aprilsale

Отныне и вовек (сборник)

Отныне и вовек (сборник)
Книга доступна в стандартной подписке
97 уже добавило
Оценка читателей
3.92

В книгу вошли две повести великого Рэя Брэдбери, работа над которыми велась более полувека. Повесть «Где-то играет оркестр», написанная о журналисте, попавшем в идиллический городок, где никто не стареет и не умирает, изначально задумывалась как сценарий для романтической мелодрамы с Кэтрин Хепберн в главной роли, а «Левиафан-99» – как радиопьеса, своего рода космический римейк «Моби Дика».

Лучшие рецензии
Montag
Montag
Оценка:
37

У каждого в душе живет поэт и убийца, только это принято скрывать.
Рэй Брэдбери

После каждой книги Брэдбери хочется просто жить, верить в случайности и носить разные по цвету ботинки, будучи уверенной, что в один прекрасный день, выйдя на улицу, твоя траектория пересечётся с траекторией такого же чудака. И мир станет теплее. Эх, что-то меня заносит. Хотя почему? Не заносит. Просто Брэдбери будит во мне то светлое, что уже давным-давно пылится на замызганном чердаке, всё то, что овеяно мечтами.

Первая повесть называется "Где-то играет оркестр". Это волшебная история о журналисте, приехавшем в загадочный городок, в котором живут люди, не подвластные возрасту и нашедшие своё предназначение в служении мудрости.
Вторая - "Левиафан-99". Повествование, пропитанное болью и жалостью к тем, кто стремится к разрушению, кто в погоне за могуществом и в желании отомстить слепнет, теряя всё, кроме конечной цели.

Обе повести написаны тем самым слогом, который оставляет светлую недосказанность или печальную задумчивость, а ещё, конечно же, вселяет уверенность в том, что ты, читатель, - поэт (а иначе для кого пишет свои "стихотворения в прозе" и "прозу в стихах" Брэдбери?) и убийца, да, убийца (ведь мы, как и герои Брэдбери, порой убиваем в себе то, что следует лелеять и поливать ключевой водой). Но у героев РБ в конечном счёте поэт всегда берёт верх. Он кудряв, задумчив и печален. Он несёт веру и любовь.

Читать полностью
Lihodey
Lihodey
Оценка:
24

Эту повесть Рэя Брэдбери трудно назвать оригинальной и можно было бы с успехом отнести как к сборнику "Марсианские хроники", так и считать побочной веткой "Вина из одуванчиков". Одной из характерных черт творчества американского классика является его инфантильная ностальгия по детству, которая, в той или иной мере, присутствует практически во всех его значимых произведениях, но достигает апогея в "Вине из одуванчиков". Не стала исключением и повесть "Где-то играет оркестр".

Главный герой, журналист, оказывается в командировке в небольшом городке, затерянном среди пустынь Аризоны. Местные жители странным образом благоволят к нему - встречающий на перроне мужчина сразу становится ему другом, а самая красивая женщина города готова немедленно ему отдаться с пылкостью изголодавшейся нимфоманки. Всё в городе грезится журналисту счастливым детством, все ему улыбаются и приветливо машут руками. Несомненно, что присутствует какой-то подвох, и главный герой берется за расследование тайны города, которая охотно выплывает ему навстречу. Ни детектива, ни мистики, собственно, не наблюдается, а просто все тайное становится явным.

Как и всегда, Рэй Брэдбери не особенно развивает сюжетную линию, которая служит, по большей части, фоном для рефлексий и философствований, в данном случае на тему смерти и бессмертия. То ли подача идей какая-то рыхлая и куцая, то ли сами идеи такие тривиальные, но только особой глубины у этого произведения уловить не удалось. Зато в избытке, так свойственной Брэдбери, патоки воспоминаний о счастливом детстве. Любителям постоянного ощущения комфорта посвящается...

Читать полностью
Soerca
Soerca
Оценка:
23

Крайне сложно оценивать сборники. И у Брэдбери это сложнее вдвойне. Но тем не менее, возможно.
Отныне и вовек - замечательная добрая повесть. Сказка, иллюзия. Она околдовывает и дарит отдых и тепло, покой и уют. Великолепная повесть и я от нее в безумном восторге. Горд писателей, город книг. Место куда уходит все потерянное...
А во Левиафан-99 подкачал. Но мне кажется дело тут прежде всего в назначении произведения. Ведь как признается сам автор - он написал эту повесть специально для радиоспектакля, более того для конкретного исполнителя. Быть может, если бы мы все знакомились с Левиафаном, именно так как задумано он стал бы лучше.