь вполне традиционными способами вроде гантелей, обруча и утренних пробежек по побережью Полигона. Конечно, если стихийники не вздумают экспериментировать с утра пораньше. А сейчас давай покажу моё скромное жилище. Ночью не до того было, так хоть сейчас, – Лайта лукаво улыбнулась. – Погоди, принесу твою одежду, да и сама принаряжусь. Всё хорошо в меру, и нагишом шастать тоже.

К моменту, когда Эрик нацепил свой костюм, слегка помятый и лишившийся блеска фальшивой позолоты, Лайта успела облачиться в домашний халат, подчёркивающий её женственность и миловидность.

– Иди взглянуть на нечто весьма забавное! – позвала она из гостиной.

Вещицей, призванной поразить воображение нашего героя, оказалась облегающая тело накидка из прозрачного пластика.

– Чудо научно-магической мысли: даёт возможность левитировать без затрат энергии. Попросту говоря, летать. Кроме того, объект, помещённый внутрь, становится видимым лишь в отражённом свете Луны. В своё время, испытывая её, не упускала случая немного пошалить: в лунные ночи, зажав меж ног метлу, раскатывала в нём над городскими проспектами и оживлёнными магистралями, пугая припозднившихся прохожих. Правда, после того, как по моей вине столкнулись два грузовика, пришлось с забавой завязывать.

– И оно до сих пор действует?

– Хочешь опробовать лично? Как-нибудь в обозримом будущем, думаю, вполне возможно.

Эрик, призадумавшись, ничего не ответил.

– Что-то не в порядке? – забеспокоилась Лайта.

– Ничего страшного. Не обращай внимания, иногда на пустом месте впадаю в меланхолию.

– Ну-ка, погоди, сейчас поставлю точный диагноз. Ага, понятно: не даёт покоя мысль, не находился ли под действием очарования.

– Трудно скрыть что-либо от Мастера Духа. Действительно, думал об этом.

– Брось. Я не часто пользуюсь возможностью заглянуть в чужую душу – только когда любопытство заедает. Или грозит конкретная опасность. Ну и в качестве третейского судьи, если возникает необходимость применить Запрос Истины. После иных сеансов ощущение, будто в грязи извалялся, настолько мелочные и гадкие мысли в головах подчас бродят. А насчёт очарования – сам-то как считаешь?

– Не знаю. Честно говоря, ещё не разобрался в себе.

– И тем фактически ответил на вопрос. Околдованный вообще не мучился бы сомнениями, а во всём соглашался бы. Считаешь, наверное, раз Великий Мастер Духа, приворожить любого понравившегося – без проблем? Именно так… но результат вряд ли обрадует. Если человек к тебе совершенно равнодушен, или, хуже того, антипатично настроен, приворот заставит его полюбить, но будет любовь-зомби, без искренних чувств и эмоций, чисто механически. Лучше и не пытайся, чем потом и самому разочароваться, и другого человека заставить страдать. Хотя, повинюсь, – вновь заулыбалась она, – совсем без магии не обошлось. Но исключительно чтобы подбодрить, прибавить смелости. Иначе ты едва ли решился бы.

Возразить Эрику было нечем, и, чтобы не развивать дальше щекотливую тему влияния магии на душевные симпатии, заинтересовался картиной, висевшей над обитым кожей диваном. Опять пейзаж, тоже инопланетный, однако готов был биться об заклад, что когда они появились в гостиной, изображение было другим. Или показалось?

– Не ошибся, – ответила на невысказанный вопрос хозяйка апартаментов. – Перед тобой картина-калейдоскоп, подарок моих эльфийских друзей Истамиэнны и Амтэиланна. На неё всё в движении – растут деревья, появляются и исчезают птицы, животные, а иногда и двуногие. Кроме того, она – настоящий телепат: если, к примеру, мы сейчас начнём ругаться, трава и листья станут вянуть и желтеть, будто наступила осень. А если очень сильно поскандалим, то и вовсе зима, правда, без снега – будут стоять голые остовы посреди мёртвой земли. Или вдруг предадимся грусти и унынию – там закатится солнышко и наступит ночь. А когда с эмоциональной атмосферой всё в порядке, на ней летний день и всё расцветает. Очень сложное колдовство, соорудить такое – даже мне пришлось бы изрядно потрудиться. А эльфы создали его играючи.

Вслед за тем Эрика познакомили с рабочим кабинетом. Контраст с гостиной и особенно спальней потрясающий – если там всё дышало негой и аристократизмом XIX столетия, то здесь деловой практицизм века нынешнего. Офисный стол с компьютером, шкаф-купе для деловых бумаг, стойка с глянцевыми журналами и дисками, DAMF-проигрыватель с голопроектором, соединённым с музыкальным синтезатором, а вместо настенных картин – календари, постеры, бахрома из фольги и искусственной шерсти.

– Впечатляет? – она приобняла его за талию. – И не скажешь, будто здесь колдунья обитает, правда? Стараюсь идти в ногу со временем, насколько удаётся. Многие вещи пришлось осваивать самой, а я ведь даже в школе не училась. Вот так-то. Удивляет? Как-нибудь расскажу, почему так вышло. А сейчас спрошу о другом: обедать будешь?

Мыслями Эрик в тот момент витал совсем в другом месте, а потому ляпнул первое пришедшее на ум:

– Не знаю.

– Значит, будешь. Сейчас кликну дворецкого, пусть притащит что-нибудь вкусненькое.

