4,7
150 читателей оценили
188 печ. страниц
2015 год
5

Рейчел Уэллс
Кот по имени Алфи

Rachel Wells

ALFIE The Doorstep Cat

Originally published in the English language by HarperCollins Publishers Ltd

Печатается с разрешения издательства HarperCollins Publishers Limited

Copyright © Rachel Wells, 2014

© Е. Колябина, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2015

* * *

Джинджеру, моему первому коту, который разрешал выгуливать себя на поводке и мирился с ролью плюшевой игрушки. Ты давно уже нас покинул, но я никогда тебя не забуду.


Глава 1

– Думаю, мы быстро все упакуем, – сказала Линда.

– Да ты оптимистка, как я погляжу, – откликнулся Джереми. – Только посмотри, сколько хлама скопила твоя мать за все годы, что жила здесь!

– Зачем ты так? – поджала губы Линда. – Она оставила нам несколько чудесных сервизов, к тому же никогда не угадаешь, сколько стоят старые вещи.

Я притворялся, что сплю, но уши мои ловили каждое слово, а хвост, вопреки стараниям, то и дело взволнованно дергался. Я лежал, свернувшись клубком, в любимом кресле Маргарет – точнее, в кресле, которое было ее любимым, – и наблюдал за тем, как ее дочь и зять обсуждают будущее этого дома – и мое. За последние дни случилось столько всего, что я окончательно растерялся. Я не понимал, что происходит, и знал только, что жизнь моя никогда не будет прежней.

– Я бы не слишком на это надеялся, – вздохнул Джереми. – В любом случае стоит вызвать уборщиков. И вывезти весь этот мусор на свалку. – Он обвел комнату выразительным взглядом, не обойдя вниманием и мое кресло.

Я посмотрел на него из-под полуприкрытых век. Высокий, седой и раздражительный Джереми никогда мне не нравился. Линда, напротив, всегда хорошо со мной обращалась.

– А я хотела бы оставить кое-что из маминых вещей. Мне ее не хватает, – дрогнувшим голосом произнесла она и вдруг расплакалась. Я был бы рад поплакать вместе с ней, но счел за лучшее сидеть тихо.

– Знаю, милая… – Джереми смягчился. – Но мы не можем торчать здесь вечно. Похороны закончились, пора подумать о том, чтобы выставить дом на продажу. Если мы разберемся с вещами, то сможем уехать уже через несколько дней.

– У меня просто в голове не укладывается, что ее больше нет, – всхлипнула Линда. – Но ты, конечно, прав. А что будем делать с Алфи?

Я навострил уши. Наконец-то они заговорили обо мне!

– Думаю, его придется отвезти в приют.

От таких новостей шерсть у меня на загривке встала дыбом.

– В приют? Но мама так его любила… – В голосе Линды слышалось явное сомнение. – Мне кажется, это слишком жестоко.

Жестоко?! Это еще мягко сказано!

– Но мы не можем забрать его с собой, милая, у нас же две собаки. Боюсь, это плохо кончится.

Я был вне себя от возмущения. Не то что бы мне хотелось жить с Линдой и Джереми, но приют пугал меня куда больше.

Приют… От одного слова мурашки по коже! На редкость неподходящее название для места, которое мы, кошки, между собой именовали «камерой смертников». Может, паре котов и повезло попасть оттуда в новые семьи, но кто знает, что случилось с ними потом? Где гарантия, что хозяева хорошо с ними обращались? Все мои знакомые коты сходились во мнении, что от приюта добра не жди. И мы прекрасно понимали, что тем, кого не заберут в новую семью, грозит смерть.

Конечно, я считал себя достаточно привлекательным и не лишенным обаяния котом, но рисковать не хотелось.

– Ты прав, собаки его живьем съедят, – пробормотала Линда. – К тому же в приютах в наши дни не так-то плохо. Да и вряд ли Алфи там задержится. – Она замолчала, словно сама не до конца верила в то, что говорит. – Нет, других вариантов я не вижу. Утром позвоню в приют и в компанию по уборке. А потом можно будет связаться с агентом по недвижимости. – Из голоса Линды ушли последние нотки сомнения, и я понял, что судьба моя предрешена.

Если, конечно, я не возьму ее в свои лапы.

– Так-то лучше, – ободряюще улыбнулся Джереми. – Я понимаю, что тебе тяжело, но, Линда, будем откровенны: учитывая возраст твоей матери, случившегося стоило ожидать.

– От этого, знаешь ли, не легче.

Я прикрыл уши лапами. От услышанного голова шла кругом. Две недели назад я потерял свою хозяйку – единственного человека, которого знал. Моя жизнь перевернулась, сердце разбилось, а теперь я, судя по всему, еще и стал бездомным. И что прикажете в такой ситуации делать коту?

Я всегда был до крайности домашним. Я не сбегал по ночам на улицу, меня не тянуло охотиться и гулять по крышам с другими котами. Зачем, если есть мягкие хозяйкины колени, миска с едой и теплое место для сна? Еще недавно у меня была семья. Но теперь я ее лишился и впервые остался совсем один.

Сколько себя помню, я всегда жил с хозяйкой Маргарет в этом маленьком доме. Еще с нами жила Агнес – пожилая кошка, которая была мне как старшая сестра или, скорее, тетушка. Когда год назад Агнес отправилась в кошачий рай, я ужасно страдал и не думал, что смогу оправиться. Но Маргарет была рядом; мы оба обожали Агнес, оба тосковали по ней всей душой и после ее смерти разделили горе на двоих.

И вот недавно я узнал, какой невероятно жестокой может быть жизнь. Две недели назад Маргарет не встала утром с кровати. Я понятия не имел, в чем дело, поэтому поступил, как все коты: лег рядом с хозяйкой и принялся громко мяукать. К счастью, в тот день к Маргарет должна была прийти медсестра (она навещала ее раз в неделю). Услышав звонок, я скрепя сердце оставил хозяйку и выскользнул на улицу сквозь кошачью дверцу.

– Господи, что случилось? – встревоженно пробормотала медсестра, услышав мои истошные вопли. Когда она снова нажала на звонок, я аккуратно потрогал ее лапой, пытаясь привлечь внимание. Открыв дверь запасным ключом, медсестра вошла в дом и обнаружила безжизненное тело Маргарет. Пока она звонила кому-то по телефону, я неотступно сидел возле хозяйки, уже понимая, что она покинула меня навсегда. Потом какие-то люди пришли забрать Маргарет, и я снова начал громко мяукать. После их ухода я остался дома совсем один – и наконец понял, что моя жизнь уже не будет прежней. В тот вечер я мяукал, пока не охрип.

Джереми и Линда продолжали разговаривать, но я тихо спрыгнул с кресла и шмыгнул на улицу. Я побродил вокруг в надежде встретить знакомых, чтобы спросить у них совета, но время близилось к обеду, и все они сидели по домам. Тогда я направился к Мэвис, доброй и мудрой кошке, которая жила по соседству. Сев возле двери ее дома, я громко мяукнул. Из всех окрестных кошек она первая узнала, что Маргарет умерла – увидела, как выносят тело, и пришла меня поддержать. Мэвис была похожа на Агнес; в тот вечер она позволила мне плакать, пока не закончились слезы. И делилась со мной едой и молоком до приезда Линды и Джереми.

Услышав мое мяуканье, Мэвис высунулась из кошачьей дверцы, и я объяснил, что случилось.

– Значит, к себе они тебя не возьмут? – спросила она, глядя на меня грустными глазами.

– Нет. У них две собаки, а мне не очень-то хочется жить в одном доме с собаками.

Мы с Мэвис единодушно вздрогнули при мысли об этом.

– А кому бы хотелось? – сказала она.

– Вот только теперь я не знаю, что делать, – пожаловался я, изо всех сил стараясь не расплакаться. Мэвис села рядом. До недавнего времени мы не были особенно близки, но в трудную минуту она позаботилась обо мне, и я был благодарен ей за дружбу.

– Алфи, не позволяй им сдать тебя в приют, – твердо сказала она. – Я бы сама о тебе позаботилась, но не могу. Я уже немолода, и сил у меня осталось мало, а моя хозяйка – почти ровесница Маргарет. Придется тебе самому искать новую семью. – Она потерлась носом о мою шею.

– Но как это сделать? – спросил я. Никогда еще я не чувствовал себя таким испуганным и растерянным.

– Хотела бы я знать ответ, – вздохнула Мэвис. – Помни, чему научила тебя жизнь за последние дни, и будь сильным, Алфи.

Мы потерлись носами, и я понял, что пора идти. Я в последний раз скользнул в знакомую кошачью дверцу и обошел дом, который еще недавно был таким родным. Я старался подметить каждую черточку, чтобы забрать воспоминания в дорогу – я надеялся, что в трудные минуты они придадут мне сил. Я смотрел на безделушки и сувениры, которые Маргарет ласково называла «сокровищами»; смотрел на висевшие на стенах картины, словно видел их в первый раз; смотрел на ковер, потрепанный в тех местах, где я точил о него когти в бытность свою несмышленым котенком. Это был мой дом, а я был его котом. Теперь же я понятия не имел, кто я и чей.

Горе лишило меня аппетита, но я заставил себя поесть (в конце концов, я понятия не имел, когда пообедаю в следующий раз), после чего окинул прощальным взглядом жилище, где мне было так уютно и тепло. Я вспомнил, чему научил меня этот дом, какая любовь грела меня в его стенах, какие горести он встретил вместе со мной. Я появился здесь крохотным котенком; поначалу Агнес не желала признавать незваного гостя полноправным жильцом. Но я сумел завоевать ее сердце, а для Маргарет мы всегда были самыми дорогими кошками на свете. Я подумал, как мне повезло четыре года назад, когда хозяйка выбрала меня. Но теперь моя удача, очевидно, подошла к концу. Уже тоскуя по единственной жизни, которую знал, я смотрел в будущее с нескрываемым ужасом. И готовился к прыжку в неизвестность.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
216 000 книг 
и 34 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно
5