– Мистера Фиртиха?!

– Не пугайся, так я называю голема – разносчика еды. Великим нет нужды таскаться в столовку, достаточно послать заказ – всё принесут на дом. Такая уж у нас привилегия. И я грешным делом пользуюсь ею время от времени.

Воспользовавшись паузой, Эрик подошёл к окну, критическим взором оглядев сверху лениво колышущиеся на ветру кроны деревьев.

– Мы в башне?

– Разумеется. Когда пригласили на преподавание, выбрала ту, где попросторнее. Великим магам обычно на это наплевать, но я ценю маленькие радости жизни. Именно здесь, кстати, располагались апартаменты графини фон Шмирг, владевшей Штарндалем во второй половине XIV века.

– И мебель с тех времён? – не удержался от соблазна вставить шпильку Эрик.

– Хм. Я, конечно, люблю антиквариат, но не до такой степени. На самом деле перенесла её сюда со своей фазенды. Немного хлопотно, зато ощущаешь себя как дома. Казённая обстановка слишком тосклива; куда приятнее, когда вокруг всё родное, привычное.

С лёгким хлопком посреди гостиной материализовался «официант», принёсший заказанное.

– Благодарю. Заноси на кухню! – скомандовала Лайта, и тот, разгрузив поднос, тихо испарился.

– Ну вот, теперь можно и перекусить!

Эрик, не испытывавший в тот момент особого стремления к наполнению желудка, покорно последовал за ней. Однако при виде красиво сервированного стола сразу почувствовал, что и вправду изрядно проголодался.

В отличие от аккуратно прибранной гостиной, здесь ощущался явный налёт рабочего беспорядка. Чувствовалось, что хозяйка проводит здесь немалое количество времени.

– Стряпня – одно из моих хобби, – перехватив взгляд нашего героя, пояснила Великий Мастер. – Если у нас всё сложится ОК, буду угощать тебя кушаньями собственного приготовления. Гарантирую – пальчики оближешь!

– Спасибо. Что касается меня, то очень надеюсь, так скажем, на не последний раз здесь. Но грызёт червь сомнения: дадут ли нам такую возможность? Люди, как известно, злословны, а подчас и злопамятны. И волшебники едва ли составляют исключение.

Лайта, отложив в сторону вилку, усмехнулась:

– Не переживай, дорогой, я ведь тоже не вчера родилась. Прекрасно понимаю, какой «общественный резонанс» вызовет подобное известие. Любовная связь между учителем и учеником, несмотря на либеральность нашей эпохи, и сейчас в лучшем случае не приветствуется, а в худшем – жёстко порицается и карается соответствующе. Как ты метко подметил, колдуны, особенно консервативно настроенная их часть, с превеликим удовольствием вынесут историю на товарищеский суд, хотя, – подмигнув Эрику и вновь принимаясь за трапезу, – сами далеко не ангелы. Правда, тут действует другой принцип – грешить втихую можешь, но принародно Гильдию не позорь! А поскольку для меня, как надеюсь, и для тебя, репутация – не пустой звук, кое-какие меры предосторожности предприняла заранее. Короче, никто из присутствовавших на новогоднем вечере не видел нас вместе, и куда исчезли, тоже никому не известно. Поэтому расслабься и жуй спокойно, пока еда не остыла.

И впрямь, как гора с плеч. Почувствовав облегчение, Эрик одним махом смёл с тарелок и первое, и второе.

– Мне сейчас кажется, будто сплю и вижу себя в раю. Так не хочется просыпаться…

– Увы. Всем нам приходится раз за разом возвращаться к суровой прозе жизни. И даже чародеям неподвластно внести коррективы в сей непреложный факт. Но, с другой стороны, подумай сам: если бы не было горести расставаний, то не стало бы и радости встреч. Люди попросту надоели бы друг другу. И перестали бы испытывать сильные эмоции при виде себе подобных. Вдохновляет такая перспектива?

– Не очень. Однако каким образом я вновь смогу появиться здесь? Нас, учеников, дальше второго этажа не пускают.

– Что-нибудь придумаем! – засмеялась Лайта.

И их беседа плавно перетекла в другое русло.

Вернувшись в гостиную, Лайта извлекла из комода небольшую коробочку, внутри которой оказался перстень с бледно-зелёным камнем.

– Вот. Примерь.

Ввиду изящных размеров ободка пришёлся он впору лишь на мизинец.

– А теперь аккуратно нажми на камень. Перстенёк исчез из виду? Чудесно. Теперь он станет нашим связным. Если захочешь встретиться со мной, сними его и надень вновь. А если я возымею желание тебя увидеть, пришлю телепатическое сообщение.

– Просто и гениально. Обещаю никому постороннему не показывать и вообще сохранить наши отношения в тайне. Слово чести!

Лайта в ответ лишь хмыкнула:

– Не спеши давать клятвы, которые могут лечь на твои плечи непосильным бременем. Просто реши, что для тебя важнее. Ну а сейчас – чем желаешь развлечься? Или устал гостевать, домой тянет?

– Вовсе нет, но… как бы кто из приятелей не хватился. Ещё панику поднимут…

– Понимаю. Пусть будет так.

На прощание они обменялись долгим многообещающим поцелуем, никто не спешил первым разомкнуть объятья. И почему прекрасными бывают лишь мгновенья, а времена невзгод и ожиданий могут длиться бесконечно?

...
9